Каталог книг

Сотня. Восстание

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Со дня приземления новых челноков, на которых прибыла свежая партия колонистов, присоединившаяся к изначальной сотне, прошел месяц. Бывшие малолетние преступники стали вожаками, завоевав авторитет среди своих собратьев. Казалось бы, самое время успокоиться и отдохнуть, но угроза приходит откуда не ждали: секта фанатиков пытается усилить свои позиции и "исцелить" разоренную войнами планету… уничтожив всех, кто ее населяет. Когда сразу несколько ее друзей попадает в плен, Кларк отправляется к ним на выручку в полной уверенности, что ей удастся достигнуть взаимопонимания с противниками. Беллами придерживается иной тактики: никто и ничто не помешает ему спасти тех, кто ему дорог. А что же происходит с теми, кто оказался захвачен? Гласс подпадает под обаяние сектантов, и Уэллсу приходится взять на себя роль лидера. В ожидании спасения юные пленники сталкиваются с участью, куда более страшной, чем они могли себе представить. Если сотня колонистов по-прежнему хочет сделать эту опасную планету своим домом, им придется позабыть о междоусобицах, сплотиться для решающей битвы и защитить самих себя и свой мир.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Морган К. Сотня. Восстание Морган К. Сотня. Восстание 277 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Морган К. Восстание. Сотня Морган К. Восстание. Сотня 298 р. bookvoed.ru В магазин >>
Перекидной Календарь А2 Printio Сотня / the 100 Перекидной Календарь А2 Printio Сотня / the 100 1900 р. printio.ru В магазин >>
Перекидной Календарь А2 Printio Сотня / the 100 Перекидной Календарь А2 Printio Сотня / the 100 1900 р. printio.ru В магазин >>
Футболка Print Bar Волчья Сотня Футболка Print Bar Волчья Сотня 1390 р. printbar.ru В магазин >>
Майка борцовка Print Bar Волчья Сотня Майка борцовка Print Bar Волчья Сотня 1390 р. printbar.ru В магазин >>
Футболка с полной запечаткой для мальчиков Printio Сотня / the 100 Футболка с полной запечаткой для мальчиков Printio Сотня / the 100 1600 р. printio.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Сотня. Восстание

Восстание. Сотня

  • Название:Восстание. Сотня
  • Автор: Кэсс Морган
  • Жанр:Научная фантастика
  • Серия:Сотня
  • ISBN: 978-5-17-099102-0
  • Страниц:45
  • Перевод:Ирина Нечаева
  • Издательство:АСТ
  • Год:2017
  • Электронная книга

    Кларк поежилась, когда порыв ветра пронесся по полянке, шурша в красно-золотых листьях, которые еще цеплялись за деревья.

    – Кларк! – тихо позвал кто-то. С момента прибытия на Землю она множество раз представляла себе этот голос. Она слышала его в звоне ручья. Слышала в шелесте ветвей. А чаще всего слышала в шуме ветра. Но теперь ей не нужно было убеждать себя, что это невозможно. В груди разлилось тепло. Кларк обернулась и увидела маму, которая шла к ней с корзиной яблок из земного сада.

    – Ты их пробовала? Они невероятны! – Мари Гриффин поставила корзину на один из длинных деревянных столов, взяла яблоко и кинула его Кларк. – Несмотря на три сотни лет генной инженерии, мы в Колонии никогда не могли вырастить ничего подобного.

    Кларк улыбнулась и откусила кусочек, оглядывая шумный суетящийся лагерь. Колонисты и земляне радостно го.

    Источник:

    lovereads.me

  • Сотня. Восстание

    Сотня. Восстание

    Состояние:

  • Новый товар

    1 Товар товаров

    Внимание: ограниченное количество товара в наличии!

    Доступно с даты:

    Отправить другу

    Со дня приземления новых челноков, на которых прибыла свежая партия колонистов, присоединившаяся к изначальной сотне, прошел месяц. Бывшие малолетние

    Имя вашего друга * :

    Адрес электронной почты Вашего друга * :

    Со дня приземления новых челноков, на которых прибыла свежая партия колонистов, присоединившаяся к изначальной сотне, прошел месяц. Бывшие малолетние преступники стали вожаками, завоевав авторитет среди своих собратьев. Казалось бы, самое время успокоиться и отдохнуть, но угроза приходит откуда не ждали: секта фанатиков пытается усилить свои позиции и "исцелить" разоренную войнами планету… уничтожив всех, кто ее населяет. .Когда сразу несколько ее друзей попадает в плен, Кларк отправляется к ним на выручку в полной уверенности, что ей удастся достигнуть взаимопонимания с противниками. Беллами придерживается иной тактики: никто и ничто не помешает ему спасти тех, кто ему дорог. А что же происходит с теми, кто оказался захвачен? Гласс подпадает под обаяние сектантов, и Уэллсу приходится взять на себя роль лидера. В ожидании спасения юные пленники сталкиваются с участью, куда более страшной, чем они могли себе представить. .Если сотня колонистов по-прежнему хочет сделать эту опасную планету своим домом, им придется позабыть о междоусобицах, сплотиться для решающей битвы и защитить самих себя и свой мир.

    Источник:

    www9.vigodapro.ru

  • Сотня. Восстание

    Сотня. Восстание

    в закладки Посмотреть

    наличие в магазинах

    Отзыв о книге Сотня. Восстание

    В наших магазинах

    Будьте в курсе наших акций:

    2011—2018, ООО «Новый Книжный Центр». Перепечатка материалов сайта возможна только с указанием активной ссылки на сайт «Читай–город».

    Источник:

    www.chitai-gorod.ru

    Кэсс Морган, Сотня

    Обсуждения "Кэсс Морган, "Сотня. Восстание", Книга 4. Полный текст на русском языке". 44 сообщения

    "Кларк" - тихонько позвал кто-то. Это был голос, который по прибытию на Землю Кларк представляла себе бессчетное количество раз. Она слышала его в бегущем ручье, в стоне деревьев, в шепоте ветра. Но теперь Кларк не нужно было уверять себя, что это невозможно. Теплота заполнила её грудь, и девушка обернулась, чтобы увидеть мать, которая шла к ней с корзиной яблок из фруктового сада наземников.

    - Ты пробовала? Они потрясающие! - Мэри Гриффин положила корзину на один из длинных деревянных столов и протянула дочери яблоко. - Триста лет генной инженерии, и мы в Колонии даже близко не подошли к тому, чтобы вырастить что-то подобное.

    Кларк была одной из членов сотни тинейджеров, первыми посланных на Землю, чтобы проверить, могут ли люди выжить на зараженной радиацией планете.

    Но челнок с подростками потерпел крушение при посадке, связь с Колонией была потеряна. И пока Сотня пыталась выжить на Земле, оставшиеся жители Колонии узнали, что система жизнеообеспечения на корабле сломалась, и у них осталось мало времени. После истощения кислородного запаса и нарастания паники колонисты нашли челноки, которые, к сожалению, смогли вместить только часть населения корабля.

    Кларк и другие ребята из Сотни были ошеломлены, когда несколько челноков приземлились на Землю.

    Меньшим сюрпризом стало то, что вице-канцлер Родос начал жестокую кампанию с целью отобрать власть у ребят Сотни, ставших неформальными лидерами колонистов на Земле. Помимо других потерь, эта борьба закончилась смертью Саши Уолгров, девушки Уэллса и дочери мирного лидера наземников Макса, что усилило напряжение между сторонами.

    Но, в конечном счете, все объединились перед лицом опасного врага - жестокой группы наземников, которая хотела уничтожить новых поселенцев.

    И вот теперь казалось, что люди прилагают все усилия, чтобы жить и работать вместе. Родос ушел в отставку с поста вице-канцлера и помог сформировать новый Совет, состоящий из наземников и колонистов.

    Сегодня должен был состояться не только первый совместный праздник разных групп: сегодня новый Совет должен был в первый раз выступить перед объединенным народом. Парень Кларк Беллами был одним из членов нового Совета, и его даже попросили произнести речь.

    - Ты сделала более чем достаточно. Просто попробуй отдохнуть. - Кларк посмотрела на теплую улыбку матери.

    Двое врачей с самого начала зарекомендовали себя, как необходимые члены лагеря, помогая восстанавливать быт и поселения после нападения жестокой группы наземников, работая с доктором Лахири, излечивая раненных, и, совместно с Кларк, Уэллсом и Беллами укрепляя связи между колонистами и их мирными наземными соседями.

    - Джейкоб говорит, что дождь будет лить достаточно долго, чтобы нам посчастливилось увидеть яркую луну. - Дэвид Гриффин положил кукурузу на стол и задумчиво почесал свою новую густую бороду, пристально всматриваясь в небо, словно он уже мог видеть на нем ночное светило. - Вероятно, горизонт будет багровым. Джейкоб называет это явление «Луной охотника», но, по-моему, это больше похоже на то, что наши предки называли «Урожайной луной»*.

    Пока он говорил, взгляд Кларк упал на деревья, среди которых показалась знакомая высокая фигура парня, выходящего из лесу с луком на плече.

    - Знаешь, мне больше нравится, как звучит «Луна охотника», - рассеянно сказала девушка, расплываясь в улыбке.

    - Это индейка? - спросил отец Кларк, едва не опрокинув стол, пытаясь в спешке получше рассмотреть добычу юноши.

    - Мы видели их в лесу, - добавила её мать, появившись возле девушки. Она прикрыла глаза рукой, защищая их от солнца, разглядывая приближающегося молодого человека. - К северо-западу отсюда, прошлой зимой. Я думала, что это павлины с их голубыми перьями. Так или иначе, они были слишком быстрые, чтобы мы могли их поймать.

    - Беллами может поймать кого угодно, - сказала Кларк и залилась румянцем, после того как Мэри с понимающим видом подняла бровь.

    Сны, в которых он видел расстрельные отряды, в которых ему завязывали глаза, а он слышал крики Кларк и Октавии, сводили Беллами с ума.

    В одну из таких ночей родители Кларк приготовили отвар из трав, чтобы помочь парню уснуть, пока Кларк держала его за руку. Никто из них не сделал дочери ни единого замечания.

    Улыбка Дэвида Гриффина померкла, когда Беллами приблизился к столу. Мужчина потянулся к птице, и Беллами скинул ее в руки отца Кларк, даже не поблагодарив.

    Прежде чем она смогла ответить, Беллами схватил девушку за локоть и повел мимо кострища к краю недавно построенных кольцом домиков. Она запнулась о выступающий корень дерева и едва удержала равновесие, чтобы не упасть.

    - Беллами, остановись. - Кларк освободила руку.

    Стеклянное выражение в его глазах тут же исчезло.

    - Извини. Ты в порядке? - спросил он; теперь его голос звучал привычно.

    - Да, прекрасно. Что происходит?

    Безумный взгляд вернулся, когда Беллами стал осматривать лагерь.

    - Она возвращается с другими детьми.

    Октавия повела младших детей играть у ручья, чтобы держать их подальше от приготовлений. Кларк указала на малышей, идущих через поляну к столам, держась за руки. Темноволосая Октавия возглавляла маленький отряд. - Видишь?

    Беллами увидел сестру и немного расслабился, но потом его глаза встретили взгляд девушки, и его лицо снова потемнело:

    - Я заметил кое-что странное, пока охотился.

    Он переступил с ноги на ногу, капля пота скатилась с его темных, взлохмаченных волос.

    - Приблизительно неделю назад я видел ворох листьев на звериной тропе, по дороге к Маунт Везер. Он выглядел. неестественно.

    - Неестественно, - повторила Кларк, прилагая все усилия, чтобы оставаться спокойной. - Ворох листьев, в лесу, осенью.

    - Огромный ворох листьев, в четыре раза больше чем все другие вокруг. Достаточно большой, чтобы в нем можно было спрятаться. - Беллами начал шагать, разговаривая больше с собой, чем с Кларк. - Я не остановился, чтобы проверить его. Хотя должен был. Почему я не остановился?

    - Хорошо. - медленно проговорила Кларк. - Давай вернемся и проверим его сейчас.

    - Он исчез, - Беллами запустил пятерню в непослушные волосы. - Я не обратил внимание. А сегодня он исчез. Как будто кто-то использовал кучу листьев для чего-то, но теперь она ему больше не нужна.

    Она знала, что происходит. После того, как челнок приземлился, вице-канцлер Родос пытался казнить Беллами за преступления, которые он якобы совершил на корабле. Всего два месяца назад молодого человека заставили попрощаться с людьми, которых он любил, перед тем как надели повязку на глаза и поставили на казнь перед расстрельным отрядом. Он смотрел смерти прямо в лицо, думая, что ему придется оставить Октавию и разрушить жизнь Кларк. Но неизбежная казнь юноши была остановлена внезапным жестоким нападением наземников. И хотя Родос простил Беллами, те события не прошли для него даром. Последовавшие приступы паранойи были неудивительны, но состояние Беллами вместо того, чтобы улучшиться, становилось хуже.

    - Мы говорили об этом, - отрезала Кларк, обняв молодого человека за торс. - Следы колес могли быть оставлены фургонами Макса, из деревни. А голоса.

    - Я их слышал. - Беллами начал отстраняться, но Кларк не позволила.

    - Я знаю, что ты слышал, - сказала девушка, усиливая хватку.

    - Я не хочу устраивать сцену. - Беллами сглотнул. Слова вновь остались невысказанными. - Но говорю тебе, что-то не так. Я чувствовал это раньше и чувствую это сейчас. Мы должны всех предупредить.

    Кларк посмотрела через его плечо на людей, слоняющихся по лагерю: Лила и Грэхем прошли мимо с ведрами воды, дразня младшего мальчика, таскающего груз; дети наземников смеялись, бегая из деревни с продуктами для стола; охранники переговаривались при смене караула.

    - Нужно предупредить их до празднования этого. - он пренебрежительно махнул рукой. - Как бы оно ни называлось.

    - "Праздник урожая", - сказала Кларк. - Ей нравилась идея принять участие в традиции, которая уходила корнями в столетия, до Катаклизма, когда атомная война почти уничтожила Землю и заставила первых колонистов отправиться в космос, чтобы спасти человеческую расу. - Макс сказал, что его отмечали здесь поколениями, и будет мило выделить время, чтобы.

    - Это именно то, чего ждут наземники-отщепенцы, - перебил Беллами, поднимая голос. - Если бы я хотел напасть на нас, то сделал бы это сегодня. Когда мы все вместе. Сидим, как утки.

    Кларк взяла Беллами за трясущиеся руки и посмотрела ему в глаза.

    - Я верю тебе, - сказала она. - Я верю, что ты видел то, что видел.

    Он кивнул, слушая девушку, хотя его дыхание все еще было тяжелым.

    - Но ты тоже должен мне верить. Здесь ты в безопасности. Мы в безопасности. Перемирие, заключенное в прошлом месяце, остается в силе. Макс сказал, что отщепенцы после поражения в битве двинулись к югу; с тех пор их никто не видел.

    - Я знаю, - ответил Беллами. - Но дело не только в куче листьев. Это чувство не покидает меня.

    - Тогда мы заменим это чувство на другое. - Кларк встала на цыпочки и поцеловала парня под подбородок, прокладывая цепочку нежных поцелуев вдоль его шеи.

    - Все не так просто, - сказал парень, хотя она ощутила, что он, наконец, начал расслабляться.

    Девушка отодвинулась от своего парня и улыбнулась.

    - Ну же, Белл, сегодня счастливый день. Это твое первое крупное событие как члена Совета. Подумай над своей речью. Наслаждайся едой, которую ты помог добыть.

    - Совет, - вздохнул он, закрывая глаза. - Точно. Я забыл об этой чертовой речи.

    - Ты выступишь отлично, - сказала Кларк, снова вытягиваясь, чтобы поцеловать его в щеку. - Ты хорош в импровизации.

    - Верно. - Беллами обхватил ее за талию, притягивая ближе и усмехаясь. - Я еще и в других делах тоже хорош.

    Она засмеялась, щелкнув парня по лбу:

    - Да, ты великолепен. А теперь помоги мне приготовить ужин до того, как ты встретишься с Советом. Отпраздновать наедине мы можем позже.

    - За что? - мягко спросила Кларк, пытаясь скрыть то, что ее сердце стучало барабанной дробью от растущего беспокойства. Возможно, она заговорила его сегодня. И вчера. И прошлой ночью. Но она не могла больше закрывать глаза на то, что Беллами становилось хуже.

    Но все, о чём он мог думать, - ещё. Ещё больше боли. Больше работы. Всего, что могло отвлечь от мрачных мыслей, заражавших его ум, словно гниль. Всего, что заставило бы его забыть.

    Женщина-наземница с ребенком в перевязи прошла мимо Уэллса и улыбнулась ему. Он вежливо кивнул в ответ, и тут же в его памяти ярким метеором вспыхнуло воспоминание: Саша, помахивающая колоском пшеницы над этим самым ребенком, играя с ним, пока мать во дворе хижины вешает белье на просушку. Черные волосы Саши раскачивались туда-сюда, зеленые глаза сверкали, когда она дразнила Уэллса за то, что маленьких детей он больше боится, чем сражения с Родосом и его войсками.

    Уэллс стиснул зубы и присел, чтобы поднять корзину. Боль, причиняемая ее тяжестью, стирала воспоминания. Затем он выпрямился и потащил груз по центральной деревенской тропе к краю леса, куда стекались все остальные с их собственным грузом.

    Рыжеволосый Пол, все еще в униформе охранника, хотя его дежурство уже закончилось, стоял на валуне, наблюдая за уроженцами Земли и колонистами, добровольно вызвавшимися перенести запасы в лагерь для сегодняшнего пиршества.

    - Ладно, ребята, я провел тщательное патрулирование леса и побережья, всё чисто. Но давайте, на всякий случай, все держать под контролем. - Он хлопнул и махнул рукой, указывая вниз, на уже проторенную лесную тропу. - Теперь живее, и держите ухо востро.

    Уэллс наблюдал, как некоторые из жителей деревни кидали на Пола смущенные взгляды. Пол был относительно новеньким, одним из колонистов, прибывших на челноке, который сбился с курса. Его группа пробилась к лагерю сразу после того, как их кровопролитная битва с жестокой фракцией наземников-отщепенцев закончилась перемирием.

    Уэллс смутно помнил Пола по Колонии. Приветливый и энергичный, он всегда производил на Уэллса впечатление, скорее, надежного, компетентного солдата, чем лидера, но в прошлом году ситуация явно изменилась. Что бы ни случилось с возглавляемой Полом группой выживших между аварийной посадкой и прибытием в лагерь, это сделало его их неофициальным капитаном, и он все еще считал себя ответственным.

    - Те из вас, кто несёт тяжелый груз, постарайтесь не напрягаться. Если вы получите травму, то станете легкой мишенью для врага.

    Уэллс закатил глаза. Опасных землян уже давно не было. Пол был просто расстроен тем, что пропустил всю драку, и теперь изо всех сил пытался это компенсировать. Уэллс же не терпел этого, не после того, как стал свидетелем реальной цены сражения.

    Пол слегка нахмурился.

    - Грэхем, что ты делаешь с этим ножом? Ты сегодня не охотишься.

    - Кто сказал? - заявил Грэхем, вытаскивая длинный нож из ножен и направляя его на Пола. На мгновение Уэллсу показалось, что нужно вмешаться. Хотя за последние несколько месяцев Грэхем стал несколько спокойнее, Уэллсу никогда не забыть яркий блеск в его глазах, когда он пытался убедить первоначальную Сотню убить Октавию за то, что она украла лекарства.

    Но прежде чем Уэллс успел что-то предпринять, Грэхем фыркнул, снова спрятал нож и побрел прочь, кивнув Эрику, который шел навстречу.

    Эрик подошел к Уэллсу.

    - Нужна помощь? - Он указал на тележку. - Ты же не хочешь перенапрячься и стать легкой мишенью для врага, - пошутил он.

    Уэллс заставил себя улыбнуться.

    - Кончено, спасибо. Я только захвачу еще дров и пойду прямо за тобой.

    Пока он рубил дрова, деревня опустела - все ушли, чтобы присоединиться к остальным, пировать и праздновать: урожай, новое начало, рост их сообщества, новообретенный мир.

    Уэллс выдохнул, его плечи резко опали. Он оглянулся на пустую долину, при этом ремни перевязи сквозь рубашку врезались ему в кожу. Это хорошо. Пусть он придет в лагерь немного позже, но принесет много дров для печей и костра. Он останется у костра и будет поддерживать огонь. Это будет его работой сегодня вечером - прекрасное оправдание, чтобы избежать пиршества, речей, сотен знакомых лиц. Все они думают о людях, с которыми хотели быть рядом сегодня вечером.

    Их близкие остались в Колонии. все они умерли из-за Уэллса.

    Это именно он повредил воздушный шлюз на корабле, обрекая на медленную смерть от удушья сотни людей, не сумевших найти места на челноках, в числе которых был и его собственный отец, канцлер. Он сделал это ради спасения Кларк, но все же, каждый раз, глядя на собственное отражение, отшатывался от него. Каждое его действие приводило к разрушению и смерти. Если другие колонисты узнают, что он сделал, они не просто оттолкнут его от сегодняшнего праздничного стола, они полностью изгонят его из своей общины. И он заслужил это.

    Уэллс снова выдохнул и почувствовал, что его шатает, словно он внезапно ослабел. Он повернулся, чтобы удержать тяжелый груз на спине, и увидел, что дверь в одну из хижин приоткрыта.

    Это была хижина Макса. Дом Саши.

    Уэллс знал Сашу всего несколько недель, но казалось, что за это короткое время у него накопились годы ярких воспоминаний. Особенно ему нравилось находиться с ней в деревне. Она была не просто дочерью лидера наземников - она была частью жизненной силы сообщества. Она первой добровольно вызвалась собрать информацию о Сотне, хотя миссия поставила под угрозу ее жизнь. Она первой протягивала руку помощи, предлагала сочувственное плечо или высказывала непопулярное мнение от имени тех, кто был менее влиятелен. Она была полезна, ее ценили, ее любили, а теперь ее нет.

    Уэллс сбросил свой груз, не обращая внимания на грохот дров, и, спотыкаясь, словно лунатик, направился к двери. Он не был в хижине почти месяц, стараясь как можно дольше избегать не только воспоминаний, но и общения со скорбящими наземниками. Но теперь вокруг никого не было, и хижина манила его, как магнит.

    Его глаза обшаривали тусклый интерьер, задерживаясь на столе, заваленном обломками электроники, небольшой кухоньке, спальне Макса . и там, в глубине, уголке Саши.

    Ее кровать, ее одеяло, пучок сухих цветов, изображение птицы, вырезанной в деревянной стене. Все еще на месте.

    - Я не мог заставить себя убрать все это, - раздался глубокий, хриплый голос позади Уэллса.

    Он обернулся и увидел, что Макс стоит в нескольких шагах от него, с абсолютно безликим выражением. Его борода была аккуратно подстрижена, одежда тщательно зашита, все готово к его официальной роли на сегодняшних празднествах. Но сейчас он не был похож на лидера землян и члена нового, объединенного Совета. Он был похож на раненого человека - отца, который все еще находился на самой вершине волны своего горя.

    - Она могла быть кем угодно, - мягко сказал Уэллс. Макс кивнул, затем схватился рукой за стену хижины, чтобы сохранить равновесие, словно что-то внутри него только что надломилось.

    "Мне не следовало быть здесь", - подумал Уэллс, но прежде, чем он смог найти повод уйти, Макс выпрямился и вошел в хижину, заставив Уэллса остаться на месте.

    - Я подготовил несколько слов, чтобы начать пиршество, но, конечно, оставил их здесь, - сказал Макс, перебирая на своем самодельном столе небольшие исписанные клочки бумаги. - Места за столом быстро заполняются. Ты бы еще успел туда попасть.

    - Это не имеет значения. Я даже не уверен, что пойду туда. - Уэллс уставился на свои ботинки, но почувствовал, что глаза Макса задержались на нем.

    - У тебя столько же оснований быть за этим столом, как у любого другого, Уэллс, - сказал пожилой мужчина. Его голос был тихим, но твердым, как камень. - Эти люди. наши люди . вместе из-за вас. Живы, благодаря тебе.

    Уэллс глянул на Сашин угол. Макс обернулся через плечо, проследив его взгляд.

    - Знаешь, в каком-то смысле она будет там, - сказал Макс, и его голос немного смягчился. - Праздник урожая был ее любимым праздником. - Он шагнул вперед, положив руку на плечо Уэллса. - Она хотела бы, чтобы ты наслаждался им.

    Уэллс почувствовал, как у него защипало в глазах. Он сморгнул и кивнул. Макс сжал его плечо и отпустил.

    - Я буду сидеть во главе стола вместе с остальными членами Совета, - сказал он, шагнув к выходу. - Я придержу тебе место рядом со мной. Ведь ты бы не хотел пропустить речь Беллами?

    Несмотря на свое состояние, Уэллс улыбнулся при мысли о том, что его брат, вновь избранный член Совета, будет произносить речь на людях. Они только недавно обнаружили, что являются сводными братьями, но их отношения быстро эволюционировали, перейдя от взаимного уважения к истинной преданности и привязанности.

    Уэллс последовал за Максом из хижины и осторожно закрыл за собой дверь, позволив своему взгляду задержаться на маленькой птичке. Трудно было поверить, что ее вырезал ребенок. Юная Саша захватила птаху в середине полета, заставив выглядеть легкой и радостной, точно такой же, какой казалась она сама в те редкие моменты, когда откладывала свои обязанности и позволяла себе быть свободной. Он понял, что ему была дарована привилегия увидеть эту её сторону - наблюдать за её воплем восторга, когда она прыгала в озеро с гораздо большей высоты, чем Уэллс когда-либо посмеет. Видеть, как её суровые зелёные глаза смягчаются от нежности после поцелуя. Небрежность Уэллса отняла у них целую жизнь подобных моментов, но это не могло отнять воспоминаний, хранящихся глубоко в его сердце.

    Возможно, он не имеет права праздновать сегодня вечером, не после всего, что он совершил, всего, за что должен был ответить, - но у него в запасе оставалось много чего, за что следовало испытывать благодарность.

    Люк попытался приподняться на локте, но Гласс удержала его, поцеловала в плечо, в бицепс, в грудь, а затем её губы дразнящее скользнули ниже.

    Он с улыбкой простонал:

    - Мне нужно собираться на свою смену.

    Она поцеловала его в подбородок, в шею.

    - Ты все время заставляешь меня опаздывать. - Он с безропотным выражением лица провел кончиком пальца по её спине.

    - Они не будут возражать, - сказала Гласс, прижимаясь теснее. - За свою смену ты делаешь больше, чем кто-либо другой. Ты построил половину этого лагеря. - Она наклонила голову в сторону, с гордой улыбкой глядя на него. - Мой блестящий инженер.

    Люк спроектировал две различные модели: небольшую постройку для семей со спальной зоной на возвышении и более длинный коттедж для групп людей, которые будут проживать совместно, таких, как осиротевшие дети и охранники. Но домик Гласс и Люка был особенным. Он стоял в стороне от других, и его маленькие окна выходили на ту сторону, где в это время года солнце всходило над поляной. Здесь был даже камин и небольшая кухонька со столом и стульями. Никто не сомневался в том, что они живут вместе. Это было долгожданное изменение после того, как на корабле они все время скрывались - сначала из-за деспотической социальной иерархии, а потом из-за того, что Гласс стала беглянкой.

    - Я присматривал за строительством, - поправил он. - Все работали невероятно усердно. Кроме того, сегодня у меня смена не со строителями. Я дежурю в охране.

    Люк протянул руку, чтобы провести пальцами по светлым волосам, свободно свисающим вокруг лица Гласс, словно вуаль, и вздохнул ей в шею.

    Гласс знала этот вздох. Он означал, что время истекло. Она улыбнулась и выпрямилась, давая ему возможность подняться с кровати и одеться.

    - Зачем тебе понадобилось патрулировать как раз во время Праздника урожая? - спросила она, натягивая через голову рубашку, при этом пальцы её ног нашаривали на полу толстую шерстяную тунику, которую она сбросила несколько часов назад - приветственный подарок от её новых друзей-наземников. Даже внутри комнаты воздух был ледяным, а ведь еще даже не зашло солнце. Надвигалась их первая зима.

    Зима на Земле. Гласс почувствовала волнение, охватившее её при мысли о дровах, горящих в камине, об ослепительном белом снеге, и ночах в теплых объятьях Люка.

    - Кто-то должен это делать. Могу и я, - сказал он, натягивая сапоги. Он потянулся, слегка застонав, когда у него в спине что-то треснуло. - Ты ведь будешь не одна, не так ли? - спросил он, присаживаясь к ней на их маленькой кровати. - Ты можешь посидеть с Кларк и Уэллсом.

    Гласс толкнула его плечом.

    - Я буду в порядке.

    Её тон звучал легко, но на самом деле ей было труднее адаптироваться к жизни в лагере, чем ему. Будучи на корабле членом элитного инженерного корпуса, Люк сразу оказался полезен. Гласс же была трудолюбивой и старалась изо всех сил, но она не являлась естественным лидером, как друг её детства Уэллс, и у неё не было конкретных знаний и опыта, как у Кларк, чья медицинская подготовка уже спасла множество жизней. И хотя Кларк проявляла по отношению к ней лишь терпение и доброту, Гласс не могла избавиться от ощущения, что её старая школьная подруга все еще считала её пустой девочкой, чья жизнь вращалась вокруг приобретения всяких побрякушек в Обменнике и сплетен с такими же недалёкими друзьями.

    - Нам нужно идти. Я сказала Кларк, что помогу ей принести еду людям в лазарете, так что. - она кивнула в сторону двери. - Вперед.

    - Есть, мэм, - игриво отсалютовал в ответ Люк.

    Гласс вытолкала его в дверь. Он рассмеялся и поднял руки вверх, сдаваясь. Она наблюдала, как он бежит чуть вприпрыжку в нескольких шагах перед ней.

    Доктор Лахири сказал, что выздоровление Люка было на удивление быстрым, но Гласс все еще не могла смотреть на его ногу, боясь увидеть в ней копье наземника. Она тащила Люка к безопасности вниз по реке и через лес и вернулась в лагерь как раз вовремя, чтобы получить лекарство, необходимое для его исцеления. Уэллс назвал ее "смелой", но она действовала из страха и отчаяния. После всего, через что они прошли, всего, чем пожертвовали, она не могла представить себе жизнь без Люка.

    Он оглянулся на нее, явно недоумевая, почему она так долго.

    Она ухмыльнулась ему и крикнула:

    Он поднял брови. Гласс приблизилась, схватила его за руку и прижалась к нему, следуя шаг за шагом. Проходя мимо хижин к поляне, они увидели первые признаки праздника: круг длинных столов, украшенных венками, переплетенных вечнозелеными гирляндами и заставленных большим количеством еды, чем видела Гласс с тех пор, как прилетела на Землю.

    - С другой стороны, ты права, - задумчиво сказал Люк. - Действительно немного несправедливо, что я должен дежурить прямо сейчас.

    - Я приберегу для тебя что-нибудь. Обещаю. Плюс десерт.

    - Не беспокойся о десерте, - сказал Люк. Он наклонил голову, чтобы прикоснуться губами к ее затылку, прежде чем приподняться и шепнуть ей на ухо: - Я хочу только одного, и не беспокоюсь о том, что оно закончится.

    Его теплое дыхание на ее коже заставило ее затрепетать.

    - Осторожнее, солдат! - Мимо прошел Пол, качая головой с притворным презрением. - Вступать в интимные отношения во время несения службы строго запрещено. Раздел 42 "Доктрины Геи". - Пол громко рассмеялся, подмигнул и продолжил свой путь.

    Гласс закатила глаза, однако Люк только улыбнулся.

    - Пол в порядке. Ему просто нужно немного привыкнуть.

    - Ты бы сказал так о ком угодно, - ответила Гласс, сильнее сжимая руку. - Ты видишь лучшее в каждом.

    Это было качество, которым она восхищалась в Люке, хотя порой оно мешало ему видеть людей в их истинном свете, как это было с его жутким другом и соседом по комнате в Колонии Картером.

    На краю поляны стояла недавно построенная сторожевая башня, где охранники хранили свое оружие. Это было самое укрепленное здание в лагере.

    Одна из младших охранниц, Вилла, зевая, вышла из башни.

    - Следующая смена твоя, Люк? - окликнула она и бегом кинулась к ним. - Все вокруг словно вымерло. Никаких признаков активности. Нам даже не стоит переживать за оружие.

    - Что ты имеешь в виду?

    - Думаю, они его перенесли, - Вилла пожала плечами. - Я оставила свою винтовку в стойке, но теперь она пропала.

    - Ладно. - Люк слегка притормозил. - Спасибо, Вилла. Я выясню, что происходит.

    Гласс кинулась бежать и быстро догнала ее.

    - Могу я помочь? - спросила она, потянувшись за одной из тарелок. Кларк посмотрела на нее, явно вымотанная.

    - Я справлюсь, - сказала она. - Но не могла бы ты оказать мне огромную услугу? Можешь сбегать и нарвать немного ромашки на лужайке у пруда? Некоторым нашим пациентам она нужна, чтобы хорошо спать, и на это уходит целая вечность.

    - Конечно, - быстро ответила Гласс, желая быть полезной. - На что она похожа?

    - Маленькие белые цветы. Принеси столько, сколько сможешь найти, включая корни.

    - Понятно. А где пруд?

    - Примерно в десяти минутах ходьбы на восток. Пойдешь в сторону деревни, но как только доберешься до сосны, повернешь. Потом пройдешь еще немного и свернешь налево, к той группе кустов ежевики.

    - Прости, а какая она, сосна?

    Вспышка раздражения пересекла усталое лицо Кларк.

    - Та, у которой иголки вместо листьев.

    - Верно, - сказала Гласс, кивнув. - И кусты ежевики будут.

    - Ладно, не переживай, - перебила Кларк. - Я схожу сама.

    - Нет, все в порядке. Я могу это сделать, - сказала Гласс. Она была уверена, что Люк когда-то показывал ей куст ежевики. - Я найду.

    - Мне просто легче, если я сделаю это сама. Но спасибо. Может, в следующий раз.

    Она поспешила прочь, оставив Гласс стоять на месте. Щеки девушки горели, когда она спрашивала себя, сколько времени ей понадобится, чтобы перестать чувствовать себя аутсайдером. Или, еще хуже, бременем.

    Вдалеке Макс поднял руку, и возбужденный гул разговоров затих настолько, что Гласс смогла все расслышать. Он поприветствовал всех на празднике и объяснил, что, хотя на протяжении веков традиция развивалась, это всегда был праздник благодарения.

    - Итак, давайте на минуту задумаемся о нашем благословении, почувствуем благодарность за то, что мы видим сейчас перед собой, и за дары, которые обогатили наше прошлое.

    Его голос дрогнул, и он сделал паузу, вызвав толчок боли в груди Гласс. Она плохо знала Сашу, но понимала, что такое муки горя. Каждую ночь, перед тем, как заснуть, из глубин её сознания выползали образы: мать в челноке, бросающаяся перед Гласс, чтобы защитить её; кровь, ярко расцветающая на блузке и все расползающаяся и расползающаяся, пока свет не меркнет в её глазах.

    Голос Макса внезапно заглушили аплодисменты. Множество столпившихся вокруг людей мешало понять, что происходит, но, похоже, он обнимал Уэллса.

    Гласс вздохнула и направилась к сборищу. Если она не в состоянии помочь, то может хотя бы присоединиться к празднеству. Когда она подошла к столу, с нависшей ветки свалилась большая шишка и упала прямо у её ног. Недолго думая, она отбила её ногой, как делала, когда играла с детьми. Та отскочила и приземлилась в нескольких метрах, а затем разлетелась на куски.

    Затем возникла стена воздуха, и девушка почувствовала содрогание вздымающейся земли. Она едва успела ощутить звук грома, прежде чем его сменил пронзительный вой в ушах.

    Её лицо было в грязи. Гласс судорожно вдохнула. Воздух, который попал ей в легкие, был дымный, густой и неправильный. Она слабо вскрикнула, её тело дрожало.

    Лагерь был в огне. Она смахнула тлеющий уголек со щеки за секунду до того, как другой взрыв сотряс дальний угол поляны, недалеко от сторожевой башни. Люди кричали, бежали. Гласс встала на колени, протянув руку вдоль земли, чтобы поднять того, кто лежал там рядом с ней. и через секунду поняла, что это просто рука. Ничего больше.

    Она вскрикнула и отшатнулась. К горлу подступила рвота, но она с трудом сглотнула и попыталась встать, крича:

    Она никак не могла сориентироваться и трижды огляделась, прежде чем поняла, почему. Ориентир, который она искала - сторожевая башня - исчез. Теперь это была не более чем тлеющая куча дров, вся область вокруг которой выгорела дотла.

    Здание, в котором находился Люк, было разрушено.

    Гласс, пошатываясь, двинулась к руинам, оцепеневшая от протестов её разбитого тела. Единственное, что она чувствовала, - это паника, наполняющая её вены. Она попыталась закричать, но не смогла издать ни звука.

    Едва она подумала, что может упасть в обморок от головокружительного вихря страха и горя, как заметила знакомый силуэт, появившийся из облака дыма. Люк. Он был в порядке; его не было в здании со всеми. Их взгляды, направленные друг на друга через поляну, встретились, и Гласс была уверена, что облегчение, которое она увидела на его лице, зеркально отразилось в её глазах.

    Но затем он посмотрел через её плечо, и его глаза расширились от страха. Она не могла услышать его слов, но была уверена, что он сказал: "Беги".

    Гласс обернулась и мельком заметила высокого мужчину, шагающего к ней. У него была бритая голова, и он был одет в странные белые одежды.

    А затем он вонзил ей в шею иглу.

    Мир превратился из раскаленного в пятнисто-белый, а потом в чёрный. Словно издали, Гласс почувствовала, что проваливается в никуда.

    Источник:

    vk.com

    Сотня. Восстание в городе Киров

    В данном интернет каталоге вы имеете возможность найти Сотня. Восстание по доступной цене, сравнить цены, а также изучить прочие предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Транспортировка осуществляется в любой город России, например: Киров, Пенза, Барнаул.