Каталог книг

Эрл Стенли Гарднер Дело о краже на дороге

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Как бы преступники ни гордились своей изобретательностью, все их уловки бледнеют перед аналитическими способностями адвоката Перри Мейсона. Он ловко спасает от электрического стула человека, о чьей виновности факты буквально вопиют.

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Эрл Стенли Гарднер Дело о краже на дороге Эрл Стенли Гарднер Дело о краже на дороге 149 р. litres.ru В магазин >>
Эрл Стенли Гарднер Дело о конфетах Эрл Стенли Гарднер Дело о конфетах 5.99 р. litres.ru В магазин >>
Эрл Стенли Гарднер Дело о сбежавшем трупе Эрл Стенли Гарднер Дело о сбежавшем трупе 149 р. litres.ru В магазин >>
Эрл Стенли Гарднер Дело о сварливом свидетеле Эрл Стенли Гарднер Дело о сварливом свидетеле 9.99 р. litres.ru В магазин >>
Эрл Стенли Гарднер Дело упрямого свидетеля Эрл Стенли Гарднер Дело упрямого свидетеля 5.99 р. litres.ru В магазин >>
Эрл Стенли Гарднер Дело нервного сообщника Эрл Стенли Гарднер Дело нервного сообщника 149 р. litres.ru В магазин >>
Эрл Стенли Гарднер Дело очаровательного призрака Эрл Стенли Гарднер Дело очаровательного призрака 149 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать Дело о краже на дороге - Гарднер Эрл Стенли - Страница 1

Эрл Стенли Гарднер Дело о краже на дороге
  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 530 344
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 458 563

Эрл Стенли Гарднер

Дело о краже на дороге

Последние пятнадцать минут судебного заседания было очевидно, что Гарри Фритч, помощник окружного прокурора, попросту тянет время. Он копался в бумагах, повторно задавал одни и те же вопросы и время от времени исподтишка поглядывал на часы, висящие на стене.

Наконец он резко выпрямился и проговорил, повернувшись с вежливым поклоном к адвокату:

– Это все. Можете приступить к перекрестному допросу, мистер Мейсон.

Осознав, что его загнали в ловушку, Перри Мейсон поднялся со своего места.

– Если суд не возражает, – любезно заявил он, – я позволю себе напомнить, что сейчас без двадцати минут пять и сегодня у нас пятница.

– И что с того? – сердито буркнул судья Иган.

– Просто мне подумалось, – пояснил Мейсон, улыбаясь, – что прерывать перекрестный допрос этого свидетеля в связи с окончанием заседания не в интересах дела. Допрос, как мне кажется, может затянуться, и, возможно, если бы мы отложили его на утро понедельника…

В рутинных делах, которые слушались без присяжных, судья Иган был поистине воплощением вежливости, но, когда зал суда был заполнен зрителями, считал своим долгом вести себя совершенно иначе. Ловкий политик, он давным-давно усвоил, что, командуя на процессе и раздавая пинки адвокатам, легко приобрести популярность. Адвокаты его ненавидели, зато публика обожала.

– Заседание закончится в обычное время, мистер Мейсон, – отрезал Иган. – Суд прервет свою работу, когда удобно ему, а не защите. У вас есть около двадцати минут. Присяжные хотят поскорее завершить слушание и вернуться к своим делам. Приступайте к перекрестному допросу.

– Очень хорошо, ваша честь, – отозвался Мейсон и демонстративно принялся перебирать на столе бумаги, выигрывая драгоценные секунды, чтобы определить свою стратегию в сложившейся ситуации.

Женщина, сидящая на свидетельском месте, вне всякого сомнения, была умна. Если ему не удастся поставить под сомнение ее показания, подсудимого признают виновным. А в запасе у адвоката имелся только один неожиданный факт, который, как он надеялся, должен был произвести эффект разорвавшейся бомбы. Между тем времени до пяти часов было явно недостаточно для того, чтобы, предъявив его, извлечь выгоду из замешательства, которое он вызовет. Если же двадцать минут он побарахтается с бесцельными вопросами, присяжные отправятся на уик-энд, приняв показания этой свидетельницы за чистую монету.

Наконец Мейсон решился.

– Миссис Лавина, – обратился он к свидетельнице, любезно улыбаясь.

Симпатичная женщина в хорошо сшитом костюме ответила ему улыбкой, которая, казалось, демонстрировала ее полную готовность подвергнуться самому пристрастному допросу, какой только можно провести.

– Вы опознали в подсудимом человека, совершившего ограбление? – спросил адвокат.

– Да, мистер Мейсон.

– Когда впервые вы его увидели?

– В ту ночь, когда он на нас напал. Мистер Арчер остановил машину у светофора. Неизвестно откуда появившийся преступник распахнул дверцу машины, сунул револьвер в лицо мистеру Арчеру и затем спокойно забрал его кошелек, сорвал с него бриллиантовую булавку и схватил мою сумочку. Все это было проделано настолько быстро, что я не успела даже сообразить, что произошло, как он уже умчался на обочину встречной полосы, вскочил в стоявший там автомобиль и уехал.

– И мистер Арчер попытался его преследовать?

– Ну что вы! Разумеется, нет. Мистер Арчер не сделал такой глупости. Ведь грабитель был вооружен, а у него не было никакого оружия. Мистер Арчер проехал через перекресток, остановился у аптеки и позвонил в полицию.

– А что в это время делали вы?

– Ждала его в машине. Ждала до тех пор, пока не поняла, что не могу больше ждать.

– И как долго это происходило?

– Я бы сказала, добрых пять минут. Наконец появилась патрульная машина с радиосвязью.

– И что было потом?

– Пока мистер Арчер разговаривал с полицией, мимо проезжала одна моя знакомая молодая женщина. Она увидела меня сидящей в машине и, проехав немного вперед, остановилась. Я обратилась к кому-то из оказавшихся там рядом людей и попросила передать мистеру Арчеру, что если полиции понадобятся мои показания, то меня можно найти на вилле.

– Почему же вы не подождали и не поговорили с полицией?

– Мистер Арчер мог рассказать все, что ее интересовало, а мне необходимо было заняться некоторыми неотложными делами. Ведь полицию, как я понимаю, налогоплательщики содержат для своего удобства. Если бы полицейским понадобилось что-то узнать от меня, им было бы совсем нетрудно ко мне подъехать.

– Во время ограбления вы находились вместе с мистером Арчером?

– Разумеется, мистер Мейсон. Я рассказывала об этом несколько раз.

– И куда вы направились после того, как покинули мистера Арчера?

– Так. Говоря о вилле, вы имеете в виду виллу «Лавина»?

– Если вам нужна такая точность, мистер Мейсон, то на виллу «Лавина-2».

– Которой вы владеете?

– Недвижимость не является моей собственностью. Я ее арендую. Но заведение действительно принадлежит мне. Правильнее сказать, я им управляю.

– Вы вместе с мистером Арчером ехали как раз туда, когда произошло это нападение?

– И кто именно проезжал мимо вас в автомобиле и в итоге вас подвез?

– Мисс Кейлор, я полагаю, нечто большее, чем просто ваша знакомая?

– Да, она моя подруга и моя служащая.

– Работает на вас?

– Как я понимаю, вы желаете знать, работала ли она на меня в то время, когда произошло ограбление?

– Да, она работала у меня так называемой «хозяйкой». Эти женщины по желанию одиноких посетителей клуба составляют им компанию.

– И она подобрала вас на месте ограбления?

Миссис Лавина мило улыбнулась и, помолчав, ответила:

Мейсон поднял брови:

– Я понял так, что вы сказали…

– Не знаю, может, вы хотите загнать меня в ловушку, мистер Мейсон, но я совершенно четко объяснила, что после ограбления мистер Арчер миновал перекресток и остановил машину у аптеки. Место, где Инес подобрала меня, находилось на расстоянии примерно от ста двадцати пяти до ста пятидесяти футов от места ограбления. – Она самодовольно усмехнулась, и парочка присяжных ей последовала.

– Я не пытаюсь загнать вас в ловушку, – возразил адвокат. – Я говорил в общем.

– Но зато мне не позволены общие высказывания. Видите ли, мистер Мейсон, я нахожусь под присягой.

По залу пробежала волна оживления.

Мейсон театрально отвернулся от свидетельницы и обратился к сидящему в зале мужчине:

– Мистер Пол Дрейк!

Худой и длинный Пол Дрейк, глава Детективного агентства Дрейка, поднялся с места. Любопытные глаза зрителей устремились на него.

– Не могли бы вы сходить в библиотеку и привести Инес Кейлор в зал суда? – спросил адвокат.

Дрейк кивнул и пошел по проходу к двойным качающимся дверям.

– Итак, – Мейсон вновь развернулся к миссис Лавине, – я хочу услышать правду. Вы абсолютно уверены, что именно Инес Кейлор в тот вечер проезжала мимо и затем подвезла вас?

На секунду свидетельница как бы замерла, но о ее истинном состоянии можно было судить разве что по взмаху ресниц и небольшому дрожанию губ. Она, безусловно, полностью владела собой.

– Вы можете ответить на этот вопрос? – подтолкнул ее Мейсон.

Свидетельница медленно отвела от него глаза и нахмурилась, задумавшись.

– Я вполне уверена, что это была Инес Кейлор. Разумеется, мистер Мейсон, все происходило некоторое время назад, и…

– Как давно вы знакомы с Инес Кейлор?

– Приблизительно восемь месяцев.

– Как долго вы были с ней знакомы до того, как произошло ограбление?

– Думаю, около двух месяцев.

– Вы владелица целого ряда ночных клубов, известных под названием виллы «Лавина»?

Источник:

www.litmir.me

Эрл Стенли Гарднер

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА ModernLib.Ru Эрл Стенли Гарднер - (Перри Мейсон). Дело о краже на дороге Популярные авторы Популярные книги Перри Мейсон - Дело о краже на дороге

  • Читать ознакомительный отрывок полностью (38 Кб)
  • Страницы:

Эрл Стенли Гарднер

Дело о краже на дороге

Последние пятнадцать минут судебного заседания было очевидно, что Гарри Фритч, помощник окружного прокурора, попросту тянет время. Он копался в бумагах, повторно задавал одни и те же вопросы и время от времени исподтишка поглядывал на часы, висящие на стене.

Наконец он резко выпрямился и проговорил, повернувшись с вежливым поклоном к адвокату:

– Это все. Можете приступить к перекрестному допросу, мистер Мейсон.

Осознав, что его загнали в ловушку, Перри Мейсон поднялся со своего места.

– Если суд не возражает, – любезно заявил он, – я позволю себе напомнить, что сейчас без двадцати минут пять и сегодня у нас пятница.

– И что с того? – сердито буркнул судья Иган.

– Просто мне подумалось, – пояснил Мейсон, улыбаясь, – что прерывать перекрестный допрос этого свидетеля в связи с окончанием заседания не в интересах дела. Допрос, как мне кажется, может затянуться, и, возможно, если бы мы отложили его на утро понедельника…

В рутинных делах, которые слушались без присяжных, судья Иган был поистине воплощением вежливости, но, когда зал суда был заполнен зрителями, считал своим долгом вести себя совершенно иначе. Ловкий политик, он давным-давно усвоил, что, командуя на процессе и раздавая пинки адвокатам, легко приобрести популярность. Адвокаты его ненавидели, зато публика обожала.

– Заседание закончится в обычное время, мистер Мейсон, – отрезал Иган. – Суд прервет свою работу, когда удобно ему, а не защите. У вас есть около двадцати минут. Присяжные хотят поскорее завершить слушание и вернуться к своим делам. Приступайте к перекрестному допросу.

– Очень хорошо, ваша честь, – отозвался Мейсон и демонстративно принялся перебирать на столе бумаги, выигрывая драгоценные секунды, чтобы определить свою стратегию в сложившейся ситуации.

Женщина, сидящая на свидетельском месте, вне всякого сомнения, была умна. Если ему не удастся поставить под сомнение ее показания, подсудимого признают виновным. А в запасе у адвоката имелся только один неожиданный факт, который, как он надеялся, должен был произвести эффект разорвавшейся бомбы. Между тем времени до пяти часов было явно недостаточно для того, чтобы, предъявив его, извлечь выгоду из замешательства, которое он вызовет. Если же двадцать минут он побарахтается с бесцельными вопросами, присяжные отправятся на уик-энд, приняв показания этой свидетельницы за чистую монету.

Наконец Мейсон решился.

– Миссис Лавина, – обратился он к свидетельнице, любезно улыбаясь.

Симпатичная женщина в хорошо сшитом костюме ответила ему улыбкой, которая, казалось, демонстрировала ее полную готовность подвергнуться самому пристрастному допросу, какой только можно провести.

– Вы опознали в подсудимом человека, совершившего ограбление? – спросил адвокат.

– Да, мистер Мейсон.

– Когда впервые вы его увидели?

– В ту ночь, когда он на нас напал. Мистер Арчер остановил машину у светофора. Неизвестно откуда появившийся преступник распахнул дверцу машины, сунул револьвер в лицо мистеру Арчеру и затем спокойно забрал его кошелек, сорвал с него бриллиантовую булавку и схватил мою сумочку. Все это было проделано настолько быстро, что я не успела даже сообразить, что произошло, как он уже умчался на обочину встречной полосы, вскочил в стоявший там автомобиль и уехал.

– И мистер Арчер попытался его преследовать?

– Ну что вы! Разумеется, нет. Мистер Арчер не сделал такой глупости. Ведь грабитель был вооружен, а у него не было никакого оружия. Мистер Арчер проехал через перекресток, остановился у аптеки и позвонил в полицию.

– А что в это время делали вы?

– Ждала его в машине. Ждала до тех пор, пока не поняла, что не могу больше ждать.

– И как долго это происходило?

– Я бы сказала, добрых пять минут. Наконец появилась патрульная машина с радиосвязью.

– И что было потом?

– Пока мистер Арчер разговаривал с полицией, мимо проезжала одна моя знакомая молодая женщина. Она увидела меня сидящей в машине и, проехав немного вперед, остановилась. Я обратилась к кому-то из оказавшихся там рядом людей и попросила передать мистеру Арчеру, что если полиции понадобятся мои показания, то меня можно найти на вилле.

– Почему же вы не подождали и не поговорили с полицией?

– Мистер Арчер мог рассказать все, что ее интересовало, а мне необходимо было заняться некоторыми неотложными делами. Ведь полицию, как я понимаю, налогоплательщики содержат для своего удобства. Если бы полицейским понадобилось что-то узнать от меня, им было бы совсем нетрудно ко мне подъехать.

– Во время ограбления вы находились вместе с мистером Арчером?

– Разумеется, мистер Мейсон. Я рассказывала об этом несколько раз.

– И куда вы направились после того, как покинули мистера Арчера?

– Так. Говоря о вилле, вы имеете в виду виллу «Лавина»?

– Если вам нужна такая точность, мистер Мейсон, то на виллу «Лавина-2».

– Которой вы владеете?

– Недвижимость не является моей собственностью. Я ее арендую. Но заведение действительно принадлежит мне. Правильнее сказать, я им управляю.

– Вы вместе с мистером Арчером ехали как раз туда, когда произошло это нападение?

– И кто именно проезжал мимо вас в автомобиле и в итоге вас подвез?

– Мисс Кейлор, я полагаю, нечто большее, чем просто ваша знакомая?

– Да, она моя подруга и моя служащая.

– Работает на вас?

– Как я понимаю, вы желаете знать, работала ли она на меня в то время, когда произошло ограбление?

– Да, она работала у меня так называемой «хозяйкой». Эти женщины по желанию одиноких посетителей клуба составляют им компанию.

– И она подобрала вас на месте ограбления?

Миссис Лавина мило улыбнулась и, помолчав, ответила:

Мейсон поднял брови:

– Я понял так, что вы сказали…

– Не знаю, может, вы хотите загнать меня в ловушку, мистер Мейсон, но я совершенно четко объяснила, что после ограбления мистер Арчер миновал перекресток и остановил машину у аптеки. Место, где Инес подобрала меня, находилось на расстоянии примерно от ста двадцати пяти до ста пятидесяти футов от места ограбления. – Она самодовольно усмехнулась, и парочка присяжных ей последовала.

– Я не пытаюсь загнать вас в ловушку, – возразил адвокат. – Я говорил в общем.

– Но зато мне не позволены общие высказывания. Видите ли, мистер Мейсон, я нахожусь под присягой.

По залу пробежала волна оживления.

Мейсон театрально отвернулся от свидетельницы и обратился к сидящему в зале мужчине:

– Мистер Пол Дрейк!

Худой и длинный Пол Дрейк, глава Детективного агентства Дрейка, поднялся с места. Любопытные глаза зрителей устремились на него.

– Не могли бы вы сходить в библиотеку и привести Инес Кейлор в зал суда? – спросил адвокат.

Дрейк кивнул и пошел по проходу к двойным качающимся дверям.

– Итак, – Мейсон вновь развернулся к миссис Лавине, – я хочу услышать правду. Вы абсолютно уверены, что именно Инес Кейлор в тот вечер проезжала мимо и затем подвезла вас?

На секунду свидетельница как бы замерла, но о ее истинном состоянии можно было судить разве что по взмаху ресниц и небольшому дрожанию губ. Она, безусловно, полностью владела собой.

– Вы можете ответить на этот вопрос? – подтолкнул ее Мейсон.

Свидетельница медленно отвела от него глаза и нахмурилась, задумавшись.

– Я вполне уверена, что это была Инес Кейлор. Разумеется, мистер Мейсон, все происходило некоторое время назад, и…

– Как давно вы знакомы с Инес Кейлор?

– Приблизительно восемь месяцев.

– Как долго вы были с ней знакомы до того, как произошло ограбление?

– Думаю, около двух месяцев.

– Вы владелица целого ряда ночных клубов, известных под названием виллы «Лавина»?

– Не ряда, мистер Мейсон. Их всего три.

– Хорошо. Вы управляете ими?

– И нанимаете для них так называемых «хозяек»?

– Сколько их у вас всего?

– Вы успешно ведете дела?

– Стремлюсь к этому.

– И ежевечерне контролируете работу ваших клубов?

– Переезжаете из одного в другой?

– Проверяете, кто работает, а кто не работает?

– К тому моменту, когда произошло ограбление, вы были знакомы с Инес Кейлор около двух месяцев?

– В течение этого периода вы встречались с ней каждый вечер?

– Не думаю, что она работала каждый вечер.

– Почти каждый вечер?

– Однако до того времени вы никогда не видели подсудимого?

– Никогда в жизни?

– Тем не менее с одного взгляда мельком, который вы бросили на него…

– Это не был взгляд мельком. Я смотрела ему прямо в лицо.

– Ограбление произошло очень быстро?

Миссис Лавина не могла скрыть сарказма, когда с триумфом проговорила:

– Очень быстро. Это было проделано с такой ловкостью, которая достигается лишь большим опытом, мистер Мейсон.

– Это замечание прошу не фиксировать в протоколе, – скучно и монотонно пробубнил судья Иган. – А свидетельницу – впредь воздержаться от каких-либо оценок. Присяжные тоже не должны принимать во внимание той части заявления свидетельницы, которая относится к ловкости подсудимого.

Мейсон сжал челюсти. Вред, нанесенный замечанием свидетельницы, только усилился от поучения присяжных судьей. И исправить это было уже невозможно.

– Вы видели его лишь относительно короткий период времени?

– Зависит от того, что вы подразумеваете под относительно коротким периодом времени?

– Не больше минуты?

– Или всего тридцать секунд?

– Вы были знакомы с мисс Кейлор два месяца. В тот вечер, когда вы сели к ней в машину, вы доехали с ней до виллы «Лавина-2».

– Да, это не более полумили пути.

– Как много времени заняла ваша поездка?

– В четыре раза больше, чем у подсудимого на все ограбление?

– В пять раз больше?

– В шесть раз больше?

– На самом деле я не знаю сколько, мистер Мейсон.

– И все же хотите, чтобы присяжные поверили, будто вы с одного взгляда узнали в подсудимом ограбившего вас человека, но не уверены, что именно Инес Кейлор подвозила вас до виллы «Лавина»?

Неожиданно Мейсон увидел в глазах свидетельницы выражение триумфа.

– Я не говорила, будто не уверена, что меня подвозила именно Инес. Наоборот, сказала, что абсолютно в этом уверена.

Адвокат повернулся и глянул через плечо.

Пол Дрейк стоял в дверях один. Поймав взгляд Мейсона, он отрицательно покачал головой. И хотя отсутствие Кейлор было равносильно поражению, адвокат моментально нашел выход из положения.

– Не трудитесь приводить Инес Кейлор в зал суда, – обратился он к Полу Дрейку. – Если миссис Лавина так твердо уверена, поверю ей на слово.

– Благодарю вас, – мило проговорила та, и в ее глазах опять мелькнуло насмешливое торжество.

Мейсон торопливо взглянул на часы.

Времени, чтобы пытаться понять, каким образом его обманули, уже не было. Сложившаяся ситуация требовала оставшиеся четырнадцать минут быть любезным, обходительным и сдержанным в поединке с умной женщиной, которая теперь знала, что он бессилен что-либо опровергнуть из сказанного ею. У нее на руках были все козыри, и она отлично это сознавала.

– Вы видели обвиняемого еще раз после его нападения? – поинтересовался адвокат.

– Да, мистер Мейсон.

– Где и как это было?

– На опознании в полицейском участке.

– И вы его опознали?

– И вы абсолютно уверены, что не видели его еще раз между этими событиями?

Мейсон выдержал минутную паузу, рассматривая свидетельницу.

– Кто был с вами во время опознания в полицейском участке, миссис Лавина?

– Вы были там вместе?

– Почему вы говорите «естественно»?

– Потому что нас вместе ограбили, и, я полагаю, полиция хотела, чтобы мы оба опознали преступника.

– Тогда почему они не проводили опознание с каждым из вас по отдельности, если хотели быть абсолютно уверенными в ваших показаниях?

– Об этом следует спросить полицию, мистер Мейсон.

– Объяснили ли вам как-то полицейские, почему они пригласили вас вместе?

– Ну, это уже из области разговоров, – перебил судья Иган.

– У меня возражений нет, ваша честь, – улыбаясь, вклинился Гарри Фритч. – Пусть продолжают.

– Такие сведения только замусорят материалы дела, – раздраженно пояснил судья Иган. – Суд не может этого допустить. А также, – добавил он, – я возражаю против того, чтобы здесь просто тянули время, устраивая во время перекрестного допроса какие-то поисковые экспедиции. Можете продолжать, мистер Мейсон.

– Кто опознал его первым – вы или мистер Арчер? – немедленно спросил тот.

– Это произошло одновременно.

– Вы указали на него сразу же, как только его увидели?

– Именно так, мистер Мейсон.

– И мистер Арчер сделал то же самое в вашем присутствии?

– Да, мистер Мейсон.

– А как вы это сделали?

– Показала на него пальцем.

– Он сделал точно так же.

– Вы что же, одновременно подняли пальцы?

– Почти в одну и ту же долю секунды, мистер Мейсон.

– И вы утверждаете, что не видели обвиняемого с момента ограбления до времени этого опознания?

– И не видели его фотографии?

– Так видели? – насторожился Мейсон.

– И когда же вы ее видели, до того, как перед вами выстроили для опознания нескольких человек?

– За день до этого.

– Любопытно! И кто показал вам фотографию подсудимого?

– И кто был в это время с мистером Арчером?

– То есть, прежде чем опознать подсудимого, вы предварительно изучали его фотографию?

– Да, я видела его фотографию, мистер Мейсон.

– И можете описать, при каких обстоятельствах это происходило?

– Я была на вилле «Лавина-3». Мистер Арчер пришел ко мне вместе с полицейским детективом в штатском, имени которого я не помню, и сказал: «Марта, они поймали человека, нас ограбившего. Нашли мой кошелек и вашу сумочку, но ни денег, ни моей булавки при этом не обнаружили. Ваша сумочка вся изрезана, подкладка в ней порвана, и все-таки нет никаких сомнений, что вы ее узнаете».

– А что при этом говорил офицер?

– Он сказал, что нет никакого смысла создавать для нас лишние неудобства, прося посмотреть на построенных для опознания людей, пока он не будет вполне уверен, что среди них есть именно тот человек.

– И тогда показал вам его фотографию?

– И это была фотография, сделанная полицией?

– Значит, мистер Арчер видел фотографию до того, как ее увидели вы?

– Естественно. Должен был видеть.

– И вы узнали грабителя по фотографии?

– Я сказала, что изображение очень похоже на того человека.

– И тогда была достигнута договоренность, что на следующее утро вы придете в полицию?

– Да, к десяти часам.

– Вы были уверены в своем ответе, когда рассматривали фотографию?

– В достаточной степени.

– Откуда вам это известно?

– Он сказал мне об этом.

– И именно он показал вам фотографию?

– Значит, мистер Арчер показал вам фотографию со словами: «Марта, вот человек, который нас ограбил» – или что-то в этом роде.

– Ну нет, он не был так прямолинеен.

– Он говорил вам, что именно этот человек вас ограбил?

– Ну, сказал, что узнал по этой фотографии человека, который нас ограбил, и хочет, чтобы я тоже на него посмотрела и высказала свое мнение.

– Таким образом, – подытожил Мейсон, – прежде чем отправиться на опознание, вы тщательно изучили черты лица подозреваемого по его фотографии?

– Я бы так не утверждала, мистер Мейсон.

– А я утверждаю, – резко бросил адвокат. – Отвечайте на вопрос!

– Я посмотрела на его фотографию.

– То есть изучали ее, не так ли?

– Ну, можно сказать, что так.

– Хорошо ознакомились с чертами лица этого человека?

– Значит, перед тем как отправиться в полицию на опознание подозреваемого, вы его уже опознали?

– Вы ведь узнали его по фотографии, не так ли?

– По его изображению, но не лично.

– Ладно, но все же узнали?

– Не совсем по правилам, однако без колебаний?

– И были уверены, что это именно тот человек, который на вас напал?

– И сказали о своей уверенности полиции?

– В таком случае, если вы были так уверены, что узнали подозреваемого по его фотографии, зачем же вам понадобилось ехать на следующий день в полицию и проводить там еще одно опознание?

– Потому что… полицейский нам объяснил, что это потребуется в суде для доказательства.

– Другими словами, единственной причиной, по которой вы отправились на это опознание, было желание сфабриковать доказательство, которое можно использовать в суде.

– Ох, ваша честь, я возражаю против слова «сфабриковать», – заявил заместитель окружного прокурора.

– Единственной целью, с которой вы отправились на следующий день в полицию, было произвести опознание подозреваемого для предоставления доказательства суду?

– А разве это не единственная цель любого опознания, мистер Мейсон?

Адвокат проигнорировал это замечание:

– Я спрашиваю вас, не было ли единственной целью вашего визита в полицию посмотреть на подозреваемого в шеренге людей, построенных для опознания?

– Я… я полагаю, что да.

– И вы уже знали, что один из них окажется тот, кто на вас напал?

– И вы уже опознали его по фотографии?

– Предъявляя вам фотографию подозреваемого, не показал ли вам при этом мистер Арчер фотографии других людей и не спросил ли, видите ли вы среди них лицо, которое вам кажется знакомым?

– Разумеется, нет. Мы ведь друзья. Он просто сказал: «Марта, полиция задержала человека, который нас ограбил. Наших денег не нашли, но преступник у них. Вот его фотография».

– То есть сначала сказал, что это именно тот человек, а потом спросил, узнаете ли вы его?

– И затем офицер поинтересовался, сможете ли вы опознать подозреваемого среди других людей?

– И что вы ему ответили?

– Что определенно смогу.

– Вы все еще держали в руках фотографию, когда говорили ему об этом?

– Нет, я отдала ее ему обратно.

– Мистеру Арчеру или офицеру?

– И после того, как он попросил вас явиться в полицию и выбрать подозреваемого из шеренги незнакомых вам людей, вы еще раз посмотрели на фотографию?

– Удостовериться в чем?

– Что это тот самый человек.

– Значит, вы не были в этом уверены, когда впервые увидели фотографию?

– Нет, я была уверена.

– Но вы ведь только что сказали, что посмотрели на фотографию во второй раз, чтобы удостовериться.

– Я имела в виду, что хотела удостовериться, что смогу выбрать его среди других мужчин.

– Значит, вы выбрали его из шеренги мужчин не по воспоминаниям о том, кого вы видели в вечер ограбления, а по воспоминаниям о человеке с фотографии?

– Ну, по обоим воспоминаниям…

Мейсон в отчаянии взглянул на часы.

– Почему вы попросили посмотреть на фотографию во второй раз?

– Возражаю, ваша честь, – заявил заместитель окружного прокурора. – Этот вопрос уже задавался, и на него ответили.

– Поддерживаю, – резко согласился судья Иган. – Предполагаю, что защита уже исчерпала эту фазу перекрестного допроса и должна передвинуться к следующей.

– Что ж, тогда я хотел бы поинтересоваться тем, что именно произошло в момент ограбления, миссис Лавина, – послушно сменил тему Мейсон. – Итак, вы ехали на виллу «Лавина-2».

– Как вы были одеты?

– Я была в той же одежде, что и сейчас.

– И, насколько я понимаю, – небрежно бросил адвокат, – при вас была та же сумочка, что лежит сейчас на ваших коленях?

– Да. – Свидетельница вдруг прикусила губу и быстро поправилась: – Нет, я ошиблась. В момент ограбления у меня была другая сумочка. Естественно, ведь грабитель забрал мою сумочку, мистер Мейсон.

– Вы отчетливо помните обстоятельства ограбления?

– Мистер Арчер ваш друг с давних пор?

– Я знаю его уже продолжительное время.

– По-моему, да, курит.

– Курил ли он в момент ограбления?

Миссис Лавина отвела глаза в сторону, приложила руку в перчатке к щеке и протянула:

– Дайте подумать… Я не уверена.

– Но разве не факт, – напомнил Мейсон, – что, когда мистер Арчер остановил машину у светофора, он сунул в рот сигарету и наклонился вперед, чтобы включить электрический прикуриватель на приборной панели? Именно поэтому вы не видели, как грабитель приблизился к машине с левой стороны, до тех пор, пока он не открыл дверь рывком?

Судья Иган посмотрел на часы и беспокойно заерзал в кресле.

– Отвечайте на вопрос, – поторопил свидетельницу Мейсон.

– Ох, извините меня. Я на минуту задумалась о другом.

– О чем же вы задумались? – спросил Мейсон.

Миссис Лавина улыбнулась:

– Я совершенно уверена, что это не имеет отношения к делу.

– Тогда отвечайте на вопрос.

– Я… мне очень жаль, но боюсь, я забыла, о чем вы спросили. Что-то вдруг всплыло у меня в памяти. – Она улыбнулась присяжным, и несколько очарованных ею мужчин радостно ответили на ее улыбку.

Секретарь суда монотонно зачитал вопрос:

– «Разве не факт, что, когда мистер Арчер остановил машину у светофора, он сунул в рот сигарету и наклонился вперед, чтобы включить электрический прикуриватель на приборной панели? Именно поэтому вы не видели, как грабитель приблизился к машине с левой стороны, до тех пор, пока он не открыл дверь рывком?»

– Разве не факт, что в тот самый момент, когда мистер Арчер выпрямился, держа в правой руке прикуриватель, грабитель сунул ему в лицо пистолет, а когда мистер Арчер поднял руки, прикуриватель выпал и прожег дыру в обивке кресла? Если желаете, можете посмотреть на фотографию машины мистера Арчера, миссис Лавина. Там отчетливо видна круглая дыра в обивке переднего сиденья.

– Я… я думаю, мистер Мейсон, что именно так все и произошло.

– Это наверняка должно было запечатлеться в вашей памяти, – заметил адвокат. – От загоревшейся обивки должно было быть немало дыма.

– Предлагаю вам спросить об этом мистера Арчера, мистер Мейсон.

– Благодарю вас за предложение, но я спрашиваю вас.

– Я не уверена, что действительно могу ответить на этот вопрос.

– Господи помилуй, мистер Мейсон, я не бревно и не камень, а человеческое существо с эмоциями. Не можете же вы предполагать, что женщина, подвергшаяся ограблению, запомнит каждую мельчайшую подробность!

– Вы помните каждую мельчайшую подробность черт лица подозреваемого?

– Какого цвета у него глаза? Нет-нет, не смотрите, просто скажите, какого цвета его глаза?

– Какого цвета была его одежда в вечер ограбления?

– Такого же, как и сейчас.

– Во что он был одет, когда вы увидели его на опознании?

– В то же самое… извините, я не уверена.

– Когда мистер Арчер подъехал к перекрестку, где произошло ограбление, в каком ряду находилась ваша машина? В том, что ближе к обочине, или в том, что ближе к центру дороги?

– К… к центру дороги.

– В таком случае, если обвиняемый открыл дверцу с левой стороны, он должен был стоять на…

– Нет, – возразила она, – прошу прощения. Это моя ошибка. Теперь я вспоминаю, это был ряд с правой стороны, ближе к обочине.

– Назовите точное время, когда было совершено ограбление, – попросил Мейсон.

– Так, тринадцатого сентября…

– Нет, я имею в виду время суток.

– Это произошло… ну, вечером.

– Я не смотрела на часы, мистер Мейсон.

– Говорю вам, я не смотрела на часы.

– Извините, мистер Мейсон, я… нет, это было до одиннадцати, потому что аптека закрывается в одиннадцать.

Судья Иган откашлялся и сказал:

– Время подошло к пяти часам. Заседание прерывается до десяти часов утра в понедельник. Просьба к присяжным до этого момента не обсуждать дело между собой и не позволять никому делать это в вашем присутствии; кроме того, никто из вас не должен выражать своего мнения до тех пор, пока дело не будет представлено вам для окончательного решения. Суд удаляется на перерыв.

Дрейк протолкался к Мейсону через поток выходящих из зала людей.

– Ну? – спросил тот.

Детектив покачал головой:

– Черт побери! Тебе следовало это предусмотреть.

– Перри, клянусь, я… ну, просто не могу этого понять. Я был готов поклясться, что эта девушка будет с нами. Она сама хотела дать показания, уверяла, что вообще один-единственный раз подвозила миссис Лавину, когда они ездили на окраину по магазинам, и это было в послеобеденное время.

– А как насчет вечера ограбления, Пол? Где тогда находилась Кейлор?

– Она не помнит. Думает, что на вилле «Лавина-1». Не могла точно определить дату.

– Ты хочешь сказать, что она не помнит, как обсуждала ограбление с миссис Лавиной? Или та не рассказывала ей о том, что на нее напали?

– Нет, – прервал его Дрейк. – Миссис Лавина упомянула в разговоре с ней об этом происшествии лишь неделю назад. Вот почему Инес Кейлор утверждает, что не подвозила ее с места ограбления.

– Черт побери! – выругался адвокат и тут же уточнил: – Она уверена?

– Тогда необходимо ее опять найти, Пол. Это очень важно.

– Постараемся, – пообещал Дрейк. – Я же просил ее подождать, пока не приду за ней сам. Мне и в голову не приходило, что она может нас обмануть. Казалась мне такой прямой девчонкой, да и приехала со мной из Лас-Вегаса без малейших возражений.

– Ну, теперь у нас появилась совершенно новая ниточка, с которой придется поработать, – отозвался Мейсон. – И не стой тут с таким растерянным видом, чтобы присяжные подумали, будто мы сомневаемся в благополучном исходе дела. – Он театрально хлопнул Дрейка по плечу и громко сказал: – Великолепно, Пол! Отличная работа!

Кое-кто из присяжных, выходивших в этот момент из своей ложи, посмотрел на них с дружелюбным любопытством.

Мимо проскользнула Марта Лавина – сдержанная, самоуверенная, коварная, хладнокровная. И все же ей не удалось скрыть от присяжных торжествующую улыбку.

– До свидания, мистер Мейсон, – пропела она слащавым тоном.

– До свидания, миссис Лавина, – ответил тот с такой же любезностью и не без колкости многозначительно добавил: – Увидимся в понедельник утром.

Что-то в его тоне остановило ее. Она обернулась и посмотрела на него так, как оценивают опасного противника. Но, поколебавшись всего лишь мгновение, двинулась дальше, демонстрируя достоинства своей фигуры. Покачивание бедер показывало, что она прекрасно об этом осведомлена.

– Вот кобра! – тихо проговорил Дрейк.

Мейсон озабоченно кивнул.

Проталкиваясь сквозь толпу расходящихся зрителей, они вышли из зала суда, и Мейсон отвел Дрейка к лестнице.

– Подождем здесь, Пол, пока рассосется толпа, – объяснил он. – Не люблю толкаться в лифтах и нечаянно натыкаться на присяжных. Обязательно кто-нибудь пристанет, начнет расспрашивать…

– Почему они не запирают присяжных? – спросил Дрейк.

– Иногда так и поступают, когда слушаются дела об убийствах, – ответил адвокат. – Но сейчас не тот случай. У нашего подозреваемого нет ни копейки, а защитника ему назначил судья. Если запереть присяжных, они разорутся как ненормальные. Судья…

Чья-то тяжелая рука хлопнула его по плечу, и в ухо прогудело:

Тот обернулся и увидел широкоплечего, густобрового человека, который злобно смотрел на него с плохо скрываемым раздражением.

– Здравствуйте, мистер Арчер, как ваши дела? – произнес адвокат.

– Я в ярости, – сообщил Арчер, однако при этом улыбнулся.

– Неужели? – откликнулся Мейсон.

– Что это за дурацкие правила держать меня в той комнате? Господи, я там чокнусь!

– По закону свидетели не должны слышать показания друг друга, – объяснил Мейсон. – Вот почему их не допускают в зал суда. Так у нас есть возможность узнать независимые показания каждого, не опасаясь, что на него повлияют впечатления других.

– Ох, елки-палки! – воскликнул Арчер. – Чушь какая-то! Я человек действия. Боже праведный, у меня дело стоит, меня люди ждут, а я должен все бросить и сидеть тут часами. Еще ничего, если бы можно было наблюдать за тем, что происходит в зале суда, но торчать в этой чертовой комнате для свидетелей – это уже чересчур!

– Все скоро закончится, – успокаивающе проговорил Мейсон.

– Но длится уже чертовски долго! Я говорил об этом с заместителем окружного прокурора, и он мне объяснил, что все зависит от вас. Я ведь уже дал показания по делу. Подробно рассказал, что и как случилось. Почему мне нельзя сидеть в зале?

– Потому что вас могут снова вызвать.

– Ну, именно так заместитель окружного прокурора мне и говорил, но сказал, что все зависит от вас. Если вы не будете возражать, чтобы давшие показания свидетели оставались в зале заседания, то судья разрешит мне сидеть там.

– Но я не дам на это моего согласия, – улыбаясь, заявил Мейсон.

– Потому что в этом деле мне поручено защищать подсудимого. Я полагаю, в его интересах, чтобы правила суда строго соблюдались.

– Теперь послушайте меня, – взорвался Арчер. – Вы защищаете интересы бездельника без гроша за душой, неудачника, вора, грабителя. А я видный бизнесмен и имею некоторое влияние в обществе. Могу сделать для адвоката много хорошего, но могу и нанести ему большой вред. Мне не нравится ваша позиция, Мейсон.

– Сожалею, мистер Арчер.

– И я позабочусь о том, чтобы вы действительно об этом пожалели!

– Нет, не угроза… да, черт побери, угроза! Потому что я нахожу ваши действия неразумными. Уже одно то, что я здесь застрял, возмутительно. Я потерял четыре или пять сотен долларов и бриллиантовую булавку, стоившую тысячу двести баксов. Пришлось обратиться в полицию. И что мне это дало? Сначала меня потащили на опознание, затем обязали явиться в суд и дать показания. Да за это время я потерял гораздо больше денег, чем у меня украли! Проклинаю тот час, когда ввязался в эту гнусную историю!

– Сожалею, – повторил Мейсон. – Разумеется, все это очень неприятно, тем более когда человек так дорого ценит свое время…

– Меня не столько волнует время, сколько мне не нравится, что меня засунули в эту комнату для свидетелей, – ответил Арчер, несколько смягчившись. – Я хочу быть там, где можно слышать, что происходит. По крайней мере, было бы чем занять мозги.

– Простите, вы могли бы взять хорошую книгу и почитать.

– Книгу?! – возмутился Арчер. – Там невозможно читать! Я устал сидеть на этих неудобных проклятых стульях, которые предоставляет графство. Постоянно вскакиваю, брожу по комнате, смотрю в окно и вновь возвращаюсь на этот чертов деревянный стул. Лучше бросить все это дело, чем продолжать терпеть такое!

– Сочувствую вам, – засмеялся Мейсон, – но в интересах моего подзащитного обязан поступать так, как считаю необходимым.

– Вы все равно не получите от него ни цента.

Арчер покачал головой:

– Не могу этого понять. И зачем вам, одному из самых выдающихся адвокатов штата, защищать человека даром? А я при моей огромной занятости должен здесь сидеть и прохлаждаться, дожидаясь, когда какой-то чертов юрист меня вызовет. Послушайте, а нельзя ли нам просто закрыть это дело?

Перри Мейсон улыбнулся:

– Сие зависит от окружного прокурора. Боюсь, он не оценит вашего предложения закрыть дело только потому, что вам слишком дорого ваше время, чтобы тратить его на судебные заседания, и, совершенно уверен, тем более его не поддержит, если узнает, что вы предварительно обсуждали такую возможность со мной.

Арчер кинул на него испепеляющий взгляд:

– Черт с вами! Вы, занудные юристы, всегда все делаете по-своему. Ничего удивительного, что граждане ненавидят обращаться в суд. Послушайте, Мейсон, разрешите мне в понедельник сесть в зале, уж коли я должен здесь быть. Иначе мне придется поискать какую-нибудь причину, чтобы сюда не приходить.

Адвокат еще раз улыбнулся, покачал головой и отвернулся:

– Пойдем, Пол, теперь можно сесть в лифт.

Арчер остался стоять, наблюдая за ними. Его кустистые брови были сердито сдвинуты, глаза полны злости, и в то же время в них просматривалось невольное уважение.

В сопровождении Пола Дрейка Мейсон вошел в свой офис.

Его секретарша Делла Стрит подняла глаза от почты, которую в этот момент разбирала, и взволнованно поинтересовалась:

– Ну как все прошло?

– Через парадный вход, – усмехнулся адвокат.

– Отложено до понедельника, – ответил Мейсон.

– Как выступила Инес Кейлор?

– Не очень хорошо.

– Она сбежала, – сообщил Дрейк.

– Как? – недоверчиво воскликнула Делла.

Мейсон прошел к бюсту Блэкстоуна и водрузил свою шляпу на его мраморную голову, щегольски сдвинув ее набекрень. Потом, отступив назад, полюбовался сделанным и передвинул шляпу на макушку.

– Так лучше, – заметил он.

– Детские шуточки, – усмехнулся Дрейк.

– Пропади я пропадом, если это не так, – признал Мейсон, – но я всегда жалел этого бедного старикана. Вечно председательствовать с торжественно-хмурым видом в офисе адвоката и никогда не иметь никаких развлечений. Он и тысяча его копий просто обречены на суровое созерцание настоящего и мрачную оценку будущего. Так пусть хоть это скрасит его жизнь.

– Да расскажите же мне, пожалуйста, про эту Кейлор! – взмолилась Делла Стрит.

– Боюсь, то была подсадная утка, – буркнул Мейсон.

– Ничего не понимаю! – выпалил Дрейк. – Я сидел рядом с ней в самолете, когда мы летели из Лас-Вегаса. Она показалась мне вполне приличной девушкой, хотя, разумеется, вовсе не из тех, кого можно пригласить поработать учительницей воскресной школы. Она многое повидала и не пыталась от меня этого скрыть. Никого, в том числе себя, не дурачила. Просто нормальный человек…

– Вы говорили с нею, шеф? – поинтересовалась Делла у Перри Мейсона.

– Нет. Самолет приземлился уже после того, как началось судебное заседание. Я сказал Полу, что надо сделать: отвести ее в библиотеку суда. И когда Пол просигналил, что все устроено, решил, что у меня в рукаве припрятан туз. А его побили козырями.

– Но ты, Перри, держался так, что об этом невозможно было догадаться, – заметил Дрейк.

– Он был хорош? – уточнила секретарша.

– Само совершенство, Делла. Заставил мадам изрядно попотеть.

– Как ему это удалось?

– Расскажи ей, Перри, – попросил Дрейк.

– В машине Арчера, в обивке сиденья, была обнаружена круглая дырка. Я представил дело так, будто она появилась тогда, когда Арчер выронил прикуриватель во время ограбления. Это вывело свидетельницу из равновесия.

Делла Стрит молча смотрела, как Мейсон усаживается за письменный стол. Пол Дрейк устроился на своем излюбленном месте в большом, слишком плотно набитом кожаном кресле, причем так, что его колени свешивались с одной округлой ручки, в то время как другая подпирала поясницу.

– Не могу понять, что произошло с этой девицей Кейлор! – раздраженно повторил он.

– Не обращайте на меня внимания, – попросила Делла Стрит, – просто продолжайте разговаривать. А после того, как вы наговоритесь, я попробую составить общую картину из кусочков ваших замечаний. Ничего, я совсем не против, пожалуй, мне это даже нравится.

Мейсон вновь усмехнулся:

– Ну, Делла, все получилось примерно так, как мы и ожидали, если не считать того, что, когда мы вознамерились вытащить из рукава наш туз и противопоставить миссис Лавине Инес Кейлор, никакой Инес Кейлор у нас не оказалось, только и всего.

– Вот этого-то я и не могу понять! – в который раз проворчал Пол Дрейк. – Когда ты, Перри, попросил меня отыскать эту «хозяйку», не без труда, но мне все же удалось ее найти. Но как только я ее обнаружил, у меня создалось впечатление, что она просто горит желанием сделать доброе дело. Видит бог, ей вовсе не нужно было сюда ехать. Она могла преспокойно остаться в Лас-Вегасе, штат Невада, но вызвалась поехать со мной и, похоже, очень хотела нам помочь прояснить обстоятельства.

Источник:

modernlib.ru

Эрл Стенли Гарднер Дело о краже на дороге в городе Ростов-на-Дону

В представленном каталоге вы можете найти Эрл Стенли Гарднер Дело о краже на дороге по разумной цене, сравнить цены, а также изучить иные книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и обзорами товара. Транспортировка осуществляется в любой населённый пункт России, например: Ростов-на-Дону, Чебоксары, Новосибирск.