Каталог книг

Шекспир. Лица и маски

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

В книге представлены статьи на шекспировскую тему. Три из них - "Шекспировы сонеты: загадка Посвящения", "Гамлет. Смена караула" и "Шекспир в "комнате смеха" Бена Джонсона" - были опубликованы в российских журналах "Химия и жизнь" (2009, № 5) и "Знание-сила" (2012, № 4; 2014, № 6). В 2014 г. издательство "Спутник+" выпустило первое издание книги "Шекспир: лица и маски", в которую вошли пять статей. Во втором издании добавлены многие новые статьи, а также внесены изменения в старые. Оно подводит итог двадцатилетних поисков и размышлений автора. 2-е издание, расширенное.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Верховский Л. Шекспир лица и маски Верховский Л. Шекспир лица и маски 278 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Маска очищающая для лица 30 мл (Doliva, Маски для лица) Маска очищающая для лица 30 мл (Doliva, Маски для лица) 329 р. pharmacosmetica.ru В магазин >>
Petitfee Гидрогелевые маски для лица с черным жемчугом и золотом Гидрогелевые маски для лица с черным жемчугом и золотом Petitfee Гидрогелевые маски для лица с черным жемчугом и золотом Гидрогелевые маски для лица с черным жемчугом и золотом 1350 р. iledebeaute.ru В магазин >>
STEBLANC Маска для Лица Укрепляющая с Гидролизованным  Коллагеном, 20 г STEBLANC Маска для Лица Укрепляющая с Гидролизованным Коллагеном, 20 г 185 р. kocmetix.ru В магазин >>
Маска для лица Укрепляющая с ГИДРОЛИЗОВАННЫМ КОЛЛАГЕНОМ (Steblanc, Mask) Маска для лица Укрепляющая с ГИДРОЛИЗОВАННЫМ КОЛЛАГЕНОМ (Steblanc, Mask) 165 р. pharmacosmetica.ru В магазин >>
Чебаева С. Маски для лица и шеи Чебаева С. Маски для лица и шеи 18 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
KENZO KENZOKI WHITE LOTUS Маска-сыворотка для лица KENZOKI WHITE LOTUS Маска-сыворотка для лица KENZO KENZOKI WHITE LOTUS Маска-сыворотка для лица KENZOKI WHITE LOTUS Маска-сыворотка для лица 2780 р. iledebeaute.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Верховский Л

Верховский Л. И.: Шекспир - лица и маски Шекспир: лица и маски

Кто на самом деле создал великие литературные произведения, известные как творения Шекспира? Этот интереснейший и важнейший для всей мировой культуры вопрос сейчас широко обсуждают -- выходят статьи и книги, организован специальный сайт, которым руководит английский деятель театра и кино Марк Райлэнс ( http://www.shakespeareanauthorshiptrust.org.uk/ ).

По традиционному взгляду, Шекспиром был обученный на медные деньги актёр и делец из Стратфорда-на-Эйвоне Уильям Шакспер (Shakspere – так в документах писали его фамилию). Но многие считают Шакспера подставным лицом, за которым, как за живой маской, скрывался подлинный автор (или авторы). Кто же мог им быть? В список кандидатов входят философ и политик Фрэнсис Бэкон, граф Оксфорд, граф Дерби, литератор Кристофер Марло , королева Елизавета…

В 1997 году в нашей стране вышла книга Ильи Гилилова [1], который сделал несколько открытий и вдохнул новую жизнь в старую идею о ключевой роли Роджера Мэннерса, пятого графа Рэтленда. Затем, в 2008 году, увидела свет монография Марины Литвиновой [2], выдвинувшей и развившей оригинальную гипотезу: Шекспир есть тандем, состоящий из графа Рэтленда и его воспитателя Бэкона, то есть гениального поэта и великого мыслителя. С другой стороны, западные литературоведы нашли много аргументов в пользу того, что Эдвард де Вер, 17-й граф Оксфорд и близкий ему круг литераторов ответственны за начальные версии многих шекспировских пьес, которые потом кто-то, видимо, переделывал и редактировал (об этом подробно рассказано в книге независимой исследовательницы из США Ирины Кант [3]).

Наверное, все эти концепции не исключают, а дополняют друг друга, и требуется уложить их в единую непротиворечивую картину. Свой вклад в решение такой сверхзадачи могут внести дошедшие до нас артефакты – печатные издания, рукописи, картины, памятники, гипсовые маски… В этой статье мы поговорим о двух таких «вещдоках».

С древних времён при создании скульптурных изображений, надгробных памятников использовали гипсовые маски, снятые с лица человека при жизни или после смерти. От шекспировской эпохи сохранилось много таких слепков, например Марии Стюарт, королевы Елизаветы I, Блеза Паскаля, Оливера Кромвеля. А нет ли среди них маски Барда?

В Германии, в библиотеке дармштадтского замка хранится пожелтевшая маска молодого мужчины (илл. 1), на тыльной стороне которой начертано: AoDm 1616, то есть указан год кончины Шакспера. Эту маску называют кессельштадтской, так как полагают, что немецкий граф Ф. фон Кессельштадт, собиравший разные редкости, приобрел её в Лондоне в 1775 году. После его смерти предмет попал в антикварную лавку, где в 1842-м был куплен придворным художником Дармштадта Л. Беккером, чьи потомки уступили его городским властям.

Профессор английской литературы университета в Майнце (ФРГ) Хильдегард Хаммершмидт-Хуммель привлекла для изучения реликвии разных экспертов и написала о ней книгу. Она уверена, что это слепок с актёра Шакспера (которого считает Шекспиром), однако далеко не все специалисты согласны с ней; так, директор Шекспировского института в Бирмингеме Стэнли Уэллс вообще не видит причин относить его к XVII веку и Англии.

На наш взгляд, заблуждаются обе стороны: маска действительно того времени (что подтвердили немецкие учёные), но снята она не с Шакспера, а с другого человека. А именно, с пятого графа Рэтленда. На это указывают имеющиеся его портреты (илл. 2, 3).

Иллюстрации 2 и 3

Есть также трёхмерное изображение его лица. В семейной усыпальнице Рэтлендов в городке Боттесфорде (близ их родового замка Бельвуар) и сейчас можно увидеть скульптурную композицию -- Роджер и его супруга Елизавета возлежат с молитвенно сложенными ладонями (илл. 4). Граф умер 26 июня 1612 год в возрасте 35 лет, а вслед за ним ушла из жизни его подруга. Памятник ваяли голландские мастера братья Янсены, а установлен он был в 1622 году.

Важно, что эти же мастера в том же 1622 году сделали надгробие в виде настенного бюста и почившему в 1616 году Шаксперу; значит, тут есть какая-то связь Рэтленда и Шакспера. (Нужно отметить, что исполненный Янсенами бюст Шакспера -- это не тот памятник, который теперь имеется в стратфордской церкви св. Троицы, где похоронен Шакспер. На исходной скульптуре лицо было совсем другим, а вместо наличествующих сейчас атрибутов писательского труда – пера и бумаги -- имелся наполненный чем-то и прижатый к туловищу мешок. Замену памятника произвели в XVIII веке.)

Понятно, что если у братьев имелся слепок лица Рэтленда в Боттесфорде, то они ориентировались на него, создавая скульптурный портрет графа, и значит, нужно сравнить маску с лицом на памятнике. Судя по фото (илл. 5), она выдерживает эту проверку.

А есть ли какие-либо сведения о том, что с Роджера Мэннерса снимали маску? Обычно думают, что их нет, но не исключено, что они пока просто остаются незамеченными. Давайте обратимся к эпизоду, который уже давно привлек к себе внимание, поскольку тоже, причём напрямую, соединяет Рэтленда с Шакспером.

В марте 1613 года, то есть через восемь месяцев после смерти графа, в замок Бельвуар были приглашены Шакспер и ведущий актёр той же труппы Ричард Бербедж. Там им выдали деньги -- по 44 шиллинга золотом каждому (о чём есть запись дворецкого Томаса Скривена, который был дальним родственником Рэтлендов и вёл дела как при пятом, так и при шестом графе, которым стал после смерти Роджера его брат Фрэнсис).

Вот как выглядит фраза: Шаксперу (Shakspeare) "about my lord`s impreso", а Бэрбеджу "for painting it and making it". Большинство текстологов толкуют этот факт как выдачу вознаграждения за изготовление и оформление щита для рыцарского турнира, в котором предстояло участвовать новому хозяину Бельвуара. На щите рисовали эмблему и писали девиз, которые вместе имели название imprese -- "импресса" или "импреза" по-русски. И текст Скривена обычно понимают так: заплачено Шаксперу "за импрессу моего господина", Бербеджу -- "за ее раскрашивание и изготовление".

Но в английском языке есть другое, очень близкое по написанию существительное impress (по тогдашней орфографии -- impresse) в значении «отпечаток», «оттиск», «след», «впечатление» (имеется и соответствующий глагол to impress). Кстати, у Шекспира слово imprese (импресса) встречается только один раз -- в «Ричарде II» (III,1):

From my own windows torn my household coat,

Razed out my imprese…

Сорвали с окон мой фамильный герб,

Девиз мой стерли…

А вот impress встречается у него шесть раз.

Скривен же написал impreso (с "о" на конце). Такая транскрипция импрессы как будто не встречалась, но есть латинское слово impresso --"вдавливать", "втискивать". Его-то и мог иметь в виду дворецкий, делая запись. Гилилов заметил: не ясно, кого подразумевал Скривен под "my lord" – пятого или шестого графа Рэтленда, и если это был умерший Роджер Мэннерс, то impreso могло означать гипсовую маску. По нашему мнению, смысл записи именно таков: деньги выданы за изготовление гипсовой маски покойного Роджера Мэннерса – наверное, той самой, что теперь хранится в Дармштадте.

А был ли сделан слепок с Шакспера? Имеется ещё одна запись Скривена: в марте 1616 года актёр Бербедж (теперь уже один) опять получил деньги и опять -- за impreso. Что, ещё один рыцарский турнир, новая импресса для шестого графа Рэтленда? Так все и думают, вероятно, повторяя ту же ошибку. В январе 1616 года Шакспер составил завещание, а в апреле умер; видя, что дни стратфордца сочтены, Бербеджу могли поручить снять посмертную маску с его товарища и заранее оплатить эту услугу.

Но сейчас в наличии только одна, кессельштадтская, маска, и нужно доказать, что это одухотворённое, меланхоличное лицо действительно Рэтленда. Для решения подобных вопросов есть научные методы, и тут должны сказать своё слово криминалисты и антропологи. (Понятно, что год смерти Шакспера могли нанести на гипс позже. Делавший надпись, видимо, слышал, что это маска Шекспира, но не знал, кто им был в действительности, -- полагал, что Шакспер.)

На гипсе сохранились 19 прилипших волосков, которые в принципе могут помочь идентифицировать человека. Несколько лет назад Хаммершмидт-Хуммель обратилась к известному шведскому палеогенетику (он, в частности, изучал геном неандертальцев) Сванте Пээбо с просьбой попытаться выделить и расшифровать ДНК, чтобы сравнить с генетическим материалом, взятым из останков Шакспера, если их удастся найти. Добавим от себя: ДНК из волос, если её удастся раскодировать, -- а возможности биологов быстро растут, -- нужно сравнить с геномом ныне живущего в Бельвуаре представителя рода Рэтлендов (у пятого графа Рэтленда детей не было.)

Изучая маску, медики заметили припухлость верхнего века левого глаза. Быть может, говорят они, тут синдром Микулича -- увеличение слезных и слюнных желез, обычно вызываемое общим заболеванием лимфатических узлов и крови (например, при лейкемии). От чего умер в 35 лет граф Рэтленд, мы пока не знаем, хотя врачи могут сделать некоторые предположения. У него болели ноги (временами не мог ходить), мучили головные спазмы; король Иаков посылал Роджеру бальзам.

А вот другой артефакт. Существует картина "Игроки в шахматы" (илл. 6) размером 38 на 31 дюймов, которую называют также "Играющие в шахматы Бен Джонсон и Шекспир" (заметим, что Шекспир упоминает шахматы в "Буре" и нескольких других пьесах). Драматург и поэт Джонсон (1573--1637) – соперник Шекспира в театральной сфере, близкий знакомый Рэтленда и Бэкона. Слева наверняка он, ведь мы знаем, как Джонсон выглядел в более зрелом возрасте (есть его портрет). А кто играет чёрными фигурами? That is the question.

Первые печатные упоминания об этом полотне появились в 1915 году в газете "American Chess Bulletin", а 12 марта 1916 года подробную статью о нём опубликовала «The New York Times» (есть в Интернете: http://query.nytimes.com/mem/archive-free/pdf?res=F00911FF3F5D17738DDDAB0994DB405

Сообщалось, что оно находится в частной коллекции миссис Кэтрин де Хейман из Нью-Йорка (приобретено этим семейством в 1903 году, а ранее было собственностью полковника Миллера, купившего её в 1878 году; здесь история картины обрывается).

Сын госпожи де Хейман, желая выяснить ценность холста, в 1912 году привозил его в Европу и показывал тамошним искусствоведам. В том числе, доктору Паулю Вислисенусу -- члену германского Шекспировского общества из Дармштадта, который не только знал об имеющейся в этом городе гипсовой маске, но и скрупулезно её изучил. Тот был поражен картиной и сразу обратил внимание на идентичность двух лиц – на маске и на холсте. Проведя их всевозможные измерения, он не только укрепился в своём мнении, но и убедил других знатоков. Он писал: "Все видевшие гипсовую маску и картину убеждены, что большее сходство между людьми трудно представить".

Итак, доктор Вислисенус не сомневался, что кессельштадтская маска и шахматист на полотне отражают облик одного и того же человека. Мы соглашаемся с ним и добавляем, что этот человек – граф Рэтленд. И тогда мыслимы две возможности: либо Роджер позировал художнику, и перед нами замечательный прижизненный – и полный жизни! – его портрет, либо картина написана после его смерти, возможно, с использованием маски.

На оборотной стороне холста имеется бирка с надписью: "Ben Jonson and William Shakespeare by Isaak Oliver, 1603". Известный художник Исаак Оливер (1565--1617) был родом из Франции, но с детства жил в Англии. Читавшим книгу Гилилова это имя знакомо: имеется миниатюра работы Оливера (она приведена в книге) -- портрет сидящего под деревом молодого человека. По мнению Гилилова, на ней изображён Роджер Мэннерс на фоне Падуи (Оливер в 1596 приезжал в Италию, а Рэтленд тогда был студентом Падуанского университета).

Но Вислисенус не поверил надписи и полагал, что автор относится к нидерландской школе живописи и что наиболее вероятно им был художник (а также поэт, историк и теоретик искусства) Карел ван Мандер (1548—1606). Точка зрения немецкого искусствоведа стала общепринятой, хотя подтверждений, что ван Мандер посещал Англию, нет. Определить подлинного автора картины – важная искусствоведческая задача.

Большой интерес вызывала позиция на шахматной доске (илл. 7): ведь в ней могло быть что-то зашифровано. Но все поиски в этом направлении пока ни к чему не привели. Легко убедиться, что расположение белых пешек невозможно; у Джонсона огромный материальный перевес, но ход делает его соперник, который держит в руке слона. И если он берёт им ферзя на с3, то белому королю мат.

Рано или поздно вопросы о том, кто именно запечатлён на гипсовой маске и на картине с шахматистами, будут разрешены научными методами. И если подтвердится, что они доносят до нас истинный образ графа Рэтленда – одного из главных претендентов на роль Барда, эти реликвии станут поистине бесценными. Они помогут проникнуть и в другие тайны великой Игры об Уильяме Шекспире, или, говоря его собственными словами (из поэмы о Лукреции), ". to unmask falsehood and bring truth to light".

1. И. Гилилов. Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна Великого Феникса. М.: Артист. Режиссер. Театр, 1997.

2. Марина Литвинова. Оправдание Шекспира. М.: Вагриус, 2008.

3. И. Кант. Эстафета Фениксов, или Так кто же был Шекспиром, т. I. Scripta Manent, LLC, Milwaukee, 2008 (на русском).

Источник:

svr-lit.ru

Цитаты про маски (стр

Цитаты про маски Александр Дюма. Три мушкетера

Мошенник смеется не так, как честный человек; лицемер плачет не теми слезами, какими плачет человек искренний. Всякая фальшь — это маска, и, как бы хорошо не была она сделана эта маска, всегда можно отличить её от истинного лица, если внимательно присмотреться.

Орсон Скотт Кард. Игра Эндера

Когда носишь маску, она рано или поздно прирастает к лицу.

Владимир Высоцкий - Маски

Я в тайну масок все-таки проник, -

Уверен я, что мой анализ точен:

Что маски равнодушия у иных -

Защита от плевков и от пощечин.

Владимир Высоцкий - Маски

Надеюсь я — под масками зверей

У многих человеческие лица.

Стивен Кинг. Глаза дракона

Томас жалел отца потому, что люди редко выглядят хорошо, когда они одни. В обществе они всегда носят маски. А что под ними? Какой-нибудь жуткий монстр, от которого все убежали бы с воплями? Бывает и так, но обычно там не скрывается ничего плохого. Обычно то, что мы прячем под маской, может вызвать у людей смех или отвращение, или и то, и другое вместе.

Оскар Уайльд. Упадок лжи

Маска, которую люди носят в обществе, всегда интереснее, чем лицо, скрывающееся за ней.

Уильям Шекспир. Страстный пилигрим

Она хитрей змеи, хотя скромней голубки,

Чиста как херувим, как сатана лукава.

Машина Времени - Марионетки

. Лица стёрты, краски тусклы,

То ли люди, то ли куклы.

Ален Лекс. Левый глаз дракона

У каждого из нас свои маски. У кого-то они хуже, у кого-то лучше. Но, поверь мне, иногда не стоит смотреть, что таится за этой маской.

Когда плачут чайки (Umineko no Naku Koro ni)

Люди меняют свои образы как перчатки, чтобы стать лучше в своих же глазах.

Источник:

itmydream.com

Шекспир на все времена

Шекспир на все времена

Любовь — недуг. Моя душа больна

Томительной, неутолимой жаждой.

Того же яда требует она,

Который отравил ее однажды.

Сонеты Шекспира изумительно перевел Самуил Яковлевич Маршак. Такое впечатление, что он поставил себе цель соревноваться с самим Шекспиром, кто лучше напишет. В дневнике Корнея Чуковского от 3 сентября 1961 года читаем: «Что за чудак Маршак. Он требует, чтобы его переводы печатались так: раньше крупными буквами: Маршак, потом перевод, а потом внизу мелким шрифтом Шекспир». Шекспир, набранный мелким шрифтом, — смешно.

Но далеко не смешно совсем другое — развернувшиеся за последние 100 лет споры о том, кто был Шекспир на самом деле. Вот только несколько заголовков сенсационных статей: «Кто скрывается под псевдонимом Шекспира?», «Кто придумал Шекспира?», «Шекспир, которого не было», «Литература как розыгрыш и мистификация» и т.д.

И это не домыслы падких до скандалов и сенсаций журналистов. В шекспировском авторстве сомневались такие авторитеты, как лорд Байрон, Диккенс, Дизраэли, Марк Твен, Уитмен, Генри Джонс, доктор Фрейд, Отто Бисмарк, лорд Пальмерстон, Голсуорси, Чарли Чаплин, Анна Ахматова и многие другие выдающиеся личности. Весьма внушительный список. Уилл писал или не Уилл? Нет точного ответа. Из неопознанных мифов у человечества остались, кажется, три: Атлантида, египетские пирамиды и… Шекспир.

На роль Шекспира по последним версиям претендуют 57 человек. Не многовато ли? Среди претендентов числится даже сама королева Елизавета I, а также философ Френсис Бэкон, драматург Кристофер Марло и еще многие-многие. К примеру, 17-й граф Оксфорд, Эдуард де Вер, якобы писавший под именем Шекспира (сочинять в шекспировские времена какие-то пьески считалось верхом неприличия, «не царское это дело!»).

Нынешний потомок того 17-го графа Оксфорда громогласно вопит в прессе: «Речь идет о колоссальной махинации, в результате которой пьесы были приписаны некоему Шекспиру, а мой далекий предок не мог публично объявить себя автором, ибо аристократ не мог быть литератором. Это вещи несовместимые. »

Солидный претендент — Френсис Бэкон. В XIX веке некая американка Делия Бэкон (однофамилица) носилась с идеей тождества Шекспира и Бэкона и даже добилась вскрытия могилы Бэкона, чтобы найти какие-то доказательства. Но доказательств, что Бэкон — это Шекспир, не обнаружилось, и бедная Делия сошла с ума. Она, как фанатичка, не могла смириться с тем, что оказалась неправа, и долгое время бродила по кладбищу с воздетыми к небу руками.

Весомый кандидат на имя Шекспира — 5-й граф Рэтленд Роджер Мэннерс. Исследователи нашли немало точек соприкосновения его судьбы с шекспировским творчеством, настолько удивительных, что посчитать их просто случайностью невозможно. Ну хотя бы то, что однокашниками Рэтленда по Падуанскому университету были датчане Гильденстерн и Розенкранц, персонажи из шекспировского «Гамлета». Рэтленд был воспитанником лорда Берли, которого шекспироведы определили как прототипа Полония все в том же «Гамлете». Граф Рэтленд, как участник заговора, был заключен в Тауэр и именно во время своего заключения написал трагедию о принце Датском.

В творениях Роджера Рэтленда ему много помогала жена Елизавета Сидни, одаренная женщина. Это была удивительная пара, посвятившая себя творчеству. Они и ушли из жизни почти одновременно: сначала Роджер, затем Елизавета, принявшая яд.

Можно сравнить биографию Шекспира с биографией графа Рэтленда. Шекспир мало учился и по существу был самоучкой. А Рэтленд имел степень магистра искусств как Кембриджского, так и Оксфордского университетов, учился он и в Падуанском университете в Италии и лондонском Грейс-Инн; владел, кроме латыни и греческого, несколькими европейскими языками, в том числе французским, итальянским и немного испанским. Его воспитателем в юности был один из лучших ученых Англии — Френсис Бэкон. Вот откуда такая широченная эрудиция.

И еще одна важная деталь: после смерти супругов Рэтлендов в 1612 году из-под пера Шекспира ничего больше не появлялось, а актера Уилла Шекспера (именно под такой фамилией он был известен) попросили убраться из театра. И он покинул Лондон. Шекспировской сказке пришел конец.

Итак, под именем Шекспира сочиняли супруги Рэтленд, Голубь и Феникс, как они себя называли. Об этом в 1924 году в советской России поведал Ф. Шипулинский в своей книге «Шекспир – Рэтленд, трехвековая конспиративная тайна истории». Книга расстроила наркома просвещения Луначарского: «Нам, может, и хотелось, чтоб Шекспир был простым человеком, из низов, но приходится признать…»

Ах, как в стране большевиков не любили бывших графов и князей.

Старую версию Шипулинского развил дальше уже в конце ХХ века литературовед-любитель москвич Илья Гилилов. Он потратил 30 лет на сбор доказательств, что Шекспир — это Рэтленд. Кто-то поверил Гилилову, а кто-то возмутился, мол, он не понимает, что такое гений. Гений — это всегда невозможное! И противники рэтлендской версии приводили контраргументы, к примеру, Бена Джонсона, который не учился в университете, работал каменщиком, а в конечном счете превратился в знаменитого английского поэта.

А наш Михайло Ломоносов! Сын простого крестьянина, ставший, благодаря воле и таланту, крупным ученым и знаменитым поэтом своего времени. Короче, талант, а тем более гений — дело темное. Но до сих пор не прекращаются литературные баталии о том, кто Шекспир на самом деле.

В 1987 году в Вашингтонском университете состоялся суд, посвященный авторству Шекспира. Судились две стороны — стратфордианцы (и, соответственно, Шекспир — это актер театра «Глобус») и оксфордианцы. Судьями были юристы Верховного суда США. Победу одержали ортодоксальные шекспироведы: Шекспир есть Шекспир, и никто другой, актер и драматург из Стратфорда.

Но суд окончательно ничего не решил, и шекспировский вопрос по-прежнему будоражит многих людей, существует даже Декларация сомневающихся.

А тем временем Шекспира продолжают ставить и ставить в сотнях и тысячах театров мира. Шекспир — он и в Африке Шекспир! Режиссеров привлекают вечные проблемы, поднятые Шекспиром в его трагедиях и комедиях. А оперы? Огромной популярностью пользуются оперы Шарля Гуно «Ромео и Джульетта», Джузеппе Верди — «Отелло» и «Фальстаф». 80 лет назад, в 1934 году, в Париже Бронислава Нижинская осуществила постановку балета «Гамлет» на музыку Ференца Листа. А потом за «Ромео и Джульетту» взялся Сергей Прокофьев, и он создал, можно сказать без преувеличения, гениальный балетный спектакль.

Творческое наследие Шекспира получило достойное отображение и в кинематографе. Первого «Гамлета» поставили датские кинематографисты в далеком 1910 году, это был немой фильм. А потом «Гамлета» и другие произведения Шекспира ставили бесчисленное количество раз. И кто только не играл Гамлета — от Лоренса Оливье до Иннокентия Смоктуновского. И так играли, что дух захватывало. Правда, после Гамлета Смоктуновскому пришлось сыграть Ленина, но это была уже трагедия не принца Датского, а советского актера Смоктуновского. «Жестко все — это не душа князя Мышкина», — признавался Смоктуновский.

Накануне XXI века английские СМИ провели опрос, кто из англичан самый популярный. На первом месте оказался Уильям Шекспир, на втором — Уинстон Черчилль, на третьем — английский первопечатник Уильям Кэкстон. Ну а далее — Дарвин, Ньютон, Оливер Кромвель и т.д. В Англии царит культ Шекспира. Монологи, признания и откровения великого драматурга не теряют актуальности:

Паясничавший полчаса на сцене.

И тут же позабытый; это повесть,

Которую пересказал дурак:

В ней много слов и страсти.

И в заключение немного личного. Мне довелось побывать в Дании и посетить замок Эльсинор. Там все мрачно и полно «загадок не нашего охвата». И невольно звучат в ушах слова Гамлета, обращенные к Призраку: «Скажи: зачем? К чему? Что делать нам?»

Это почти русская история: кто виноват и что делать? Смотреть и слушать Шекспира. Делать выводы. Мотать на ус. Извлекать исторические уроки. Иного не дано.

Юрий БЕЗЕЛЯНСКИЙ, Россия

Комментарии:

Там много моих статей на эту тему. Пять из них вошли в мою книгу "Шекспир: лица и маски" (М.: Спутник+, 2014).

Добавить комментарий:

Добавление пустых комментариев не разрешено!

Источник:

www.alefmagazine.com

ТАЙНА АКТЕРА ИЗ СТРАТФОРДА

ТАЙНА АКТЕРА ИЗ СТРАТФОРДА

Ученица 11 класса Санкт-Петербургской школы

Представить себе мировую культуру без Шекспира невозможно. Шекспироведение давно уже стало не просто частью литературоведения (и театроведения), но особой наукой, наукой интернациональной, со своими традициями и своей историей в каждой стране. И уже более двух столетий шекспироведы ведут незатихающий Спор об авторстве произведений Великого Барда.

В российском шекспироведении среди имен, стоявших у его истоков, можно назвать Карамзина, А.А. Бестужева, Кюхельбекера, Пушкина. Но о Великом Споре вокруг Шекспира в нашей стране читатели, школьники и студенты долгое время получали информацию только в односторонней, упрощенной идеологией интерпретации. В настоящее время об этом вопросе заговорили и в России.

ИСТОРИЯ ШЕКСПИРОВСКОГО ВОПРОСА.

Основания для сомнений в авторстве шекспировских произведений появились по мере обнаружения документов в стратфордских архивах и разнопланового изучения творчества Шекспира.

В середине XVII в. священник Томас Фуллер, собирая сведения для своей книги «История знаменитостей Англии», побывал в Стратфорде, но ему не удалось выяснить даже даты смерти писателя. Однако, Фуллер отметил, что Шекспир обладал очень малой ученостью. Затем священник Уорд, прослуживший в Стратфорде 19 лет, занялся изучением фактов о личности Шекспира. В это время еще были живы люди, знавшие и помнящие его. Уорд узнал немногое, но подтвердил отсутствие образования у Шекспира.

Первая биография Шекспира появилась в 1709 году. Николас Роу в виде предисловия к изданию пьес Шекспира поместил биографический очерк, вместе с гравюрой, изображающей стратфордский памятник. А в конце XVIII века Г. Лоуренсом и Дж. Уилмотом были высказаны первые сомнения в истинности общепринятых представлений о личности Шекспира. Затем знаменитый английский поэт С. Колридж выразил сомнения в правильности и полноте биографических фактов и обратил внимание всех на их несовместимость. Систематизацией и научным анализом всех накопившихся материалов о Шекспире и поисками новых занялся Эдуард Мэлон - адвокат, писатель, театрал.

В начале XIX века появился вариорум - издание, содержащее все варианты текста, разночтения, их объяснения учеными и полный комментарий. В нем содержалась и новая биография Шекспира, в которой несовместимость фактов биографии и творчества Шекспира выявилась более очевидно. В 1852 г анонимный автор в статье «Chamber's Edinburgh-Journal» высказал гипотезу о том, что Шекспир имел помощника, который подготавливал материал для его произведений. С тех пор споры о проблеме шекспировского авторства не прекращались. Сомнения в том, что Уильям Шакспер из Стратфорда действительно был Великим Бардом, высказывали уже многие знаменитые люди: Чарлз Диккенс, Марк Твен, Эмерсон, Бисмарк, Дизраэли, Палмерстон, поэты Уолт Уитмен и Джон Уайттир и др.

В 1857 году Делия Бэкон написала книгу «Разоблачённая философия пьес Шекспира», где сделала предположение, что автором пьес Шекспира был кружок единомышленников во главе с Фрэнсисом Бэконом – знаменитым английским философом, литератором, композитором и математиком. Среди других участников назывались сэр Уолтер Рэли и Эдмунд Спенсер.

А в 1888 г. вышла книга «The Great Cryptogram by Ignatius Donnelly». Автор заявил, что он нашел ключ для раскрытия тайнописи, которую Бэкон ввел в текст Шекспировских произведений.

Через десять лет была издана книга «Жизнь Уильяма Шекспира» историка и литературоведа Сидни Ли. Излагаемые им факты способствовали дальнейшему распространению сомнений. Количество работ по проблеме шекспировского авторства, шекспировской личности быстро росло и к концу XIX века оно исчислялось уже сотнями.

В 1918 году французский ученый А. Лефран опубликовал книгу, в которой доказывал, что под маской-псевдонимом «Уильям Шекспир» скрывался Уильям Стэнли, 6-й граф Дерби.

В 1920 году английский профессор Томас Луни пришел к твердому убеждению, что автором пьес мог быть Эдуард де Вер, 17-й граф Оксфорд.

В 50-е годы американец Калвин Гоффман высказал гипотезу, что за псевдонимом «Потрясающий Копьем» скрывался выдающийся драматург Кристофер Марло.

В работах Д. К.Шнейдера, К.Сайкса и профессора П. Пороховщикова получила развитие Рэтлендианская гипотеза.

В 1997 году И.М. Гилилов после многолетних исследований опубликовал книгу «Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна великого Феникса». Он привёл достаточно веские доводы в пользу теории, что под псевдонимом «Уильям Шекспир» скрывался Роджер Меннерс, граф Рэтленд, в соавторстве со своей женой, Елизаветой Сидни-Рэтленд. Книга была сравнена критикой с «разорвавшейся бомбой в шекспироведении». Осенью 1997 - весной 1998 года были проведены конференции в Институте мировой литературы и в Государственном лингвистическом университете, на них обсуждалась основная концепция «Игры об Уильяме Шекспире» и содержащиеся в книге гипотезы по ряду других проблем.

Исследования продолжались и рождались новые гипотезы.

А в 2008 году вышли сразу три книги с различными версиями.

С. Степанов («Уильям Шекспир») утверждает, что сонеты Шекспира – переписка Рэтленда, Пембрука и Елизаветы Сидни-Рэтленд.

М. Литвинова («Оправдание Шекспира») отстаивает версию, что произведения У. Шекспира были созданы двумя авторами – Фрэнсисом Бэконом и Мэннерсом, пятым графом Рэтлендом.

А Вирджиния М. Феллоуз («Код Шекспира») доказывает авторство Фрэнсиса Бэкона, а также наличие в печатных оригиналах первых фолио зашифрованных посланий содержащих ответы на многие исторические неувязки, раскрывающих тайны английского двора и другую информацию, которой Бэкон не мог «поделиться» при жизни. Все это, по мнению автора, Бэкон делал не в одиночку, а при помощи круга приближённых к нему лиц.

В 1964 году, когда мир отмечал 400-летие Шекспира, группа британских литературоведов внесла в английский парламент билль с просьбой вскрыть могилу Шекспира и положить конец распрям и вымыслам. Но могилу так и не вскрыли. Одним из доводов против вскрытия стала эпитафия, выбитая на могильном камне:

Помедли, путник, Христа ради,

И помолись за упокой.

Храни, Господь, тебя в ограде

За то, что прах не тронул мой.

ИЗУЧЕНИЕ ШЕКСПИРОВСКОГО ВОПРОСА В РОССИИ.

Долгое время о Великом Споре вокруг Шекспира в нашей стране знали совсем немного. В 20-х годах у нас получила распространение рэтлендианская гипотеза.

Ф. Шипулинский в книге «Шекспир - маска Рэтленда. Трехвековая конспиративная тайна истории» изложил историю шекспировского вопроса и основные положения рэтлендианской гипотезы. А.В. Луначарский также считал рэтлендианскую гипотезу наиболее вероятным решением вопроса о личности Уильяма Шекспира. В статье «Шекспир и его век» (шестая лекция из курса по истории западноевропейской литературы) он отмечал чрезвычайно странные и многочисленные совпадения биографических данных Рэтленда с «жизнью автора пьес, как мы могли бы ее представить». Впоследствии Луначарский подвергся идеологическим нападкам и от публичной поддержки этой гипотезы отказался, но свою статью в переизданиях оставил почти без изменений.

Вскоре эту дискуссию «прикрыли», сократилось до минимума и поступление объективной информации об ее ходе на Западе, где споры продолжались. Известный тогда литературовед И.А. Аксенов в биографическом очерке о Шекспире в Большой Советской Энциклопедии писал: «Все эти гипотезы представляют собой занимательное и остроумное чтение, входя в состав литературы "исторических загадок". Решения вопроса об авторе текстов они не дают, и дать не могут».

Основные положения о неприемлемости для советского шекспироведения вообще всех нетрадиционных - нестратфордианских - гипотез были сформулированы А.А. Смирновым в его предисловии к изданию пьесы М. Жижмора «Шекспир. (Маска Рэтленда)». Смирнов обвинял нестратфордианцев (он называл их антишекспиристами) в том, что они исходят из немарксистского, внеклассового метода истории литературы, и потому их версии методологически порочны и антинаучны. В дальнейшем аргументы, приведенные Смирновым, стали рассматриваться как «руководящие», они переходили с незначительными изменениями в статьи и диссертации шекспироведов следующих поколений.

Но подрастали новые поколения, читали Шекспира, и у них тоже появлялись недоумения и сомнения. Кое-что доходило и с Запада, где дискуссия продолжалась. Поэтому время от времени, в порядке профилактики, для широкой публики давались разъяснения в духе аргументов А.А. Смирнова. Так, в начале 1960-х годов, накануне юбилейных торжеств - четырехсотлетия Шекспира - появились статьи, в которых повторялся тезис об идеологической неприемлемости нестратфордианских гипотез.

Прекращение цензуры, свобода слова привели к появлению у нас информации о Великом Споре, над которым больше не довлеет идеологическое отлучение. Появились новые исследования и новые версии.

ФАКТЫ , ВЫЗЫВАЮЩИЕ СОМНЕНИЯ В АВТОРСТВЕ.

Анализируя факты, из которых состоят традиционные биографии Шекспира, можно заметить, как эти факты расходятся и группируются вокруг двух противоположных полюсов, образуя две различные биографии. Одна - это творческая биография Уильяма Шекспира, состоящая из дат появления его произведений, откликов на них, анализа их достоинств, но не содержащая никаких конкретных данных о его личности и окружении. Вторая состоит из документов о жизни, семье и занятиях уроженца городка Стратфорда-на-Эйвоне У. Шакспера, пайщика лондонской актерской труппы, не имевшего образования, активно занимавшегося приобретением и умножением своего имущества и капиталов. Это словно другая биография – биография человека, не имеющего никакого отношения к творчеству, к литературе и поэзии. Мимо этого противоречия сегодня не может пройти ни один биограф Шекспира.

Сомнения в авторстве стратфордского Шакспера основываются на следующих обстоятельствах:

- Не сохранилось ни одной документальной строки Шекспира о самом себе.

- При жизни Шакспера и в течение нескольких лет после его смерти никто ни разу не назвал его поэтом и драматургом. Ни один современник не говорит об актере Шакспере как авторе выходивших под этим именем произведений. Даже его зять доктор Холл в своем дневнике не обмолвился ни единым словом о том, что его тесть автор известных произведений. В родном городе Стратфорде Шакспер был известен не как писатель, а как коммерсант.

- Родители, жена и дети Шакспера из Стратфорда были неграмотны. Нет документального подтверждения, что и сам Шакспер умел хорошо писать. Не обнаружено ни рукописей его пьес или стихов, ни деловых бумаг, ни одного его письма. Достоверные его автографы — только подписи фамилии и имени под несколькими юридическими документами. Графологические экспертизы этих подписей дают несовпадающие заключения. Все подписи заметно отличаются одна от другой, даже имеют различную орфографию, но, ни одна полностью не совпадает с именем Шекспир (Shakespeare). Подписи под завещанием написаны по-разному: на первой и второй странице - William Shakspere, Wilm Shakspere, на третьей - William Shakspeare. На последней странице завещания не просто подпись, а почти фраза: «. by me William Shakspeare» («. мной, Уиллиамом Шакспером»). Эксперты констатировали, что первые три слова написаны четким почерком; а фамильное имя почти такими же корявыми, неуверенными буквами, что и на второй странице. Очевидно, первые три слова написал нотариус.

- Некоторые учёные считают, что имя («Shakspere» или «Shaksper» - «Шакспер»), записанное в церковной книге при крещении, и «Shakespeare» или «Shake-speare» — Шекспир, имя, которым подписаны произведения, дают основания полагать, что это могут быть разные лица. В то время как издания Фолио и Кварто подписаны именем «William Shakespeare», все известные автографы актера из Стратфорда читаются как «William Shakspere».

- Завещание Шакспера — очень объёмный и подробный документ, однако в нём не упоминается ни о каких книгах, бумагах, поэмах, пьесах.

- Создатель литературного наследия под фамилией «Шекспир» должен был быть философом, мудрецом, обладать основательными знаниями в области географии, истории, мифологии, символизма, геральдики, медицины, юриспруденции, риторике, музыке, ботанике, в военном и даже морском деле. Например, команды, отдаваемые боцманом в «Буре», точно соответствуют ситуации, в которой оказалось терпящее бедствие парусное судно. Он должен был владеть французским, итальянским, латинским и греческим языками. Лексический словарь произведений Уильяма Шекспира составляет по разным данным от 15 до 22 тысяч слов.

В произведениях Шекспира насчитали: 260 случаев использования им мифологических и исторических персонажей классической античности; 124 места, связанных с юриспруденцией; 172 - с морским делом; 192 места свидетельствуют о знании военного дела; герои Шекспира упоминают названия 63 различных трав, цветов и деревьев. Следует отметить, что публичных библиотек до конца XVI века в Англии не было. Этот факт дает основание предположить, что такие знания и эрудицию Шекспир мог получить в университете, либо от домашних учителей и от людей, лично участвовавших в военных походах. А доскональное знание Шекспиром многих городов Северной Италии вызывает предположение, что он там побывал.

- Но Шакспер из Стратфорда никогда не плавал по морю, не участвовал в военных действиях, не занимался спортом, не разбирался в ботанике.

- Шакспер давал деньги под проценты, что тогда считалось позорным занятием. Известно о судебных тяжбах, которые характеризуют его как человека стяжательного, даже алчного, и агрессивного. Среди тех, кого он преследовал за долг, был его земляк, у которого он в судебном порядке изъял неуплаченный долг в два шиллинга. Стратфордец бегал от уплаты налогов и купил право у короны собирать десятину со своих сограждан. В самом зените своей литературной славы он больше всего был занят скупкой солода для пивоварения. Но вопреки своей известной скупости, Шекспир не делал никаких попыток хоть как-то контролировать издания своих пьес, многие из которых печатались анонимно.

- Нет сведений о его аристократических знакомствах, а произведения Шекспира говорят о его близком знакомстве с придворным этикетом, титулатурой, родословными, языком самой высокородной знати и монархов. Статистики насчитали 196 мест в его произведениях, где проявилось знание времяпрепровождения титулованных лендлордов, их игр и развлечений, в том числе таких редких и дорогих, как охота с соколами, псовая охота, теннис. Эти знания не могли быть обретены заочно.

- Представления по пьесам Шекспира имели место в Оксфорде и в Кембридже, в то время как по правилам в стенах этих университетов могли ставиться только произведения их выпускников.

- Никто в Англии не отозвался ни единым словом на смерть Шакспера, несмотря на то, что на смерть известных людей было принято писать эпитафии.

- Не осталось ни одного достоверного прижизненного портрета Шекспира, и нет указаний, что они когда-либо существовали. Значительные различия в существующих портретах убедительно говорят о том, что эти художники не знали подлинного облика Шекспира. Тщательное рассмотрение портрета, написанного Друшаутом, раскрывает несколько странностей. Энтузиасты бэконовской версии утверждают, что изображённое на портрете лицо представляет карикатуру или, возможно, посмертную маску Фрэнсиса Бэкона.

- Памятник на могиле Шакспера изображает человека, мало похожего на портрет, приложенный к первому собранию сочинений Шекспира. Изображение памятника в сочинении Уильяма Дугдейла и в первой биографии Шекспира, принадлежащей перу Роу, изображает грузного бородатого человека, прижимающего к животу какой-то мешок. Капители колонн украшены головами леопардов. В руках у правого херувима вместо факела - песочные часы. Лицо Шакспера - худощавое, щеки сморщены, борода неряшливая, усы свисают вниз. В 1748-1749 гг. театральный предприниматель Джон Холл с помощниками отремонтировали и украсили памятник. Шакспер потерял леопардов на капителях колонн и огромный мешок с каким-то добром, зато обзавелся пером и бумагой, а лицо его обрело некоторое благообразие.

- В предисловии к изданию «Троила и Крессиды» в 1609 году говорится о «Великих Владетелях Пьес» («Grand Possesors of Plays»), от которых зависит появление шекспировских произведений. Автор говорит о них с величайшим почтением, а о театре и его публике - с высокомерной брезгливостью. Из посвящения Первого Фолио известны имена двух из «Великих Владетелей» - сыновей Мэри Сидни-Пембрук: Уильяма, графа Пембрука, лорда-камергера, и Филиппа, графа Монтгомери.

- Неизвестно кто редактировал тексты пьес и вносил в них значительные изменения через много лет после смерти Шакспера. В «Виндзорских насмешницах» - более тысячи новых строк, часть текста заново отредактирована; во 2-й части «Генриха VI» - 1139 новых строк, около двух тысяч строк отредактировано; в «Ричарде III» - соответственно 193 и 2000. В «Короле Лире» - 1100 новых строк, в «Гамлете» добавлено 83 новые строки и убрано 230 и т.д.

- В деловом дневнике театрального предпринимателя Филипа Хенслоу (с подсчетами и расписками) записаны имена практически всех современных Шекспиру драматургов, которым предприниматель платил за пьесы. Только имя Уильяма Шекспира ни разу не встречается в этих записях, хотя в дневнике есть названия шекспировских пьес, к постановке которых Хенслоу имел отношение.

Недостаток документов и сведений о жизни Шекспира нередко восполнялся так называемыми «реликвиями». Появление первых «реликвий» связано с «шекспировским юбилеем», прошедшем в сентябре 1769 года. Среди реликвий были перчатки Шекспира, шекспировские чернильница и кресло, рожок для обуви, кольцо-печатка, скамейка, пивная кружка и расшитая золотом скатерть – «подаренная Барду королевой Елизаветой I». Их появлению немало способствовал руководитель торжества знаменитый актер Дэвид Гарик.

Параллельно с реликвиями росло собрание «преданий» и анекдотов про Шекспира. В истории шекспироведения как сочинитель нескольких «преданий» и изготовитель фальшивок хорошо известен Джон Джордан, колесник из Стратфорда. Он подрабатывал тем, что служил гидом по Стратфорду и его окрестностям для интересующихся Шекспиром путешественников. Наибольшую известность из творений Джордана получило так называемое духовное завещание отца Шекспира. Это были шесть сшитых вместе листов бумаги с католическим исповеданием веры и именем Джона Шакспера, вписанным в начале каждого раздела. Как сообщал Джордан, оригинал написан «красивым и разборчивым почерком», но в нем отсутствовал первый лист. Документ был послан Мэлону. При уточнении обстоятельств появления находки, Мэлон обнаружил записную книжку, где рукой Джордана был написан весь текст. Ответы Джордана на возникшие вопросы были уклончивы и противоречивы. Мэлон опубликовал текст, но потом все-таки пришел к окончательному выводу, что это «завещание» не имеет отношения к Джону Шаксперу.

В конце XVIII века произошла другая наделавшая много шума история. Уильям Генри, двадцатилетний клерк, в течение нескольких лет морочил всем головы, изготавливая «рукописи». В феврале 1795 года, решив, что коллекция обрела достаточную полноту и убедительность, его отец, Сэмюэл Айрленд, открыл ее для публичного обозрения. Издание «рукописей» позволило вмешаться самому Мэлону. Оказалось, что содержание, орфография и обстоятельства появления сенсационных «документов» неоспоримо свидетельствовали о грубой фальсификации.

Говоря фальсификациях нельзя не упомянуть и о Джоне Пейне Кольере. Кольер считался знатоком старой английской литературы и издал немало книг, в том числе сочинения Шекспира. При этом он постоянно использовал сфабрикованные или фальсифицированные документы. Подделывая почерк и чернила под старинные, он изготовлял нужные ему письма с упоминанием имени Шекспира или вписывал это имя в подлинные документы. Особенно скандальную известность получили его махинации с экземпляром Второго Фолио 1632 года, куда он вписал огромное количество поправок, объявив, что нашел подлинные корректорские правки. Эти поправки он стал вносить в тексты шекспировских пьес в своих изданиях (1842- 1853). Прошло немало времени, пока подделки Кольера были разоблачены. Но многие сочиненные им «факты» и «поправки» в шекспировских текстах успели разойтись по миру, особенно в переводах и еще долго оказывали влияние на представления о Великом Барде и его творениях среди читателей в разных странах, в том числе и в России.

Фальсификаторы реликвий не обошли своим вниманием и дройсхутовскую гравюру, изображающую Шекспира. Имело место предположение, что Дройсхут делал свою гравюру с прижизненного портрета Шекспира. И вот такой первопортрет приобрела миссис Флауэр и подарила его Шекспировскому мемориалу, а сотрудник Мемориала Эдгар Флауэр представил экспертам. Эксперты Британского музея и Национальной картинной галереи признали картину подлинной. Картина была экспонирована в Национальной картинной галерее, а знаменитый шекспировед Сидни Ли поместил ее репродукцию на фронтисписе своего главного труда «Жизнь Шекспира». Долгое время потом такие репродукции украшали различные переиздания Шекспира и труды о нем на разных языках. И только в 1966 году было произведено исследование с применением рентгеновских лучей, показавшее, что под портретом находится другая картина - Мадонна с младенцем, вероятно, работы какого-то итальянского мастера XVI века. По ряду признаков специалисты заключили, что портрет создан гораздо позже гравюры - вероятней всего, уже в следующем столетии.

ОСНОВНЫЕ ПРЕТЕНДЕНТЫ НА АВТОРСТВО.

Первый, и самый серьезный претендент на авторство произведений Шекспира – его современник, философ и мыслитель, Фрэнсис Бэкон. Сторонники этой гипотезы приводят достаточно веские доводы.

- Бэкон жил в 30 километрах севернее Лондона, возле города Сент-Олбанс, который в шекспировских произведениях упоминается 15 раз, тогда как родной город Шекспира, Стратфорд-на-Эйвоне, не упоминается вообще.

- В 1867 году был найден так называемый нортумберлендский манускрипт, состоящий из 22 листов и обложки. На обложке рукой родственника Бэкона написаны названия содержавшихся в манускрипте работ Бэкона и Шекспира («Ричард II» и «Ричард III»), имена «Уильям Шекспир» и «Фрэнсис Бэкон» как вместе, так и порознь, строка из «Лукреции» и необычное словечко из «Бесплодных усилий любви» - hononficabilitudino.

- Джеймс Уилмот обнаружил в произведениях Шекспира множество мыслей, выражений и словечек, заимствованных из записной книжки Фрэнсиса Бэкона 1595 года, которая при его жизни не публиковалась. Более того, он обнаружил в бэконовских и шекспировских произведениях одни и те же ошибки при цитировании античных авторов. А также, что у обоих было одинаковое видение исторического процесса и один любимый образ – «колесо Фортуны». Следует обратить внимание на то, что первое большое сочинение Бэкона вышло в 1605 году, когда уже были написаны три четверти произведений Шекспира. И Шекспир из Стратфорда не мог познакомиться с мыслями Бэкона, так как нет никаких, даже косвенных, свидетельств их знакомства. К тому же Ф.Бэкон не излагал этих мыслей в произведениях, изданных под его собственным именем.

- Мнение о сухом, схоластическом, чуть ли не канцелярском стиле, присущем Бэкону опровергается примерами яркой образности, иносказательной художественной речи в его произведениях. Например, знаменитый афоризм Бэкона – «Истина - дочь Времени, а не Авторитета».

- Главным делом своей жизни Бэкон считал борьбу с невежеством, а своей музой он называл богиню мудрости Афину Палладу. Афину обычно изображают с копьем. А Паллада значит — «потрясающая». Отсюда и псевдоним — Shake Speare, потрясающий копьем. В то время символизм буквально пронизывал культурную жизнь Европы.

- Бэконианцы заметили, что среди мифологических персонажей пьесы «Венера и Адонис» есть кабан – родовой знак, родовой тотем Бэкона. На этом основании, они сделали вывод, что этот знак даёт понять, кто был реальным автором.

- Фрэнсис Бэкон был одним из руководителей и, возможно, организатором ордена розенкрейцеров в Англии. А кружок, который подразумевала Делия Бэкон, скорее всего орденский круг английских розенкрейцеров. Это объясняет наличие в пьесах Шекспира мистики и настоящих розенкрейцеровских посланий и шифрограмм.

- В 1930-е годы исследователи обнаружили, что в Первом Фолио среди виньеток окружающих первую букву в трагедии «Буря» многократно повторяется имя «Francis Bacon».

- Известно, что Бэкон придумал систему тайнописи еще молодым человеком, назвав ее «двухбуквенным шифром» и описал ее в двух работах «Успех познания» и «О достоинстве и приумножении наук». Это была стеганографическая бинарная система, в которой с помощью шрифтов двух видов (названных A и B) в буквы произвольного текста скрытно вносилась дополнительная информация. Криптографические доводы в пользу авторства Бэкона были собраны в книге французского генерала Картье, опубликованной в 1938 году. Картье обнаружил, что в книге Бэкона «Новый Органон» текст явно набран шрифтами двух видов. Он был профессиональным криптографом, а потому без особого труда разбил двоичную последовательность на буквы и вскрыл смысл зашифрованных слов. В результате был расшифрован таинственный документ Бэкона, оказавшийся его тайной автобиографией, в которой разоблачались многие тайны английского двора. В ней Бэкон перечисляет свои псевдонимы, под которыми были изданы его многочисленные труды. Среди них указано и имя Уильяма Шекспира.

- Бэконианцы доказывают, что сравнение портрета Шекспира с портретами Бэкона выявляет значительное сходство, а основное различие связано с ретушью. Так линия, идущая от уха к подбородку, может говорить о том, что это маска. Обращается внимание на то, что голова на портрете Шекспира не связана с телом, а покоится на воротнике. Но самое странное – это камзол, одна половина которого одета задом наперед. Рисуя жакет, художник правильно нарисовал левую руку, но правая рука развёрнута наоборот. Такой вид изображений был характерен для специальных рыцарских гравюр.

Сравнение портретов Шекспира и Бэкона с помощью наложения одного на другой.

К концу XIX века нашлось много сторонников бэконовской версии. В Северной и Южной Америке, Индии и России, Бельгии, Германии, Англии газеты и журналы высказывали догадки и гипотезы одна другой фантастичнее. Однако, им так и не удалось доказать, что под псевдонимом "Уильям Шекспир" скрывался именно великий философ. Последователи бэконианской гипотезы активно действуют и сегодня. Ведь после их открытий и исследований причастность Бэкона к «шекспировской тайне» трудно отрицать. Но характер этой причастности продолжает оставаться неясным.

РОДЖЕР МЭННЕРС, 5-ЫЙ ГРАФ РЭТЛЕНД.

Другим наиболее вероятным претендентом на авторство шекспировских произведения является Роджер Мэннерс, 5-ый граф Рэтленд.

- В детстве оставшийся без отца Роджер Мэннерс находился под опекой первого королевского министра лорда Берли и считался «ребенком государства». Вспомним первую строку шекспировского сонета 124 - «If my dear love were but the child of state». Это выражение «the child of state» - «дитя государства» употреблялось редко и немногими. Берли вскоре передал заботу о воспитании юного Рэтленда Фрэнсису Бэкону. То, что Шекспир был хорошо знаком с идеями Бэкона, сегодня трудно оспаривать.

- Первые шекспировские поэмы сопровождены авторскими посвящениями графу Саутгемптону, о неразлучной дружбе которого с Рэтлендом имеются многочисленные письменные свидетельства. Оба молодых графа много времени проводили в театре. Учивший их итальянскому языку Джон Флорио выведен в пьесе «Бесплодные усилия любви» в образе учителя Олоферна. Другой персонаж пьесы, дон Адриано де Армадо – сатирический портрет хорошо знакомого Рэтленду Антонио Переса.

- Почти все книги, послужившие источниками для Шекспира при создании его произведений, были в библиотеке поместья Ретланда. Там же находится рукопись варианта песни из «Двенадцатой ночи», написанная, как установил П. Пороховщиков, рукой Рэтленда. Это единственная достоверная рукопись шекспировского текста.

- Первыми, кто признал и высоко оценил произведения Шекспира, были кембриджские университетские друзья Рэтленда - Уивер, Барнфилд, Ковел, Мерез. Уильям Ковел в 1595 году включил Шекспира в число поэтов и писателей - воспитанников университета. Следы Кембриджа ученые находят во многих шекспировских произведениях. Это не только знания классики, права, риторики, но и кембриджского слэнга - выражений и словечек, бывших в ходу только у студентов.

- Города Северной Италии, где побывал Рэтленд, являются местом действия шекспировских пьес. Рэтленд занимался в Падуанском университете. Там же учились датчане Розенкранц и Гильденстерн, выведенные под своими именами в «Гамлете». А Транио в «Укрощении строптивой» перечисляет дисциплины, изучаемые в Падуе. Интересно, что сразу же после визита Рэтленда в Данию в «Гамлете» были добавлены многочисленные детали, свидетельствующие о личном знакомстве автора с обычаями датского королевского двора и даже с деталями интерьера королевской резиденции.

- В 1597 году Рэтленд принимал участие в экспедиции к Азорским островам, которая попала в страшную бурю. Действия команды терпящего бедствие парусного судна с большой достоверностью описаны в шекспировской пьесе «Буря».

- Еще одна существенная деталь: на титульном листе первого издания указано, что пьеса исполнялась в Кембриджском и Оксфордском университетах. Однако, в университетах игрались только пьесы, сочиненные преподавателями и питомцами университетов. Актеры в стены университетов не допускались. Вот и Полоний в «Гамлете» вспоминает, как он исполнял роль Цезаря в какой-то пьесе, когда учился в университете.

- Рэтленд был ближайшим другом, родственником и соратником Эссекса, о горячей симпатии к которому говорит Шекспир в «Генрихе V». Трагический перелом в творчестве Шекспира совпадает с провалом эссексовского мятежа, в котором принял участие и Рэтленд. За это он был жестоко наказан, унижен, и разорен. Отзвуки трагической истории Эссекса слышатся в «Тимоне Афинском», «Юлии Цезаре» и «Кориолане». Но этот перелом никак не отразился на стратфордском Шакспере. Он в это время занимался своими обычными делами: в 1602 году приобрел большой участок земли возле Стратфорда и строение в самом городе.

- Для графа Рэтленда смерть Елизаветы I означала конец ссылки и разорения, появление надежды на лучшее будущее. И Шекспир никак не откликнулся на это событие, в то время, когда смерть королевы была оплакана многими поэтами Англии.

- Новый король проявлял необычайный интерес к театральным делам, но следов его внимания к драматургу, чьи пьесы он любил, историки не обнаружили. Зато король Иаков останавливался в Бельвуаре и пожаловал Рэтленду почетные посты. Рэтленд был полностью восстановлен во всех правах и избавлен от уплаты разорительного штрафа. Король возвел в рыцарское достоинство братьев Рэтленда и других близких ему людей.

- Женой Рэтленда стала дочь великого поэта Филипа Сидни - Елизавета. Она была талантливой поэтессой и подобно мужу всегда скрывала свое авторство. С ее двоюродным братом графом Пембруком и его матерью Мэри Сидни-Пембрук Рэтленда связывала тесная дружба. Считают, что именно граф Пембрук передал издателю шекспировские сонеты, ему же посвящено посмертное Великое Фолио, инициатором появления и редактором которого была Мэри Сидни-Пембрук.

- В шекспировских сонетах несколько раз обыгрывается родовое имя Рэтленда - Мэннерс. Аналогично поступает и Бен Джонсон в поэме, посвященной памяти Шекспира в Великом фолио. Джонсон хорошо знал Рэтлендов и неоднократно подтверждал, что знал Шекспира.

- Смерть четы Рэтленд летом 1612 года совпадает с прекращением шекспировского творчества. В шекспироведении общепризнано, что последняя шекспировская пьеса «Генрих VIII» (1613 г.) была дописана Джоном Флетчером. Но Уильям Шакспер жил еще три года.

- Через несколько месяцев после смерти Рэтлендов Шакспер получил от их дворецкого деньги и навсегда покинул Лондон.

Сторонники гипотез о групповом авторстве, в первую очередь, опираются на объем лексикона Шекспира. Таким лексиконом не мог обладать один человек, как бы гениален и образован он ни был. Кроме того, в некоторых пьесах явно чувствуется другая рука. А коллективное творчество в различных формах в ту эпоху было не редкостью.

Первыми литературными произведениями коллектива розенкрейцеров, который возглавлял Ф. Бэкон, были две поэмы, написанные на сюжет Овидия. Шекспир также часто обращается к Овидию в своих произведениях. В пятом акте пьесы Шекспира «Тщетные усилия любви» произносится странное слово, состоящее из 27 букв – «гонорификабилитудинитатибус». Это слово непонятное по смыслу, оказалось одной из математических шифровок, числовое значение букв, входящих в это слово соответствует знаменитому розенкрейцеровскому числу – 287.

Другого мнения был Д.М. Робертсон и его школа (в России - И.А. Аксенов). Они считали, что большая часть шекспировских пьес является переделками текстов его предшественников (Грин, Марло, Пиль, Кид), или же написана в сотрудничестве с такими писателями, как Чапмен, Мессенджер, Флетчер. Роль самого Шекспира, по их мнению, часто сводилась к окончательной литературной правке текста. Это предположение вызвало возражения со стороны ряда влиятельных английских шекспироведов. Взгляды Робертсона были осуждены и сегодня сторонников этой школы немного. Но сотрудничество Шекспира с другими авторами уже не исключается большинством ученых.

Так, С. Степанов считает, что сонеты У. Шекспира — переписка Рэтленда, Пембрука и Елизаветы Сидни-Рэтленд.

А М. Литвинова доказывает, что произведения У. Шекспира были созданы совместным творчеством Ф. Бэконом и Рэтлендом. Бэкон сочинял сюжеты, а Ратленд переписывал их поэтическим языком. Таким образом писались пьесы первого десятилетия. После 1603 года Ратленд писал один. И сонеты Шекспира написаны только Ратлендом. Эпитет «Shakespeare» или «Shake-speare» («потрясающий копьем») относится к образу Афины Паллады, потрясающей копьем, покровительницы университета «Грейзинн», где учились Бэкон и Ратленд, а Бэкон одно время даже постоянно там жил. Афина Паллада была музой Фрэнсиса Бэкона. Литвинова также обращает внимание на шекспировский портрет с одинаковыми рукавами в Первом Фолио. Она делает предположение, что эти рукава символизируют две правые пишущие руки - значит, за пьесами Шекспира стоят два автора. К тому же в книге сонетов, изданной в 1640 году у Шекспира, изображенного на титульном листе, вторая правая рука закрыта плащом. То есть издатели сонетов знали, что их писал один человек.

Между тем, Илья Гилилов очень убедительно отстаивает свою версию, что под псевдонимом Уильяма Шекспира скрывается чета Рэтлэнд - Роджер Меннерс, граф Рэтленд и Елизавета Сидни-Рэтленд.

Среди авторов, причастных к розенкрейцеровскому кружку, был и Кристофер Марло, английский поэт, переводчик и драматург. Он был современником Шекспира и даже родился с ним в один год. В творчестве Марло и Шекспира много общего. Иногда пьесы Шекспира развёртывают идеи, мысли и даже целые сюжеты, заключённые в произведениях Марло. Существует гипотеза, что Шекспир заимствовал или переделал многие из пьес Марло, выдав их за свои. Некоторые ученые в разное время высказывали мнение, что первые исторические хроники Шекспира, особенно три части «Генриха VI», являются переделками материала, оставшегося после Марло, Грина, Пиля или кого-то еще.

Келвин Гофман, более двадцати лет собирал доказательства причастности Марло к шекспировскому творчеству. Он отыскал, множество мест, которые совпадали у этих авторов. К примеру, существует большое сходство между поэмами Марло «Геро и Леандр» и Шекспира «Венера и Адонис». К. Гофман обратил внимание на схожести внешних черт одного из портретов Кристофера и портрета Уильяма Шекспира. Гофман предположил, что Марло не умер, а сбежал в Италию, где и сочинял пьесы и сонеты. Произведения он отсылал своему покровителю Фрэнсису Уолсингему, который переписывал их, а затем обходил театры, чтобы найти того, кого можно было бы выдать за автора пьес. Ему повстречался актер на небольшие роли по имени Уильям Шекспир, охотно согласившийся стать «автором» этих пьес. Примечательно, что Шекспир появился на литературной сцене лишь в 1592–1593 годах, сразу после смерти Кристофера Марло, то есть начал писать лишь в тридцать лет, а для человека, жившего во времена Елизаветы, это уже было солидным возрастом. В 1956 году Гофман предпринял раскопки склепа Уолсингемов, где надеялся найти рукописи Марло. Но никаких рукописей не обнаружили. Другие сторонники этой гипотезы высказывали предположение, что живший после 1593 года под чужим именем Кристофер Марло был связан с кругом графини Мэри Сидни-Пембрук и с самим королем Иаковом.

Следующий претендент Эдуард де Вер, 17-ый граф Оксфорд. (1550-1604) был предложен Томасом Луни. Оксфорд был близок к королевскому двору. Это объясняет хорошее знание Шекспиром мира дворцовых тайн и интриг, мира власти. Гербовый щит Оксфорда венчало изображение льва, потрясающего сломанным копьем. Луни ссылается на свидетельство Ф.Мереза о том, что граф Оксфорд, один из лучших авторов комедий, был покровителем нескольких актерских трупп. В доказательство Луни приводит главные черты, присущие подлинному Шекспиру и нашедшие отражение в его произведениях. С этими характеристиками личности Шекспира можно согласиться, но им соответствует не только Оксфорд, но и некоторые другие современники писателя. Многое сделал для пропаганды этой гипотезы американский писатель Чарлтон Огбурн. Оксфордианская гипотеза получила в Англии и США широкое распространение. В 1987-1988 гг. оксфордианцы организовали на самом высоком уровне игровые судебные разбирательства с соблюдением всех внешних атрибутов юридических процедур «претензий» графа Оксфорда на авторство шекспировских пьес. Эти процессы в Вашингтоне и Лондоне снова привлекли внимание широкой публики к «шекспировскому вопросу», хотя высокие судьи (среди которых были члены Верховных судов обеих стран) и не признали доводы адвокатов Оксфорда о его авторстве достаточно убедительными. Слабым местом оксфордианской гипотезы является очень ранняя дата смерти Оксфорда - 1604 год, тогда как значительная часть шекспировских пьес была явно создана позднее. Не находят убедительного объяснения в оксфордианской гипотезе и такие важные факты, как посвящение Великого фолио 1623 года Пембруку и Монтгомери и активное участие в издании Бена Джонсона.

Еще одним из претендентов называют старшего брата Уильяма Стэнли, Фердинандо (лорд Стрендж). Он содержал актерскую труппу, в которой, как считают некоторые, и начал свою карьеру Уильям Шакспер. Фердинандо писал стихи и был воспет Эдмундом Спенсером под именем Аминта. Имеется свидетельство (письмо испанского агента от 1599 года) о том, что Дерби был занят писанием комедий для публичных театров. Инициалы «W.S.» (Уильям Стэнли) совпадают с инициалами, которыми были подписаны некоторые шекспировские издания. Театр, устроенный ремесленниками в пьесе «Сон в летнюю ночь», напоминает народные представления, устраивавшиеся в городе Честере, покровителями которых были графы Дерби. Но дербианской гипотезе недостает более определенных доказательств. Как и в случае с Бэконом, дербианцам трудно объяснить выход в свет шекспировского Великого фолио в 1623 году, когда Дерби был еще жив и здоров.

И еще одно историческое лицо, которое могло претендовать на авторство произведений, известных под фамилией «Шекспир» – Филипп Сидни. В то время в столице Англии вокруг него сплотился кружок поэтов, названный Ареопагом. Трагическая гибель сделала его английской национальной легендой. Предполагается, что сестра Филиппа, Мария графиня Пембрук решила возродить Сидни, дав жизнь его литературным творениям. Несмотря на просьбу Филиппа все сжечь после его смерти, она несколько лет приводила в порядок его труды, дописала незаконченные произведения и издала их в 1593 году. Возможно, именно тогда поэты решили объединить свои усилия и писать совместный труд. И им потребовалось имя, которое объединило бы всех и не стало бы искушением по части «медных труб» для кого-то одного. Может быть, этим именем и стало имя Уильям Шекспир.

Кроме перечисленных выше, претендентами на авторство были названы граф Эссекс, Уолтер Рэли, Роберт Сесил, ряд других известных деятелей и литераторов елизаветинско-якобианской Англии, включая самих монархов - королеву Елизавету I и короля Иакова I.

ТРАДИЦИОННЫЕ ВЗГЛЯДЫ («СТРАТФОРДИАНСТВО»)

Приверженцы традиционных взглядов ведут постоянную и ожесточенную борьбу с «еретиками» и в пользу стратфордского Шекспира приводят свои аргументы.

Они утверждают, что имя Шекспира при его жизни появилось на десятках изданий его произведений. Сразу после смерти Шекспира двое его друзей-актеров издали его произведения, а четыре поэта, включая Бена Джонсона, восславили его. Джонсон критиковал экстравагантность шекспировского стиля и отмечал его ошибки, но восхвалял его как драматурга.

Во времена Шекспира настоящей литературой считались произведения, принадлежавшие к высоким и общепризнанным литературным жанрам. Пьесы для народного театра такими не признавались. Потому первые издания пьес Шекспира были анонимным, как и пьесы других писателей. И поэтому первые поэмы были названы им «первым плодом моего творчества», тогда как на сцене было поставлено уже не менее шести его пьес.

Сторонники традиционного подхода объясняют отсутствие в завещании упоминания о пьесах тем, что их не было в Стратфорде, и они Шекспиру не принадлежали. В то время писатель, продав пьесу театру, переставал быть собственником произведения и, получал лишь единовременную плату.

Шекспир жил на доходы от участия в актерском товариществе, куда вложил свои средства. Ему, человеку низкого звания и общественного положения, хотелось занять более свободное и независимое место в обществе. Отсюда и его активная хозяйственная деятельность.

Что касается жизнеописаний, то жанр биографии деятелей культуры начал развиваться в Англии лишь четверть века спустя после смерти Шекспира.

Сомнения, окончил ли Шекспир школу, основанные на отсутствии документа об образовании, опровергаются тем, что актеру требовалось умение прочитать и выучить наизусть роль. Если он умел читать, то надо полагать мог научиться и письму. Известно даже, как он писал. Его друзья-актеры, издавшие первое собрание пьес, Хеминг и Кондел писали: «Его мысль всегда поспевала за пером, и задуманное он выражал с такой легкостью, что мы не нашли в его рукописях никаких помарок». А отсутствие упоминания книг в завещании отнюдь не говорит, что их не было у него в доме.

Пьесы Шекспира мог написать только человек, досконально знавший театр. Актеры более позднего времени, игравшие в шекспировских пьесах, обнаружили, что Шекспир учитывал физические возможности актера и на протяжении пьесы создавал для него паузы. К примеру, в четвертых актах трагедий исполнитель главной роли в некоторых сценах совсем не появляется перед зрителями.

Но стратфордианцам пока не удается достаточно аргументировано опровергнуть все сомнения.

Надо отметить, что в этом Споре речь идет не о «разоблачении» Шекспира, а о его постижении. Загадка Шекспира – не столько в подлинности имени, сколько в самой личности великого поэта и драматурга, в его гении, равного которому нет во всей истории мировой литературы.

На сегодняшний день целый ряд серьезных проблем шекспироведения остается открытым: различия в текстах прижизненных и посмертных изданий, датировка многих произведений, авторство так называемых сомнительных пьес, в разное время приписывавшихся Шекспиру, но не вошедших в канон, и т.д. Широко известны бесчисленные, но до сих пор безуспешные попытки идентифицировать героев шекспировских сонетов. Немало проблем связано с творчеством современников Шекспира.

Для российских шекспироведов сегодня появились возможности для проведения независимых исследований. И они уже проводятся. А.М. Литвинова и И. Гилилов на основании длительных и кропотливых исследований выдвинули оригинальные и достаточно доказательные гипотезы.

1. Бренда Джеймс, Уильям Д. Рубинстайн. Тайное станет явным. Шекспир без маски./ Перевод Марина Литвинова, Н. Литвинова - Изд: «Весь Мир».2008. - 360 с.

2. Валентин Герман. Портрет Шекспира, или Личное дело Френсиса Бэкона. - Изд.: Арт Хаус медиа. 2008. - 304 с.

3. Все величайшие загадки истории. Панкова Мария Александровна, Романенко Инга Юрьевна, Вагман Илья Яковлевич, Кузьменко Ольга Александровна. - М.: АСТ, 2008 г. - 512 с.

4. Е.Б. Черняк. Пять столетий тайной войны. Из истории секретной дипломатии и разведки. - М.: Международные отношения. 1991. - 546 с.

5. И.Гарин. Пророки и поэты. В 8 томах. Том шестой. - М.: Издательство Терра, 1994.

6. Илья Менделевич Гилилов. Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна великого феникса. 2-е изд.,испр. и доп. - М.: Междунар. отношения, 2000. - 536 с.

7. Марина Литвинова. Оправдание Шекспира.- М.: Вагриус. 2008. - 656 с.

8. Мэнли П. Холл Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии. — СПБ.: СПИКС, 1994. - 800 с.

9. О. Козминиус, О. Мелехций. Шекспир: Тайная история. - СПб.: Изд. Дом “Нева”, 2003.

Источник:

www.lomonosov.org

Шекспир. Лица и маски в городе Оренбург

В этом интернет каталоге вы имеете возможность найти Шекспир. Лица и маски по доступной стоимости, сравнить цены, а также найти иные книги в группе товаров Наука и образование. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Транспортировка производится в любой населённый пункт РФ, например: Оренбург, Набережные Челны, Новокузнецк.