Каталог книг

Происхождение семьи и собственности

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Прижизненное издание. Санкт-Петербург, 1897 год. Издание В. И. Губинского. Типографская обложка. Сохранность хорошая. В издание вошла работа французского социолога и криминолога Габриеля Тарда Происхождение семьи и собственности с прибавлением очерка Л. Е. Оболенского О происхождении семьи и собственности по теории эволюционистов и экономических материалистов . Настоящая работа Тарда является частью его большого труда Преобразование права . Автор разбирает и критикует следующее положение в теории эволюции общества - будто бы все процессы, все пути развития рас, племен и индивидуумов обязательны для всех. Естественно, определенное сходство, общее для всех антропологическое ядро, присутствует. Но, по мнению Г. Тарда, человеческая история или прогресс совершается не по одному какому-либо пути или линии, а по тысячам путей, по тысячам попыток приспособить среду к себе или приспособиться к ней . Книга будет полезна для социологов, философов, историков, а также для всех, кто интересуется вопросами общественного развития. Не подлежит вывозу за пределы Российской Федерации.

Характеристики

  • Автор на обложке
    Г.Тард, Л. Е. Оболенский
  • Автор
    Габриэль де Тард,Леонид Оболенский
  • Сохранность
    Хорошая
  • Тип издания
    Отдельное издание
  • Тип обложки
    Мягкая обложка
  • Формат издания
    140x210
  • Издательство
    Издание В. И. Губинского
  • Год выпуска
    1897
  • Количество страниц
    152
  • Язык издания
    Русский
  • Произведение
    Происхождение семьи и собственности
  • Вес
    155
  • Ширина упаковки
    150
  • Высота упаковки
    10
  • Глубина упаковки
    210

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Тард Г. Происхождение семьи и собственности Тард Г. Происхождение семьи и собственности 291 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства 388 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Фридрих Энгельс Происхождение семьи, частной собственности и государства Фридрих Энгельс Происхождение семьи, частной собственности и государства 134 р. ozon.ru В магазин >>
Семенов Ю. Происхождение брака и семьи Семенов Ю. Происхождение брака и семьи 485 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Морган Л.Г. Древнее общество. Исследование линий человеческого прогресса от дикости через варварство к цивилизации Морган Л.Г. Древнее общество. Исследование линий человеческого прогресса от дикости через варварство к цивилизации 529 р. ozon.ru В магазин >>
Морган Л.Г. Древнее общество. Исследование линий человеческого прогресса от дикости через варварство к цивилизации Морган Л.Г. Древнее общество. Исследование линий человеческого прогресса от дикости через варварство к цивилизации 529 р. ozon.ru В магазин >>
Максим Максимович Ковалевский Очерк происхождения и развития семьи и собственности Максим Максимович Ковалевский Очерк происхождения и развития семьи и собственности 0 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Энгельс Фридрих - ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЕМЬИ, ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ГОСУДАРСТВА, Страница 11

Романы онлайн Романы ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЕМЬИ, ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ГОСУДАРСТВА Энгельс Фридрих

Согласно материнскому праву, следовательно, до тех пор, пока происхождение считалось только по женской линии, а также в соответствии с первоначальным порядком наследования в роде, умершему члену рода наследовали его сородичи, Имущество должно было оставаться внутри рода. Ввиду того, что составлявшие его предметы были незначительны, оно на практике, вероятно, искони переходило к ближайшим сородичам, следовательно — к кровным родственникам со стороны матери. Но дети умершего мужчины принадлежали не к его роду, а к роду своей матери; они наследовали матери первоначально вместе с остальными ее кровными родственниками, позднее, возможно, — в первую очередь; но своему отцу они не могли наследовать, так как не принадлежали к его роду, имущество же отца должно было оставаться в этом последнем. Следовательно, после смерти владельца стад его стада должны были переходить прежде всего к его братьям и сестрам и к детям его сестер или же к потомкам сестер его матери. Его же собственные дети оказывались лишенными наследства.

Таким образом, по мере того как богатства росли, они, с одной стороны, давали мужу более влиятельное положение в семье, чем жене, и, с другой стороны, порождали стремление использовать это упрочившееся положение для того, чтобы изменить традиционный порядок наследования в пользу детей. Но это не могло иметь места, пока происхождение велось в соответствии с материнским правом. Поэтому последнее должно было быть отменено, и оно было отменено. Это было совсем не так трудно, как нам теперь представляется. Ведь этой революции — одной из самых радикальных, пережитых человечеством, — не было надобности затрагивать ни одного из живущих членов рода. Все они могли оставаться и далее тем, чем были раньше. Достаточно было простого решения, что на будущее время потомство членов рода мужчин должно оставаться внутри него, тогда как потомство женщин должно исключаться из него и переходить в род своего отца. Этим отменялось определение происхождения по женской и право наследования по материнской линии и вводилось определение происхождения по мужской и право наследования по отцовской линии. Мы ничего не знаем о том, как и когда эта революция произошла у культурных народов. Она целиком относится к доисторической эпохе. Но что такая революция произошла, более чем достаточно доказано сведениями о многочисленных следах материнского права, в особенности собранными Бахофеном; как легко она совершается, мы видим на примере целого ряда индейских племен, где она произошла только недавно и еще происходит отчасти под влиянием растущего богатства и изменившегося образа жизни (переселение из лесов в прерии), отчасти под моральным воздействием цивилизации и миссионеров. Из восьми племен бассейна Миссури шесть ведут происхождение и признают наследование по мужской линии, а два еще по женской линии. У племен шауни, майями и делаваров укоренился обычай: называя детей одним из родовых имен отцовского рода, приобщать их таким путем к этому роду, чтобы они могли наследовать своему отцу. "Свойственная человеку казуистика — изменять вещи, меняя их названия, и находить лазейки для того, чтобы в рамках традиции ломать традицию, когда непосредственный интерес служит для этого достаточным побуждением!" (Маркс). [33] Из-за этого происходила безнадежная путаница, которая могла быть устранена и отчасти действительно была устранена переходом к отцовскому праву. "Этот переход кажется вообще самым естественным" (Маркс). [34] — О том, [35] что могут сказать нам юристы, пользующиеся сравнительным методом, относительно того, как совершался этот переход у культурных народов Старого света, — почти все это, конечно, только гипотезы, — см. М. Ковалевский, "Очерк происхождения и развития семьи и собственности", Стокгольм, 1890.

Ниспровержение материнского права было всемирно-историческим поражением женского пола. Муж захватил бразды правления и в доме, а жена была лишена своего почетного положения, закабалена, превращена в рабу его желаний, в простое орудие деторождения. Это приниженное положение женщины, особенно неприкрыто проявившееся у греков героической и — еще более — классической эпохи, постепенно было лицемерно прикрашено, местами также облечено в более мягкую форму, но отнюдь не устранено.

Первый результат установившегося таким образом единовластия мужчин обнаруживается в возникающей теперь промежуточной форме — патриархальной семье. Ее главная характерная черта — не многоженство, о котором речь будет ниже, а

"организация известного числа лиц, свободных и несвободных, в семью, подчиненную отцовской власти главы семьи. В семье семитского типа этот глава семьи живет в многоженстве, несвободные имеют жену и детей, а цель всей организации состоит в уходе за стадами в пределах определенной территории".

Существенными признаками такой семьи являются включение в ее состав несвободных и отцовская власть; поэтому законченным типом mb.) формы семьи является римская семья. Слово familia первоначально означает не идеал современного филистера, представляющий собой сочетание сентиментальности и домашней грызни; у римлян оно первоначально даже не относится к супругам и их детям, а только к рабам. Famulus значит домашний раб, a familia — это совокупность принадлежащих одному человеку рабов. Еще во времена Гая familia, id est patrimonium (то есть наследство), передавалось по завещанию. Выражение это было придумано римлянами для обозначения нового общественного организма, глава которого был господином жены и детей и некоторого числа рабов, обладая в силу римской отцовской власти правом распоряжаться жизнью и смертью всех этих подчиненных ему лиц.

"Это выражение, таким образом, не древнее одетой в железную броню семейной системы латинских племен, возникшей после введения полеводства и узаконения рабства и после отделения арийских италиков от греков".

Маркс к этому добавляет: "Современная семья содержит в зародыше не только рабство (servitus), но и крепостничество, так как она с самого начала связана с земледельческими повинностями. Она содержит в миниатюре все те противоречия, которые позднее широко развиваются в обществе и в его государстве". [36]

Такая форма семьи означает переход от парного брака к моногамии. Чтобы обеспечить верность жены, а следовательно, и происхождение детей от определенного отца, жена отдается под безусловную власть мужа; если он ее убивает, он только осуществляет свое право. [37]

С появлением патриархальной семьи мы вступаем в область писаной истории и вместе с тем в ту область, где сравнительное правоведение может оказать нам значительную помощь. И действительно, благодаря ему мы сделали здесь существенный шаг вперед. Мы обязаны Максиму Ковалевскому ("Очерк происхождения и развития семьи и собственности", Стокгольм, 1890, стр. 60-100) доказательством того, что патриархальная домашняя община, встречающаяся теперь еще у сербов и болгар под названием Zadruga (примерно означает содружество) или Bratstvo (братство) и в видоизмененной форме у восточных народов, образовала переходную ступень от семьи, возникшей из группового брака и основанной на материнском праве, к индивидуальной семье современного мира. Это, по-видимому, действительно доказано, во всяком случае для культурных народов Старого света, для арийцев и семитов.

Южнославянская задруга представляет собой наилучший еще существующий образец такой семейной общины. Она охватывает несколько поколений потомков одного отца вместе с их женами, причем все они живут вместе одним двором, сообща обрабатывают свои поля, питаются и одеваются из общих запасов и сообща владеют излишком дохода. Община находится под высшим управлением домохозяина (domacin), который представляет ее перед внешним миром, имеет право продавать мелкие предметы, ведает кассой, неся ответственность как за нее, так и за правильное ведение всего хозяйства. Он избирается и отнюдь не обязательно должен быть старшим по возрасту. Женщины и выполняемые ими работы подчинены руководству домохозяйки (donaacica), которой обыкновенно бывает жена домачина. Она играет также важную, часто решающую роль при выборе мужей для девушек общины. Но высшая власть сосредоточена в семейном совете, в собрании всех взрослых членов общины, как женщин, так и мужчин. Перед этим собранием отчитывается домохозяин; оно принимает окончательные решения, вершит суд над членами общины, выносит постановления о более значительных покупках и продажах — особенно когда дело касается земельных владений — и т. д.

Только приблизительно десять лет тому назад было доказано, что такие большие семейные общины продолжают существовать и в России; теперь общепризнанно, что они столь же глубоко коренятся в русских народных обычаях, как и сельская община. Они фигурируют в древнейшем русском сборнике законов, в «Правде» Ярослава, под тем же самым названием (vervj [38] ), как и в далматинских законах, и указания на них можно найти также в польских и чешских исторических источниках.

У германцев также, согласно Хейслеру ("Основные начала германского права"), хозяйственной единицей первоначально являлась не индивидуальная семья в современном смысле, а "домашняя община", состоящая из нескольких поколений со своими семьями и притом довольно часто охватывающая и несвободных. Римскую семью также относят к этому типу, и в соответствии с этим в последнее время подвергают весьма большому сомнению как абсолютную власть домохозяина, так и бесправие по отношению к нему остальных членов семьи. У кельтов также, по-видимому, существовали подобные семейные общины в Ирландии; во Франции они сохранились в Ниверне вплоть до французской революции под названием parconneries, а во Франш-Конте они и до настоящего времени еще не совсем исчезли. В районе Луана (департамент Соны и Луары) встречаются большие крестьянские дома с общим высоким, доходящим до самой крыши центральным залом и расположенными вокруг него спальнями, в которые поднимаются по лестницам в 6–8 ступенек и где живет несколько поколений одной и той же семьи.

См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 45, с. 311. — Ред .

Там же, с. 112. — Ред .

Данный текст до конца абзаца добавлен Энгельсом в издании 1891 года — Ред .

См.: Маркс К " Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 45, с. 249–250. — Ред .

Дальнейший текст до слов: "Прежде чем перейти к моногамии" (см. настоящий том, с. 261) добавлен Энгельсом в издании 1891 года. — Ред .

Источник:

romanbook.ru

Книга - ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЕМЬИ, ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ГОСУДАРСТВА - Энгельс Фридрих - Читать онлайн, Страница 11

ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЕМЬИ, ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ГОСУДАРСТВА

Согласно материнскому праву, следовательно, до тех пор, пока происхождение считалось только по женской линии, а также в соответствии с первоначальным порядком наследования в роде, умершему члену рода наследовали его сородичи, Имущество должно было оставаться внутри рода. Ввиду того, что составлявшие его предметы были незначительны, оно на практике, вероятно, искони переходило к ближайшим сородичам, следовательно — к кровным родственникам со стороны матери. Но дети умершего мужчины принадлежали не к его роду, а к роду своей матери; они наследовали матери первоначально вместе с остальными ее кровными родственниками, позднее, возможно, — в первую очередь; но своему отцу они не могли наследовать, так как не принадлежали к его роду, имущество же отца должно было оставаться в этом последнем. Следовательно, после смерти владельца стад его стада должны были переходить прежде всего к его братьям и сестрам и к детям его сестер или же к потомкам сестер его матери. Его же собственные дети оказывались лишенными наследства.

Таким образом, по мере того как богатства росли, они, с одной стороны, давали мужу более влиятельное положение в семье, чем жене, и, с другой стороны, порождали стремление использовать это упрочившееся положение для того, чтобы изменить традиционный порядок наследования в пользу детей. Но это не могло иметь места, пока происхождение велось в соответствии с материнским правом. Поэтому последнее должно было быть отменено, и оно было отменено. Это было совсем не так трудно, как нам теперь представляется. Ведь этой революции — одной из самых радикальных, пережитых человечеством, — не было надобности затрагивать ни одного из живущих членов рода. Все они могли оставаться и далее тем, чем были раньше. Достаточно было простого решения, что на будущее время потомство членов рода мужчин должно оставаться внутри него, тогда как потомство женщин должно исключаться из него и переходить в род своего отца. Этим отменялось определение происхождения по женской и право наследования по материнской линии и вводилось определение происхождения по мужской и право наследования по отцовской линии. Мы ничего не знаем о том, как и когда эта революция произошла у культурных народов. Она целиком относится к доисторической эпохе. Но что такая революция произошла, более чем достаточно доказано сведениями о многочисленных следах материнского права, в особенности собранными Бахофеном; как легко она совершается, мы видим на примере целого ряда индейских племен, где она произошла только недавно и еще происходит отчасти под влиянием растущего богатства и изменившегося образа жизни (переселение из лесов в прерии), отчасти под моральным воздействием цивилизации и миссионеров. Из восьми племен бассейна Миссури шесть ведут происхождение и признают наследование по мужской линии, а два еще по женской линии. У племен шауни, майями и делаваров укоренился обычай: называя детей одним из родовых имен отцовского рода, приобщать их таким путем к этому роду, чтобы они могли наследовать своему отцу. "Свойственная человеку казуистика — изменять вещи, меняя их названия, и находить лазейки для того, чтобы в рамках традиции ломать традицию, когда непосредственный интерес служит для этого достаточным побуждением!" (Маркс). [33] Из-за этого происходила безнадежная путаница, которая могла быть устранена и отчасти действительно была устранена переходом к отцовскому праву. "Этот переход кажется вообще самым естественным" (Маркс). [34] — О том, [35] что могут сказать нам юристы, пользующиеся сравнительным методом, относительно того, как совершался этот переход у культурных народов Старого света, — почти все это, конечно, только гипотезы, — см. М. Ковалевский, "Очерк происхождения и развития семьи и собственности", Стокгольм, 1890.

Ниспровержение материнского права было всемирно-историческим поражением женского пола. Муж захватил бразды правления и в доме, а жена была лишена своего почетного положения, закабалена, превращена в рабу его желаний, в простое орудие деторождения. Это приниженное положение женщины, особенно неприкрыто проявившееся у греков героической и — еще более — классической эпохи, постепенно было лицемерно прикрашено, местами также облечено в более мягкую форму, но отнюдь не устранено.

Первый результат установившегося таким образом единовластия мужчин обнаруживается в возникающей теперь промежуточной форме — патриархальной семье. Ее главная характерная черта — не многоженство, о котором речь будет ниже, а

"организация известного числа лиц, свободных и несвободных, в семью, подчиненную отцовской власти главы семьи. В семье семитского типа этот глава семьи живет в многоженстве, несвободные имеют жену и детей, а цель всей организации состоит в уходе за стадами в пределах определенной территории".

Существенными признаками такой семьи являются включение в ее состав несвободных и отцовская власть; поэтому законченным типом mb.) формы семьи является римская семья. Слово familia первоначально означает не идеал современного филистера, представляющий собой сочетание сентиментальности и домашней грызни; у римлян оно первоначально даже не относится к супругам и их детям, а только к рабам. Famulus значит домашний раб, a familia — это совокупность принадлежащих одному человеку рабов. Еще во времена Гая familia, id est patrimonium (то есть наследство), передавалось по завещанию. Выражение это было придумано римлянами для обозначения нового общественного организма, глава которого был господином жены и детей и некоторого числа рабов, обладая в силу римской отцовской власти правом распоряжаться жизнью и смертью всех этих подчиненных ему лиц.

"Это выражение, таким образом, не древнее одетой в железную броню семейной системы латинских племен, возникшей после введения полеводства и узаконения рабства и после отделения арийских италиков от греков".

Маркс к этому добавляет: "Современная семья содержит в зародыше не только рабство (servitus), но и крепостничество, так как она с самого начала связана с земледельческими повинностями. Она содержит в миниатюре все те противоречия, которые позднее широко развиваются в обществе и в его государстве". [36]

Такая форма семьи означает переход от парного брака к моногамии. Чтобы обеспечить верность жены, а следовательно, и происхождение детей от определенного отца, жена отдается под безусловную власть мужа; если он ее убивает, он только осуществляет свое право. [37]

С появлением патриархальной семьи мы вступаем в область писаной истории и вместе с тем в ту область, где сравнительное правоведение может оказать нам значительную помощь. И действительно, благодаря ему мы сделали здесь существенный шаг вперед. Мы обязаны Максиму Ковалевскому ("Очерк происхождения и развития семьи и собственности", Стокгольм, 1890, стр. 60-100) доказательством того, что патриархальная домашняя община, встречающаяся теперь еще у сербов и болгар под названием Zadruga (примерно означает содружество) или Bratstvo (братство) и в видоизмененной форме у восточных народов, образовала переходную ступень от семьи, возникшей из группового брака и основанной на материнском праве, к индивидуальной семье современного мира. Это, по-видимому, действительно доказано, во всяком случае для культурных народов Старого света, для арийцев и семитов.

Южнославянская задруга представляет собой наилучший еще существующий образец такой семейной общины. Она охватывает несколько поколений потомков одного отца вместе с их женами, причем все они живут вместе одним двором, сообща обрабатывают свои поля, питаются и одеваются из общих запасов и сообща владеют излишком дохода. Община находится под высшим управлением домохозяина (domacin), который представляет ее перед внешним миром, имеет право продавать мелкие предметы, ведает кассой, неся ответственность как за нее, так и за правильное ведение всего хозяйства. Он избирается и отнюдь не обязательно должен быть старшим по возрасту. Женщины и выполняемые ими работы подчинены руководству домохозяйки (donaacica), которой обыкновенно бывает жена домачина. Она играет также важную, часто решающую роль при выборе мужей для девушек общины. Но высшая власть сосредоточена в семейном совете, в собрании всех взрослых членов общины, как женщин, так и мужчин. Перед этим собранием отчитывается домохозяин; оно принимает окончательные решения, вершит суд над членами общины, выносит постановления о более значительных покупках и продажах — особенно когда дело касается земельных владений — и т. д.

Только приблизительно десять лет тому назад было доказано, что такие большие семейные общины продолжают существовать и в России; теперь общепризнанно, что они столь же глубоко коренятся в русских народных обычаях, как и сельская община. Они фигурируют в древнейшем русском сборнике законов, в «Правде» Ярослава, под тем же самым названием (vervj [38] ), как и в далматинских законах, и указания на них можно найти также в польских и чешских исторических источниках.

У германцев также, согласно Хейслеру ("Основные начала германского права"), хозяйственной единицей первоначально являлась не индивидуальная семья в современном смысле, а "домашняя община", состоящая из нескольких поколений со своими семьями и притом довольно часто охватывающая и несвободных. Римскую семью также относят к этому типу, и в соответствии с этим в последнее время подвергают весьма большому сомнению как абсолютную власть домохозяина, так и бесправие по отношению к нему остальных членов семьи. У кельтов также, по-видимому, существовали подобные семейные общины в Ирландии; во Франции они сохранились в Ниверне вплоть до французской революции под названием parconneries, а во Франш-Конте они и до настоящего времени еще не совсем исчезли. В районе Луана (департамент Соны и Луары) встречаются большие крестьянские дома с общим высоким, доходящим до самой крыши центральным залом и расположенными вокруг него спальнями, в которые поднимаются по лестницам в 6–8 ступенек и где живет несколько поколений одной и той же семьи.

См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 45, с. 311. — Ред .

Там же, с. 112. — Ред .

Данный текст до конца абзаца добавлен Энгельсом в издании 1891 года — Ред .

См.: Маркс К " Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 45, с. 249–250. — Ред .

Дальнейший текст до слов: "Прежде чем перейти к моногамии" (см. настоящий том, с. 261) добавлен Энгельсом в издании 1891 года. — Ред .

Источник:

detectivebooks.ru

ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЕМЬИ, ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ГОСУДАРСТВА» это что такое «ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЕМЬИ, ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ГОСУДАРСТВА»: определение

ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЕМЬИ, ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ГОСУДАРСТВА Найдено 4 определения термина ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЕМЬИ, ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ГОСУДАРСТВА “ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЕМЬИ, ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ГОСУДАРСТВА”

произв. Энгельса, написанное в 1884. Опираясь на материал книги Моргана “Древнее общество”, а также на др. данные науки, Энгельс в своей работе исследует осн. черты развития первобытнообщинного строя. Он прослеживает изменение форм брака и семьи в связи с экономическим прогрессом об-ва, анализирует процесс разложения родового строя (на примере трех народов: древних греков, римлян и германцев) и его экономические причины. Показывает, что рост производительности труда и разделение труда привели к возникновению обмена, частной собственности, к разрушению родового строя и к образованию классов, что возникновение классовых противоречий вызвало к жизни государство как орудие защиты интересов господствующего класса. Осн. выводы, к к-рым приходит Энгельс: 1) частная собственность, классы и государство не всегда существовали, а возникли на определенной ступени экономического развития; 2) государство в руках эксплуататорских классов всегда является лишь орудием насилия и угнетения широких масс народа; 3) классы исчезнут так же неизбежно, как неизбежно они в прошлом возникли. С исчезновением классов неизбежно исчезнет государство. Книга Энгельса, несмотря на ин. устаревшие положения и фактические данные, до настоящего времени служит пособием для изучения вопросов исторического материализма.

«ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЕМЬИ, ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ГОСУДАРСТВА

В связи с исследованиями Льюиса Г. Моргана», книга Ф. Энгельса, в к-рой развито диалектико-материалистич. понимание первобытной истории и процесса перехода от первобытного к классовому обществу; по определению В. И. Ленина, «. одно из основных со­чинений современного социализма. » (ПСС, т. 39, с. 67). Книга написана в марте - мае, вышла в свет в окт. 1884. Энгельс опирался на большой конспект кни­ги Моргана «Древнее общество» (1877), составленный К. Марксом в конце 1880 - нач. 1881. Исследования Моргана, открывшего род как клеточку первобытного общества, Энгельс использовал для дальнейшего раз­вития материалистич. понимания истории.

В предисловии к 1-му изд. Энгельс развивает диалектико-материалистич. концепцию соотношения двух видов произ-ва - произ-ва средств к жизни и произ-ва самого человека (продолжение рода). Здесь и в основ­ном тексте книги он показывает, как с развитием материального произ-ва жизненных средств возрастает, становится все более определяющей его роль в жизни общества. На определ. ступени рост производительности труда создает возможность присвоения продуктов чу­жого труда, возникают частная собственность, эксплу­атация человека человеком, разделение общества на классы, гос-во как орудие классового господства. Ес­ли возникновение труда, произ-ва означало возникно­вение человеч. общества (это положение было сформу­лировано и разработано уже в таких трудах Маркса и Энгельса, как «Экономическо-филос. рукописи», «Нем. идеология», «Капитал», «Роль труда в про­цессе превращения обезьяны в человека»), то развитие материального произ-ва приводит к разложению первобытного общества и возникновению классового общества, основанного на частной собственности, в к-ром отношения собственности (производственные, классовые) полностью подчиняют себе семейные и все др. обществ. отношения. Так Энгельс определяет историч.границы первобытного общества. Исследование перво­бытной истории позволило Энгельсу конкретизировать выработанное в «Нем. идеологии» и «Манифесте Коммунистич. партии» положение о классовой борьбе как содержании истории. Обобщая данные Моргана, Эн­гельс конкретизирует и периодизацию первобытной истории (дикость: преим. присвоение готовых продук­тов природы; варварство: развитие скотоводства и зем­леделия; цивилизация: развитие пром-сти). В эпоху классового общества он выделяет три господствующие формы эксплуатации: рабство, крепостничество, наемный труд.

Рассматривая родовую организацию первобытного общества, Энгельс уделяет особое внимание эволюции форм семьи, ее развитию от групповых форм брака к моногамии. Исследуя процесс разложения первобыт­ного общества и возникновения классовой организа­ции, он обращает гл. внимание на процесс возникнове­ния частной собственности, классов и гос-ва. Данные совр. науки позволяют представить более совершенную картину эволюции первобытного общества, уточнить развитие нек-рых форм первобытной семьи, механизм образования классов, однако это не затрагивает осн. выводов труда Энгельса. Происхождение и сущность гос-ва - одна из главных проблем книги. В разработке марксистской теории гос-ва Энгельс делает здесь существ. шаг вперед. Он показывает, что гос-во есть про­дукт раскола общества на классы, что его существ. мо­ментами являются терр. деление, публичная власть, налоги, отчуждение от общества; указывает на неиз­бежное исчезновение гос-ва в будущем бесклассовом коммунистич. обществе.

"ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЕМЬИ, ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ГОСУДАРСТВА"

труд Ф. Энгельса, в к-ром рассматриваются осн. проблемы первобытной истории, прослеживается эволюция семейно-брачных отношений, дается характеристика родового "коммунизма", анализируется процесс разложения родового общества, становления частной собственности, классов и гос-ва. Написан в марте - мае, опубликован в октябре 1884. При подготовке 4-го изд. работы (в 1890-91) Энгельс внес в нее значит. изменения и дополнения (особенно в главу о семье, при доработке к-рой были широко использованы результаты исследований Ковалевского), а также написал новое предисловие под назв. "К истории первобытной семьи (Бахофен, Мак-Леннан, Морган)". В этом предисловии (опубл. первоначально отд. статьей в июне 1891) Энгельс дал очерк развития взглядов на семью, начиная с Бахофена и кончая Л. Морганом. Маркс высоко ценил открытия Моргана в области первобытной истории и собирался изложить результаты его изысканий в спец. работе. Замысел, к-рый Марксу помешала выполнить смерть, осуществил его верный друг и соратник, широко использовавший составленный Марксом подробный конспект книги Моргана "Древнее общество" со всеми содержавшимися в нем замечаниями. В 1-й главе "Доисторические ступени культуры" Энгельс не просто изложил предложенную Морганом периодизацию первобытной истории, но, как он сам выразился, "обобщая" ее, выделил два осн. этапа развития доклассового общества: "период преимущественного присвоения готовых продуктов природы", когда "искусственно созданные человеком продукты служат главным образом вспомогательными орудиями такого присвоения", и "период введения скотоводства и земледелия, период овладения методами увеличения производства продуктов природы с помощью человеческой деятельности". Излагаемая во 2-й главе книги моргановская схема развития брака и семьи подверглась значит. пересмотру в свете новых данных. Анализируя вопрос о семье, Энгельс, в отличие от Моргана, выходит далеко за рамки первобытности, рассматривает развитие семейно-брачных отношений в классовом обществе, резко критикует бурж. семью. В 3-й главе Энгельс раскрывает значение для науки открытия рода как осн. ячейки доклассового общества и дает глубокую и цельную характеристику первобытного родового "коммунизма". К 3-й главе примыкает четвертая, посвященная греч. роду. Если в первых четырех главах Энгельс исходит в первую очередь из материалов и обобщений, содержащихся в моргановском "Древнем обществе", то в последующих (5–9) главах использует материалы и др. ученых. Здесь Энгельс дает анализ процессов происхождения частной собственности, имуществ. неравенства, классов и гос-ва. Разоблачая теории бурж. социологов, Энгельс показывает, что гос-во не существовало извечно, а возникло только с появлением частной собственности и связанным с ним расколом общества на враждебные классы, причем возникло как орудие класса эксплуататоров для подавления класса угнетенных; с исчезновением классов исчезнет неизбежно и государство. Работа Энгельса, охарактеризованная Лениным как ". одно из основных сочинений современного социализма. " (Соч., т. 29, с. 436), является крупнейшим вкладом в теоретич. сокровищницу марксизма и могучим идейным оружием в борьбе за коммунизм. Лит.: Маркс К., Конспект книги Льюиса Г. Моргана "Древнее общество", в кн.: Архив Маркса и Энгельса, т. 9, М.–Л., 1941; Ленин В. И., Государство и революция, Соч., 4 изд., т. 25; его же, О государстве, там же, т. 29; Винников И. Н., Четвертое издание книги Фр. Энгельса "Происхождение семьи, частной собственности и государства", в кн.: Вопр. истории доклассового общества, М.–Л., 1936 (Тр. Ин-та антропологии, археологии и этнографии, т. 4); Золотарев А. М., "Происхождение семьи, частной собственности и государства" Ф. Энгельса и совр. наука, "Историк-марксист", 1940, No 12; Семенов Ю. И., "Происхождение семьи, частной собственности и государства" Ф. Энгельса и совр. данные этнографии, "ВФ", 1959, No 7; его же, Учение Моргана, марксизм и совр. этнография, "Сов. этнография", 1964, No 4; ?. Энгельс и проблемы совр. этнографии, там же, 1959, No 6. Ю. Семенов. Рязань.

«ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЕМЬИ, ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ГОСУДАРСТВА»

Der Ursprung der Familie, des Privateigentums und des Staats, Gotiingen. Zuerich, 1884) — сочинение Ф. Энгельса.

Для Маркса и Энгельса было очевидно, что классовое общество со всеми его институтами возникло исторически. Но для характеристики доклассового общества, процесса его разложения и перехода к классовому им недоставало научных данных, которые были еще весьма разрозненны. Многое прояснила в этом отношении изданная в 1877 в Лондоне книга Л. Моргана «Древнее общество», в которой родовой строй американских индейцев был по существу с материалистических позиций рассмотрен в контексте эволюции первобытного общества. После смерти Маркса Энгельс обнаружил составленный им конспект (с замечаниями) этой книги и, используя его, а также собственные исследования по истории античности, древних германцев, кельтов и т. д., весной 1884 написал данную работу, заполнившую существенный пробел в социально-исторической концепции марксизма.

В книге развивается положение о том, что производство и воспроизводство непосредственной жизни носят двоякий характер: производство средств существования и производство самого человека. И чем менее развито первое, тем большее влияние на жизнь людей оказывает второе. Вслед за Морганом Энгельс выделял в предыстории человечества периоды дикости и варварства, каждый из которых включает низшую, среднюю и высшую ступени. Переход от одной ступени к другой обусловлен развитием орудий труда. Он особо отмечал, что именно открытие использования огня позволило человечеству вырваться из животного состояния. Изготавливая примитивные каменные орудия, люди существовали за счет собирательства, охоты, рыболовства. В период варварства произошел переход к производству средств существования — возникло земледелие и скотоводство (позже этот переход получил название неолитической революции). Развитие производительных сил на этой базе подготовило материальные предпосылки для возникновения цивилизации. Т. о., смена этапов первобытного общества определяется развитием материального производства. Но формы социальной организации оказываются также в зависимости от производства самого человека, порождающего разные формы семьи, системы родства. Эти последние и характеризуют отношения людей того времени. Исторически они возникали на основе запретов на половые отношения сперва между поколениями, родителями и детьми, затем между братьями и сестрами. В результате возникает род, состоящий из родственников по материнской линии. Несколько близких родов составляли племя. Браки внутри рода были запрещены. Но существовали различные формы группового брака между мужчинами и женщинами из разных родов данного племени. В период перехода к варварству начали образовываться относительно устойчивые брачные пары, и групповой брак стал перерастать в парный. Посте пенно семья приобретает также функцию хозяйственной ячейки, что ведет к ее обособлению внутри рода. С ростом богатства возникает и проблема наследования от отца к сыну. Создается патриархальная семья, включавшая родственников по отцовской линии, разрушившая материнский род. Она утвердила неравенство мужчин и женщин, господствующее положение мужчин и явилась формой переходной к моногамной семье, характерной для цивилизации. Это неравенство сохраняется и в буржуазной семье. В будущем обществе хозяйственная функция семьи отомрет, а с ней исчезнет и экономический расчет в отношениях между мужчиной и женщиной. Эти отношения будут строиться лишь на индивидуальной любви, а их формы люди будущего определят сами. Для Энгельса имело принципиальное значение наличие общих черт у рода американских индейцев и у рода древних народов Европы, установление того факта, что они были различными ступенями одной и той же родовой организации общества. Это означало, что была открыта форма общественного устройства доисторического периода существования человечества. Данная форма соответствовала низкому уровню развития производительных сил, редкому населению, почти полному подчинению человека природе, а индивида — общности, к которой он принадлежал. Общая собственность, естественное половозрастное разделение труда, совместное ведение хозяйства сплачивали род, и это давало возможность людям выжить в тех условиях. В одиночку выжить было невозможно. Не изолированный индивид, а первобытный коллектив — род, племя, община — находились у начала человеческой истории. Развитие производительных сил стало подрывать основы родовой организации, поскольку появился прибавочный продукт и возможность его накопления, перераспределения и т. д., что было несовместимо с первобытным равенством. Процесс разложения родового строя совпадал с генезисом частной собственности, общественного неравенства, классов и государства. Тем самым определились стартовые позиции для научной постановки вопроса о происхождении классового общества и его институтов или, как это обозначено в книге, о возникновении цивилизации. Здесь решающее значение имел рост производительности труда, связанный с появлением железных орудий и общественным разделением труда. Энгельс назвал три крупных этапа в разделении общественного труда, которые составили путь к цивилизации: выделение пастушеских племен, сделавшее необходимым систематический обмен продуктами, появление денег; отделение ремесла от земледелия, что привело к широкому использованию труда рабов, становлению товарного производства и торговли, имущественному неравенству, частной собственности и разделению общества на классы; выделение торговли в самостоятельный вид деятельности: купцы уже не могли обходиться без металлических денег. Развитие ремесла и торговли, рост богатства, разрыв прежних родовых связей, возникновение имущественного неравенства и общественных классов подготовили почву для образования государства.

В классовом обществе с его антагонизмами, согласно Энгельсу, для сохранения существующих порядков, защиты интересов господствующего класса необходима организованная политическая сила. Ею и является государство. В книге на основе обширного материала дается описание и анализ становления институтов государства у древних греков, римлян, германцев. У различных народов этот процесс имел свои особенности. Но его общими чертами было появление публичной власти (армия, чиновники), налогов и деления населения не по родовому, а по территориальному признаку. Государство выполняет некоторые необходимые для общества функции, но в отличие от родовой организации, оно ставит себя над обществом. История цивилизации знает три великие формы эксплуатации одного класса другим: рабство, крепостничество и наемный труд. В каждую эпоху государство как орган самого экономически могущественного класса закрепляло эти формы порабощения. Таковой является и демократическая республика в буржуазном обществе, где капитал господствует косвенно, но тем вернее. Государство возникло вместе с классами, носит классовый характер и с уничтожением классов должно отмереть.

Книга отражает уровень науки кон. 19 в. С тех пор и наука, и история ушли далеко вперед, и многие вопросы, рассмотренные в книге, ныне интерпретируются иначе. Возникло и много новых проблем. Но работа, сыграв важную роль в истории марксизма и мировоззрения вообще, сохраняет свое значение как выражение принципиальных позиций по ряду фундаментальных проблем марксистской социально-исторической теории.

Источник:

terme.ru

Происхождение семьи и собственности в городе Иваново

В нашем каталоге вы сможете найти Происхождение семьи и собственности по доступной стоимости, сравнить цены, а также найти прочие книги в категории Наука и образование. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка товара выполняется в любой населённый пункт России, например: Иваново, Волгоград, Омск.