Каталог книг

Гоголь, Николай Васильевич Вечера на хуторе близ Диканьки

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

«Вечера на хуторе близ Диканьки» — первый сборник повестей Н.В. Гоголя. Начинающий литератор, обосновавшийся в Петербурге, в 1829 году попросил мать присылать ему сведения об украинских обычаях и легендах. Он даже завел тетрадь («книгу всякой всячины»), в которой делал заметки о народных костюмах и кухне, свадебном обряде, о чертях и ведьмах, записывал страшные сказания и веселые анекдоты. Этот материал и лег в основу «Вечеров…». Повести увидели свет в 1831–1832 годах и принесли автору славу. Они открыли читателям волшебный мир, веселый, красочный, поэтичный.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Гоголь, Николай Васильевич Вечера на хуторе близ Диканьки Гоголь, Николай Васильевич Вечера на хуторе близ Диканьки 129 р. bookvoed.ru В магазин >>
Николай Гоголь Вечера на хуторе близ Диканьки Николай Гоголь Вечера на хуторе близ Диканьки 110 р. litres.ru В магазин >>
Гоголь Н.В. Вечера на хуторе близ Диканьки Гоголь Н.В. Вечера на хуторе близ Диканьки 116 р. bookvoed.ru В магазин >>
Гоголь Н.В. Вечера на хуторе близ Диканьки Гоголь Н.В. Вечера на хуторе близ Диканьки 110 р. book24.ru В магазин >>
Гоголь Н.В. Вечера на хуторе близ Диканьки Гоголь Н.В. Вечера на хуторе близ Диканьки 121 р. bookvoed.ru В магазин >>
Николай Гоголь Вечера на хуторе близ Диканьки Николай Гоголь Вечера на хуторе близ Диканьки 449.1 р. ozon.ru В магазин >>
Н. В. Гоголь Вечера на хуторе близ Диканьки Н. В. Гоголь Вечера на хуторе близ Диканьки 117 р. ozon.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

В ночь на Рождество

Ваш браузер не поддерживается

Награды от читателей:

Публикация на других ресурсах:

Ведьма, сидящая в летучей машине, опустила стекло и принялась было сматывать звёздный свет на волшебную катушку, словно нитки, но вдруг автомобиль тряхнуло.

Из-за бампера вынырнул и оскалился модно разодетый. иностранец? Разве что в профиль, а в фас – обыкновенный чёрт.

- Какого собрата ты тут забыл?! – рыкнула ведьма.

- О, Солоха, дорогуша! Не гневайся, мы не конкуренты в этот вечер, - он кивнул на катушку звёздного света, на месте которого в небе стремительно ткались снеговые тучи. – Мне нужен месяц! Не та астрономическая дура над планеткой, разумеется, а его образ. Але-оп!

Жестом фокусника он сжал жемчужно-серебристый свет в кулаке и запихнул себе за шиворот. В небе резко потемнело, тучи сомкнулись и на земле началась такая метель, которая больше пристала Новому году, чем светлому Сочельнику.

- Ай, подумай только, он жжётся! Солоха, дорогуша, подвезёшь? – чёрт прямо сквозь дверь просочился на сиденье, придерживая двумя руками месяц на груди. - К слову сказать, ты очаровательнейшая из ведьмочек, что я встречал.

Незримая иномарка припарковалась на крыше одной из самых элитных многоэтажек города, возле вертолётной площадки, и любезничающий чёрт поспешил за ведьмой в её квартиру.

- И ты примешь в третий раз приглашение на «Битву экстрасенсов»?

- Надо отсмотреть вероятности, - уклончиво отозвалась Солоха. Подошла к камину, настоящему – на этом ведьма даже в квартире настояла категорически. Пальцем подманила мешки с фирменными дровами для растопки. – Да и сын как-то странно косится уже.

- Он думает, это всё блажь?

- Христианин, ты же понимаешь.

- Объясни мне, очаровательнейшая из ведьмочек, как могло выйти, что твой – твой! сын – христианин, да не для галочки, а такой убеждённый. Стены в церкви расписывает.

- Именно потому, что я ведьма. И ты это прекрасно знаешь, бесёнок, раз так пристально следишь за ним.

- Работа у меня такая – души сманивать, хе-хе!

В дверь настойчиво позвонили. Солоха глянула сквозь астрал и охнула:

- Онуфрий! А, ты не знаешь – это настоятель главного собора!

- Ох! – Чёрт вскочил. – Что он забыл у тебя?!

- Известно что. но сан он от этого не потерял, так что мне с ним надо дружить, а ты прячься. ах, куда бы. поберите вы этот минимализм интерьера! уменьшайся и лезь в мешок, вот что!

Звонок не умолкал, отдаваясь в ушах церковным колоколом, под дверь начал просачиваться душок ладана, и чёрт, потеряв голову, сиганул в мешок из-под дров. Месяц, воспользовавшись суматохою, выскользнул у него из-за ворота, светом просочился в окно и вернулся на небо. Метель враз стихла.

Настоятель оглядел квартиру цепким взором, от которого не укроется ни один грешок. Обратился к кокетливо-смущённой ведьме:

- Дражайшая Солоха, как же я рад вас видеть! Такая была метель, что, идучи после службы, я совершенно сбился с пути. Но считаю это Господним промыслом, не иначе.

- Совершенно согласна. располагайтесь. – Солоха вновь захлопотала у камина, развернувшись к настоятелю самой выгодной своей частью – спиной.

- Благодарствую. – Гость растянулся в кресле. – Знаете, даже нам иногда приятно погрузиться в мирскую обстановку. а то забываешь, забываешь простые и приятные вещи. хм, вот скажите, что это, дражайшая Солоха?

И он длинными пальцами подцепил подол юбки.

Солоха игриво отпрыгнула, захлопала глазами:

- Как, вы не видите? Это же юбка!

Теперь она повернулась к гостю не менее выгодным передом и села в кресло рядом.

- Так-так, юбка. А это что такое? – теперь пальцы коснулись крупных алых бус.

- Как это что – бусы! Бусы на шее. – Солоха повертелась, давая разглядеть названное получше.

- Так-так, шее. а что это у вас.

Но не успели пальцы найти новую цель, как громом грянул дверной звонок.

- Кто это, дражайшая Солоха? Вы кого-то ждали?

- Нет! – ведьма в этот раз по-простому подошла к глазку. – Ох, это Чубарый.

- Председатель фракции в горсовете? Он не должен меня увидеть!

Онуфрий заметался по комнате, но увы, тут не было ни достаточно большого шкафа, ни второго выхода.

- А если он пойдёт туда?!

Пользуясь суматохой, ведьма вытряхнула дрова из второго мешка и незаметно его увеличила.

- Что делать, он не уходит! Наверное, видел свет в окне и слышал голоса.

Через минуту Онуфрий полностью скрылся в мешке, и ведьма открыла новому гостю.

- С праздником тебя, Солоха-пройдоха! Дай облобызаю! Что, не ждала? А может, другого кого ждала, а?

- Господь с тобой, Чуб!

Полностью довольный жизнью, Чубарый – которого друзья звали по прилипшему с лихой молодости прозвищу Чуб – протопал в комнату. Ведьма прикинула «за», «против» и не стала возражать.

- Прикинь, Солоха, шёл я в ресторан, отметить, значит, праздник. Небо было ясное-ясное, и вдруг – бац! Метель! Закрутило-завертело меня! И выплюнуло аккурат под твоим подъездом. Чудно, да? Ну, думаю, твоя наливка всяко экологичней ресторанного шмурдяка, а блюд мне не надо навороченных, я человек простой. Это Оксанка моя пусть на диетах-шмиетах сидит. Загляну, думаю, к Солохе, отмечу с ней!

Пока Чуб этак балагурил, Солоха украдкой глянула сквозь астрал – и обречённо встряхнула третий мешок.

В дверь зазвонили.

- А это сынок мой, наверное! – сладко пропела Солоха, наперёд зная реакцию.

- Ну блин, только не твой Вакула! Опосля прошлогодней ссоры видеть не желаю, весь праздник изгадил!

- Это ты его за вора принял и с лестницы спустить пытался, - напомнила ведьма.

- Дык, а чего он крутился в темноте под домом. Может, я пока спрячусь где? Тьфу, мебель у тебя никудышная, в эти шкафчики разве что одна моя нога влезет!

- Лезь, говорю, он уже открывает дверь ключом!

Солоха в третий раз завязала мешок и залюбовалась вошедшим сыном. Высокий – головой косяк задевает! Широкоплечий безо всяких качалок! Эх, невестушки только нет.

- Привет, мам. Ты не рада? Я не вовремя?

- Ясно, мам, понимаю. Ты ещё женщина нестарая, красивая. Я на минутку только присяду, весь день махал молотом.

Заграничное кресло жалостливо заскрипело под богатырским весом.

- Как работа? – Солоха с четвёртой попытки разожгла-таки камин. Почуяв огонь, чёрт тоскливо завозился в мешке, проклиная и ведьму, и её сыночка. Ну, погодите у меня, чудо-семейка!

- Роспись церковного свода перенесли на неделю, так что я доковал балконную решётку для особняка. Начал было ограду для ресторана, но спохватился, что праздник. Надо и о своей личной жизни подумать.

- Конечно. – Ведьма хитро прищурилась. – Что-то мне подсказывает, вечер будет успешным.

- А, ты всё не наигралась в экстрасенсов? Бросай это гиблое дело, мам. Ладно если потусторонних сил нет – тогда просто смешно, а если есть? Грех будет!

- Мы это обсуждали уже. Не лезь в мои дела.

- Не лезу, но даже мне надоело бить сплетников.

Вакула раздражённо встал.

- Пойду я. Ого, что за уродские мешки?

- Так, дрова для камина.

- Великоваты для каминных. Это небось с моей кузни, к тебе доставили по ошибке. Давай, заберу, у тебя на полу ещё целая куча валяется. Ух, тяжёлые! Что ж за дерево такое?

Солоха стоически дотерпела, пока сын вышел из квартиры, и разразилась хохотом. Затем помрачнела и достала любимую колоду Таро.

Мрачно брёл Вакула куда глаза глядят. Тяжелы были мешки за плечами, только плевать, если на сердце ещё тяжелей. Не глядит в его сторону красавица Оксана. Ах, если б увидеть её в эту светлую ночь, если б он мог праздновать с Оксаной. Она ведь и живёт где-то здесь тоже, в элитном доме. Оксана?!

Истерично завизжали тормоза в двух шагах от парня, и, вторя им, завизжали в салоне автомобиля. Хлопки дверей – и Вакула оказался в кольце девушек-красоток.

- Ты что, глаза потерял, на дорогу выскакивать где попало?! – стройная темнобровая девчушка с пухлыми губками негодующе упёрла руки в бока.

На дороге в этот час уже никого не было, но спорить парень не мог.

- Виноват, Оксана. О тебе думал.

Девушка изумлённо подняла бровки:

- Ах, теперь я тебя узнала. Ты Вакула, кузнец! И как, заработал хоть что-то, или нет ни куя?

Она шутливо обернулась к подружкам, отдавая парня им на растерзание. Подружки не подкачали:

- Мечтать не вредно!

- Ишь, качок, а проку с тех мускулов? Большой шкаф с маленьким ключиком небось?

- Это ещё что за мешки? Колядует, как маленький!

- Давай, колядуй, собирай деньги на жизнь!

Вакула досадливо бросил тяжёлые мешки на дорогу. В них ойкнуло, но бас кузнеца всё перекрыл:

- Оксана, пусть грешно себя хвалить, но я художник и отличный кузнец, и хорошо зарабатываю. Ты ни в чём нужды знать не будешь со мной.

- Ой ли? – девушка насмешливо сощурилась. – Ну вот хочу я красные туфельки, как у жены президента, сейчас на прямой трансляции показывали! У нас с ней один размер ноги, кстати. Подари мне такие, да не подделку, а оригинальные – докажи, на что ты способен!

Подружки заржали кобылками.

Вакула дрогнул. Да, зарабатывает, но не как президент! Жестокая, жестокая любовь.

- Издеваешься, мажорка. Клубы, деньги, на искреннее чувство тебе наплевать. А ведь мне не нужно бабло твоего отца, я тебя люблю – клянусь чем хошь! Что ж, пойду. И если не вернусь, не увидишь ты больше меня на этом свете!

Оксана оторопело глядела, как он разворачивается и бредёт прочь. Подружки тоже на миг притихли, но быстро расхихикались снова:

- Прям напугал, «на свете не увидишь». Угрожает!

- Манипулирует, точно говорю. Берём ведро попкорна и смотрим на эти попытки демонстративно убиться.

Оксана наконец опомнилась:

- Да ну его, Леся, Таня, забейте. Девчонки, гоу в «Швейцарию-Икс», на сноубордах кататься.

Подружки уже распахнули было двери, но вдруг одна вернулась:

- Гляньте, он мешки забыл. Надо убрать с дороги.

- А давайте посмотрим, что там! Интересно, что сейчас кидают колядующим?

- Да ещё так много!

Чуб уже давно разобрал голос своей дочери, и теперь, наконец, позвал:

- Кхе-кхе, Оксана, это я! Батько твой, чёрт бы меня побрал!

Наконец завязка слетела с мешка, и Чуб увидел нацеленные на себя газовые баллончики.

- Папа?! Это что за приколы?

- Дома объясню, - грозно нахмурился Чуб. – Думаешь, депутат только штаны в зале заседаний протирает? Нет, работа на благо народа не такая простая! Э, да тут второй мешок!

Онуфрий вылез из мешка с заранее подготовленным благостным видом. Перекрестил обалдевших зрителей и поспешил прочь, цедя сквозь зубы: «Ай да Солоха! Пусть попробует только не замолить мне этот грех».

Чуб решил примерно то же:

- Чёртовы бабы! Хм. Да, вы все! Думаете, я не слышал, как вы над кузнецом издевались? Я его и сам не люблю, но вы ведёте себя как. как ведьмы какие-то. Оксана, никакой «Швейцарии», марш домой учиться – тебе в Англию ехать поступать! Сама же просила устроить туда, а теперь, стоит мне из дому на минуту выйти, бежишь на гульки. Никаких споров, домой! И меня заодно подвези.

Вакула брёл по нарядным праздничным улицам, как собственный призрак. Не радовали ни огоньки гирлянд, ни цветные искорки на свежевыпавшем пушистом снегу. Такая тяжесть внутри согнёт любого силача. Внезапно он спохватился, что сжимает в кулаке только самый маленький и лёгкий мешок, а остальные так и остались на дороге.

«А, чёрт с ними, с теми дровами».

Чёрт заелозил в мешке, и задумавшийся кузнец машинально саданул его кулаком. Ему и невдомёк было, что в мешке подумали: «Сгною твою душу в самой чёрной бездне!»

Насмешливое лицо Оксаны. Деньги. Вот она изумилась бы, принеси он взаправду те туфли! Но раз даже её отцу они не по карману. Росписями да кузницей не заработать.

Украсть? Нет, не выход, тёмная дорожка не должна вести к милой Оксане. Хоть ты душу продавай, если их ещё кто-то покупает, конечно. Небось, от желающих продать сейчас отбою нет, ад бы разорился столько платить.

Чёрт почуял настроение клиента и затаил дух. Мало быть просто желающим продать душу, это тьфу, такие ему потом даром достаются. А вот сманить в бездну убеждённого христианина – дело совсем другое!

Вакула же вспомнил, как мать рассказывала о тёмных напарниках по «Битвам экстрасенсов». Один, кстати, живёт прямо в их доме, в такой же квартире, как и мама. Смешное имечко у него: Пузатый Пацюк. Может, спросить. это же просто вопрос, ничего страшного, да?

Перед дверью Пацюка Вакула задержался. Нашарил за воротником цепочку с крестиком, снял. Выкинуть рука не поднимается, но лучше пусть символ веры в кармане полежит.

Дверь оказалась не заперта. Знал и ждал?

Пузатый Пацюк сидел перед большой миской с пельменями в сметане и страдал. Идти в очередной раз на «Битву экстрасенсов»? Или лучше на шоу «Взвешенные и счастливые»? Он-то знает телесные практики, поэтому точно похудеет на шоу и возьмёт приз. Но смеяться будут. И натянуть нос Солохе хочется.

От ментальной борьбы пельмени в миске вздрагивали и мучительно ворочались.

Вакула какое-то время постоял-поглядел на это диво. Чуть не перекрестился, но спохватился под тяжёлым взглядом хозяина и кашлянул в поднесённый к голове кулак.

- Уважаемый пан Пацюк! Простите, не знаю, как лучше обратиться.

- . мне бы душу продать.

Это была инструкция, или.

- А. как туда идти?

- Недалече. Он у тебя за плечом.

Наверное, всё-таки шутит Пацюк.

- Спасибо, - горько бросил Вакула.

Пацюк и чёрт синхронно передёрнулись.

Вконец разбитый разговором кузнец зашёл в лифт, но нажал не на первый, а на последний этаж.

Кажется, есть только один способ попасть к чёрту. Ну и пусть.

У него, как у мастера на все руки, есть ключ от здешней двери на крышу. Делали на случай, если надо будет что-то починить.

Леся, подружка Оксаны, плелась с несостоявшейся гулянки и на ходу обзванивала всех знакомых – вдруг кому-то можно упасть на хвост. Интересно, у Оксаны получится ещё сегодня вырваться от папы? Леся вскинула голову, ища среди окон высотки окна подруги, и вдруг пискнула: на краю крыши кто-то стоял. Одежда, волосы. Точно, это ж кузнец! Неужели. правда решился. От страха Леся зажмурилась, а когда открыла глаза, фигуры на краю уже не было. Зато что-то темнело за деревьями на белом снегу. похожее на его куртку! Пальцы сами потянулись к телефону.

- Таня? Таня, прикинь, тот парень, что за Оксаной бегал, да, кузнец, он таки сиганул с крыши, я своими глазами видела! Довела парня.

Вакула стоял на краю и глядел на вечно праздничное море огней. Высоты он не боялся, наоборот, любил в детстве забраться куда-то с риском.

Но самоубийство – это другое.

Способ попасть к чёрту.

Кузнец отбросил назад мешок, мимоходом удивившись – надо же, так и протаскал с собой эти дрова. То-то поломают голову судмедэксперты.

Записку бы оставить. Нет, это всё отсрочки, малодушие. А вот трусом он никогда не был! Вакула расстегнул куртку – пусть хоть мороз подстегнёт его сделать шаг.

- У меня есть идея получше, Вакула.

Парень вздрогнул, от неожиданности выронил куртку (та, кружась, упорхнула вниз) и поспешно отступил от края. Кто успел подкрасться незаметно? Какой-то тощий, разодетый, как на показе мод. Свиное рыло?!

- Я тот, кого ты искал. И правильно, Вакула. Душа – штука бесплотная, незавидная, девушки её не ценят. Зато ценят деньги. И они есть у меня.

Кузнец судорожно вдохнул морозный воздух. Запах парфюма собеседника не мог перебить стойкого серного духа.

- Всё-то ты знаешь, бес. И что мне нужно. И чего у меня нет.

Вакула сунул руки в карманы и медленно подошёл к адскому собеседнику; до последнего он не верил, что перед глазами – потусторонняя сущность. Признаться, глядя на Онуфрия и его клир, кузнец потихоньку разуверивался в существовании чего-то сверхъестественного в принципе. Не факт, что он так рвался бы к чёрту, если бы знал, что тот и впрямь явится.

- Колеблешься? – чёрт иронично прищурил блестящие глаза, в которых полыхали жёлтые искры адского огня. – Будем разводить долгие разговоры?

- Нет, - отрезал Вакула, выхватил из кармана крест и ткнул прямо в чертячье рыло.

Визг вышел отменный. Интересно, чем и как это на них действует, отстранённо подумал кузнец, скручивая дезориентированного чёрта. Тот заскулил:

- Вакула, что за замашки гопника! Я знаю твою маму, она культурная женщина.

Кузнец занёс над чёрными рожками руку для крёстного знамения.

- Стой! Стой, болван! Тебе же деньги были нужны, - зачастил чёрт. – Ты думаешь, что теперь я их тебе выдам просто так, безвозмездно?

- Не, денег я от тебя и так не возьму. А вот красные туфельки ты мне организуй.

- Тебе – красные туфельки? Ты из-за бабского отказа сменил ориентацию?

- Тьфу, поганый, не мне. то есть. Короче, давай туфли, как у жены президента сегодня по телевизору показали.

- По-твоему, я смотрю прямые трансляции правительственных телеканалов? Понятия не имею, как выглядит эта обувь.

Вакула снова задумался. Чёрт с тревогой следил за рукой с крестом.

Прямая трансляция по случаю праздника. Значит, есть шанс, что президентская чета ещё где-то там, на мероприятии.

- Перемести меня туда, к президенту в столицу!

Чёрт выразительно закатил глаза с узкими зрачками, но спорить не стал.

- Что ж, полетели. Тут как раз автомобильчик подходящий стоит, на крыше. И в этом автомобиле не вздумай ничего крестить, а то навернёмся. И плохо от падения будет тебе.

Вакула и на самолёте-то ещё ни разу не летал, поэтому заворожено смотрел на кружево огней внизу. Чудо-автомобиль летел круто вверх, как баллистическая ракета. Чёрт буднично рулил.

- Кузнец, объясни, я не понимаю: далась тебе эта церковь? Признайся, тебе самому не нравятся попы.

- Не буду я с тобой разговаривать. Душу только марать.

- Но зачем-то же искал меня. И я пришёл, заметь! Не каждому я такую честь оказываю.

- А мне почему оказал?

- Ха. Ты вообще знаешь, кто ты такой?

- Вакула. Кузнец. Человек. Чего ты лыбишься!

- Не то, парень, не то. Ты знаешь, что твоя мать – ведьма? Молчишь, дыхание перехватило? Ты это подозревал, всегда, с самого детства. Ты делал вид, что это бред пациентов дурдома, но всегда ходил в церковь – признайся – для того, чтобы защититься от этой правды.

- К чему ты клонишь?

- К тому, что твоё место среди нас. Туфли туфлями, но ты действительно можешь иметь всё, легко, по щелчку пальца. Почему твоя мать и Пацюк живут в элитном доме? Почему не знают недостатка в деньгах и отбоя от кавалеров? Хотя Пацюку с дамами даже магия не особо помогает.

Вакула невольно хохотнул, но задумался.

- Лучше я поговорю с мамой, знаешь ли. Тебе я что-то не верю.

- Учти, времени в обрез. Сегодня Сочельник, мой последний день работы на земле, дальше я спускаюсь в ад. А подобные сделки визирую только я. Не веришь? Пожалуйста. Но пока я здесь – это твой последний шанс заполучить Оксану.

- Говорливый ты очень. Мы не слишком долго летим? Может, перекрестить разок, для ускорения?

- Дурень, в столице такие пробки, что мы даже по воздуху еле добираемся!

Только теперь Вакула заметил, что их иномарка уже не парит, а плетётся в потоке машин, причём воздушном. У столичной нежити оказался плотный трафик.

Припарковались перед старинным домом. Вакула изумлённо уставился на скульптуры по фасаду: воистину, тот, кто создал этих фантастических существ из камня такими реалистичными, тоже был не простым человеком!

Чёрт придал рылу антропоморфный вид и стал похож на агента 007:

- Иди за мной, и не отставай. Тебе надо, не мне!

Предупреждение оказалось кстати. На каждом шагу кузнец замирал то перед настенной росписью, то перед картиной, то вообще залип на фигурную ручку дверей:

- Да тут каждый завиток – чудо. Вот тебе старые мастера! Казалось бы, с современными пластиками-техниками мы можем что угодно творить, а лепим всё по шаблону. Вот где сказка, чёрт побери! Кстати, чёрт?

Вокруг толклись журналисты, но Вакула принюхался и безошибочно пошёл на серный дух.

- Смотри, - шепнул ему чёрт, одновременно ушло подмигивая рыжей девахе с особенно глубоким декольте. – Вот делегация представителей малого бизнеса, идут говорить с президентом о снижении налогов.

- Отлично, я кузнец, а значит, тоже мелкий предприниматель! А жена-то его где?

- Там же. Смягчает женским присутствием накал ситуации.

Предприниматели – чёрт постарался – приняли новенького в делегацию радушно. Один даже вспомнил его:

- О, Вакула! Помню, мы с Харьковом созванивались насчёт дизайна клуба, и с тобой считали цену ковки. Жаль, дороговато вышло.

- Что делать, Сергей, ситуация с малым бизнесом. Короче, если что, звони, скую с удовольствием.

- Господин Президент с супругой! – возвестил кто-то, и дверь напротив распахнулась.

- Я счастлив встретиться с представителями народа. – завёл свою речь президент.

Вакула едва удостоил его взглядом, таращась на жену. Точней, на её ноги. Точней, на туфли.

Он понял это – как человек с художественным вкусом, оценив дизайн, цветовой колорит, пропорцию элементов. Да, эта вещь достойна ножек Оксаны.

- Чёрт, видишь? Они!

- Поближе надо бы, - буркнул чёрт. – И марку туфель на всякий случай уточнить, я хоть и могущественная сила, но мужского пола, и в ведьминских тонкостях могу напутать.

- . поэтому внимательно слушаю ваши пожелания и предложения, - как раз закруглился президент.

Не успел никто из предпринимателей и слова промолвить, как Вакула нарочито поскользнулся на паркете, упал к ногам первой леди и выпалил:

- Ваши ножки – загляденье, прямо как у моей жены! Хотел бы я, чтобы она носила такие же туфельки. Подскажите, что за марка?

Первая леди мило улыбнулась и произнесла два слова по-французски, которые кузнец едва расслышал за хохотом. Его подхватили под руки, оттащили назад, а Сергей весело хлопнул по плечу:

- Ты, конечно, лось на паркете, но круто их поддел! Чтоб наши жёны могли такие туфли покупать!

Журналисты уже вовсю строчили заметки. Багровый от неловкости президент принялся обсуждать с предпринимателями ставки налогообложения, а Вакула тихонько отступил с чёртом за двери.

- Туфли уже в машине, - отозвался чёрт. – С чеком о покупке, всё как положено.

В машине Вакула радостно подхватил коробку, сдвинул крышку и полюбовался точёными туфельками. Невольно вообразил, как надевает такую на ножку Оксаны. А потом снимает.

Кузнец резко вскинул голову и встретился взглядом с чёртом. Адские огни плясали торжествующе.

Крест! Где, где же.

- Крестик не ищи. Его украла одна из ведьм на приёме.

Оксана зло выключила телефон, чтобы больше ни одна «сочувствующая» подружка не прорвалась к ней. Довела парня до самоубийства! Отлично, Оксана, браво, роковая девушка, мисс Вселенная нашлась.

Скрючилась на постели, и на постучавшего в дверь отца рявкнула так, что он понял: лучше не трогать.

Вакула действительно любил её не из-за денег. Не то что эти хлыщи вокруг. и высокий. и мускулистый. Какая же она дура! Ну почему так поздно!

Крест! Где, где же.

- Крестик не ищи. Его украла одна из ведьм на приёме.

- Я всё ещё могу перекреститься! – Вакула занёс было руку, но вспомнил предупреждение, глянул в чернильную тьму внизу, где даже огней не было видно, и передумал. – Гони домой ко мне, быстро!

- Можешь. И я гоню. Но когда мы окажемся «на берегу». Даже не пытайся меня скрутить.

Вакула невольно глянул на коробку. Туфли всё ещё были там. Ох, стоит ли ЭТО нести Оксане?

- Не бойся, Вакула. В отличие от тебя, мне тысячи лет, и я не буду действовать грубой силой. Можешь даже освятить эту обувь.

- Только потрудись припомнить наш разговор на пути в столицу. У тебя есть сила. Церковь блокирует её, но я могу освободить, распечатать поток – и ты получишь всё. Но, мало того – ты наконец будешь по-настоящему вместе с матерью. У тебя пять минут, чтобы согласиться.

Машина опустилась на крышу родной многоэтажки.

Кузнец и чёрт встали друг напротив друга.

- Тебе ничего не надо делать. – Чёрт протянул руку с острым когтем на мизинце. – Только дай мне руку, и я возьму у тебя одну каплю крови. Всё.

Вакула протянул руку – и резко перекрестил чёрта.

Тот зашипел, как сода, гашёная уксусом, наведенное человеческое лицо и костюм пошли пузырями, сквозь них пробились рыло, рога и шерсть. Запах серы усилился десятикратно.

- Потому, что сын божий родился, - серьёзно ответил Вакула.

- Две тыщи лет назад, и тогда же помер!

- Нет. Каждый год. Это не метафора. У меня есть сила, я чувствую.

От кузнеца крестом расходилось сияние, и чёрт понял – ничего не сделать.

- Но, рогатенький, всё равно спасибо! – Вакула любовно погладил коробку с туфлями.

- Ы-ы, не произноси это слово!

Пробила полночь, и у кого-то из живущих в доме ведьм закукарекал петух.

Вакула медленно спустился в квартиру матери. Дверь была открыта. Солоха сидела напротив камина и задумчиво тасовала карты.

- Мам, я всё правильно сделал?

- Тсс. У меня своя карма.

Утром Вакула позвонил в дверь Чубовой квартиры. Открыла зарёванная Оксана – думала, кто-то из подружек припёрся, и открыла было рот, чтобы послать – да так и замерла с раскрытым. Кузнец, пользуясь молчанием, эффектно откинул крышку большой коробки в руках:

- Твой заказ прибыл, Оксана! Туфельки, как у первой леди точь-в-точь! Гарантирую, я лично видел!

- Та я и без туфелек.

Чуб выглянул проверить, отчего дочка так надолго застряла в дверях (ладно бы он, боров, не пролез в проём), и остолбенел. Его Оксанка прямо на лестнице целовалась с этим кузнецом!

- Так, ну-ка! – он подошёл к смущённой парочке и отвесил Вакуле символическую затрещину. – Это за тот инци.. инцеде. короче, за тогда. А теперь заходи, что уж там, гостем будешь на праздник.

Спустя несколько лет дела Сергея пошли в гору, и он снова вспомнил про забавного кузнеца. Видеозвонок по скайпу застал его на рабочем месте, за росписью храма.

- Гляди, какая работа у меня сейчас! – гордо заявил Вакула и обвёл камерой стены. – А вот это моя особая гордость, посрамлённый чёрт в аду!

Сергей от неожиданности икнул, поперхнулся и спешно перевёл разговор на другую тему:

- Ты как, заказы берёшь сейчас?

- Беру, да. Эту роспись скоро закончу, мне жена помогает.

Теперь камера показала куда более приятную картину: стройная темнобровая девушка весело помахала кистью.

- Да, мы поехали вдвоём учиться в Англию, но уже вернулись.

- Погоди-ка, это не та, про которую ты говорил, когда перед президентшей навернулся?

- Она самая! – гордо заверил Вакула. – Не зря старался!

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.

Источник:

ficbook.net

Гоголь, Николай Васильевич Вечера на хуторе близ Диканьки в городе Челябинск

В представленном каталоге вы можете найти Гоголь, Николай Васильевич Вечера на хуторе близ Диканьки по доступной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть прочие предложения в категории Детская литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка может производится в любой город РФ, например: Челябинск, Тюмень, Кемерово.