Каталог книг

Дельбрюк Г. История военного искусства с древнейших времен

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Первое издание этого фундаментального труда в начале XX века ознаменовало начало сражения, в которое вступил знаменитый немецкий историк Ганс Дельбрюк c всесильным генеральным штабом Германской империи. Шквал критики, сотни исследовательских работ, 30 лет борьбы и споров... Но случилось невиданное: университетский профессор выиграл тридцатилетнюю войну против всех генералов, адмиралов, маршалов и других стратегических умов генерального штаба великой империи! Так благодаря Гансу Дельбрюку в изучении истории войн свершилась настоящая революция: на свет родилась подлинная военная наука, а фундаментальный труд Дельбрюка до сих пор внимательно изучают все, для кого вопросы стратегии и тактики являются жизненно важной необходимостью: военные, политики, бизнесмены. Автор внимательно прослеживает, как на протяжении веков развивалось военное искусство, совершенствовались тактика и стратегия противостояний. Как историк Дельбрюк скрупулезно описывает замыслы и планы великих стратегов, тщательно исследует театр военных действий великих сражений, подробно изучает тактические приемы и правила ведения войн. Как политик Дельбрюк последовательно выстраивает собственную концепцию: всемирная история - это, прежде всего история войн; овладение военным искусством - главная задача для всех, кто участвует в политической жизни, и тех, кто принимает судьбоносные решения.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Дельбрюк Г. История военного искусства Том 4 Дельбрюк Г. История военного искусства Том 4 1030 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Дельбрюк Г. История военного искусства Том 5 Новое время продолжение Дельбрюк Г. История военного искусства Том 5 Новое время продолжение 1238 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории Том шестой Новое время продолжение Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории Том шестой Новое время продолжение 1342 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Дельбрюк Г. История военного искусства Том 7 Новое время окончание Дельбрюк Г. История военного искусства Том 7 Новое время окончание 1188 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Николай Михневич История военного искусства с древнейших времен до начала девятнадцатого столетия Николай Михневич История военного искусства с древнейших времен до начала девятнадцатого столетия 0 р. litres.ru В магазин >>
Михневич Н. История военного искусства с древнейших времен до начала девятнадцатого столетия Михневич Н. История военного искусства с древнейших времен до начала девятнадцатого столетия 676 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Н. П. Михневич История военного искусства с древнейших времен до начала девятнадцатого столетия Н. П. Михневич История военного искусства с древнейших времен до начала девятнадцатого столетия 871 р. ozon.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать онлайн История военного искусства автора Дельбрюк Ганс - RuLit - Страница 2

Читать онлайн "История военного искусства" автора Дельбрюк Ганс - RuLit - Страница 2

Насколько охотнее я приступил бы к работе над IV томом!

Несмотря на то что I том встретил в свое время со стороны научной критики в общем благожелательное отношение, все же зачастую высказывались опасения, не злоупотребил ли я правом критики по существу (Sachkritik) и не допустил ли я ничем не оправдываемых отклонений от традиционного толкования источников. Новая проработка материала нигде не показала мне обоснованности этого опасения. Напротив, я беру на себя смелость утверждать, что все изменения по существу я внес, придя к убеждению, что в 1-м издании я еще недостаточно далеко отошел от традиционных воззрений. Ведь фактически было так, что не персы, а греки обладали численным превосходством, что Александр двинулся завоевывать Персидское царство не с маленьким отрядом, а с армией, вдвое большей, чем когда-то имел Ксеркс, что в Риме вербовка никогда не производилась на основании принадлежности к тому или иному имущественному классу, что армии варваров, угрожавшие цивилизованному миру, всегда были очень небольшими, что римляне одерживали свои победы над галлами и германцами главным образом благодаря своему численному превосходству, что приемы ведения войны существовали еще до возникновения феодализма, а вовсе не вытекали из него.

Вера в противоположную традицию по всем этим вопросам почти так же прочна, как и стара, и, чтобы преодолеть ее и заменить более правильным пониманием, нужны не только обоснования, но и время. Наилучшей поддержкой этой борьбе будет продолжение настоящего труда.

Я вполне понимаю осторожность и сомнения историка древнего мира, который прочтет только один I-й том; историка права, который будет сравнивать со своими традиционными воззрениями только изложение возникновения феодализма; историка крестовых походов, который вычитает только то, каким ничтожным было число рыцарей и как мало оригинального будто бы дала эта великая военная эпоха. Но я твердо уверен в том, что сомнения рассеются и забудутся, если историк Древних веков ознакомится со II и III томами настоящего труда; если историк права уяснит себе противоречие между одиночным воином и тактическим соединением, прочтя весь труд; если историк крестовых походов наглядно представит себе различие между рыцарством и кавалерией и противоположность понятий рыцарства и тактики, сравнив этот период с предыдущим и последующим.

Как у меня этот труд возник из рассмотрения развития военного искусства в целом, так и полную научную пользу сможет извлечь из него лишь тот, кто использует его не только с точки зрения историка Древних, Средних или Новых веков, а примет его в целом, как вклад в исследование всемирной истории.

Берлин-Груневальд, 12 июля 1908 г.

"Я же утверждаю, что не следует ни пренебрегать показаниями этого историка, ни считать его непогрешимым; наоборот, читатели должны выводить свои суждения из самых фактов".

Непрестанная специализация в области исторической науки происходит по двум направлениям - по периодам и по явлениям. Одни обрабатывают по всем направлениям какой-нибудь один определенный период, другие стараются проследить через различные, а если возможно, то через все периоды какое-нибудь одно частное явление. Мы имеем специальные истории искусств и литературы, истории религий, историю конституций и права, экономической жизни, финансов, а также отдельных институтов, как например брака. Все эти частные истории сливаются во всемирной истории и взаимно оплодотворяются. Ни без одной из них нельзя обойтись, чтобы от этого не пострадало понимание всего целого. Поэтому всеобщая история нуждается и в истории военного искусства. При том большом месте, какое занимают во всеобщей истории войны, создающие и разрушающие государства, нельзя обойти требования - не просто передавать предания об этих войнах, а критически подходить к ним и давать технически правильное описание их. В силу закона о разделении труда наилучшим средством для этого является работа над специальной историей войны.

Однако трудность всякой такой специальной истории заключается для историка в приобретении достаточных технических знаний. Если можно еще поверить, что историк литературы способен совершенно погрузиться в процесс поэтического творчества, то гораздо труднее требовать, чтобы историк искусства овладел техникой живописи и архитектуры, историк-экономист - техникой сельского хозяйства, ремесл и торговли. Ведь от них нельзя требовать, чтобы они сами писали мадонн, строили соборы, шли за плугом или основывали колонии; но даже не требуя от них всего этого, практик, понимающий в этих делах, а тем более занимающийся ими, всегда будет иметь некоторое преимущество перед историком и смотреть на него с некоторым недоверием. Ахиллес обязан 1омеру своей славой, но разве при чтении того или иного стиха он не мог бы воскликнуть: "Видно, что ты поэт и что ты сам не метал копья во главе мирмидонов!"

Источник:

www.rulit.me

Скачать История военного искусства с древнейших времен - Ганс Дельбрюк

История военного искусства с древнейших времен - Ганс Дельбрюк

Автор: Дельбрюк Ганс

Издательство: Эксмо, 2015 г.

Серия: Подарочные издания. Великие полководцы

Аннотация к книге "История военного искусства с древнейших времен"

Первое издание этого фундаментального труда в начале XX века ознаменовало начало сражения, в которое вступил знаменитый немецкий историк Ганс Дельбрюк (1848-1929) с всесильным генеральным штабом Германской империи. Шквал критики, сотни исследовательских работ, 30 лет борьбы и споров. Но случилось невиданное: университетский профессор выиграл тридцатилетнюю войну против всех генералов, адмиралов, маршалов и других стратегических умов генерального штаба великой империи! Так благодаря Гансу Дельбрюку в изучении истории войн свершилась настоящая революция: на свет родилась подлинная военная наука, а фундаментальный труд Дельбрюка до сих пор внимательно изучают все, для кого вопросы стратегии и тактики являются жизненно важной необходимостью: военные, политики, бизнесмены. Автор внимательно прослеживает, как на протяжении веков развивалось военное искусство, совершенствовались тактика и стратегия противостояний. Как историк.

Первое издание этого фундаментального труда в начале XX века ознаменовало начало сражения, в которое вступил знаменитый немецкий историк Ганс Дельбрюк (1848-1929) с всесильным генеральным штабом Германской империи. Шквал критики, сотни исследовательских работ, 30 лет борьбы и споров. Но случилось невиданное: университетский профессор выиграл тридцатилетнюю войну против всех генералов, адмиралов, маршалов и других стратегических умов генерального штаба великой империи! Так благодаря Гансу Дельбрюку в изучении истории войн свершилась настоящая революция: на свет родилась подлинная военная наука, а фундаментальный труд Дельбрюка до сих пор внимательно изучают все, для кого вопросы стратегии и тактики являются жизненно важной необходимостью: военные, политики, бизнесмены. Автор внимательно прослеживает, как на протяжении веков развивалось военное искусство, совершенствовались тактика и стратегия противостояний. Как историк Дельбрюк скрупулезно описывает замыслы и планы великих стратегов, тщательно исследует театр военных действий великих сражений, подробно изучает тактические приемы и правила ведения войн. Как политик Дельбрюк последовательно выстраивает собственную концепцию: всемирная история - это прежде всего история войн; овладение военным искусством - главная задача для всех, кто участвует в политической жизни, и тех, кто принимает судьбоносные решения.

Читать книгу История военного искусства с древнейших времен - Ганс Дельбрюк.

Источник:

chest-masters-1.usite.pro

История военного искусства, Г

История военного искусства

От периода греко-персидских войн, завоеваний Юлия Цезаря, крестовых походов до времен Наполеона и войн конца XIX века совершенствуются тактические приемы, формы и способы вооруженной борьбы, разрабатываются все более и более сложные стратегии.

Фундаментальный труд известного немецкого историка Ганса Дельбрюка "История военного искусства в рамках политической истории" исследует возникновение и развитие военной стратегии и тактики, обобщает опыт великих войн, операций и сражений, раскрывает закономерности и основные направления развития военного искусства.

Автор детально рассматривает ход переломных битв, воспроизводит широкую историческую панораму, оценивает роль ошибок и судьбоносных решений полководцев и политических деятелей. Давно известные события предстают во всей своей драматичности и противоречивости.

Интереснейшая энциклопедическая работа опирается на ог-ромную историческую и военно-историческую литературу, начиная с древнегреческих источников и кончая швейцарскими хрониками и современными автору работами и документами.

Диск будет полезен прежде всего студентам, специалистам-историкам и всем читателям, серьезно интересующимся историей. \

Источник:

bookfi.net

Дельбрюк Ганс - История военного искусства, Страница 210

Романы онлайн Романы История военного искусства Дельбрюк Ганс

 Наконец, мы узнаем, что Одоакр сместил последнего римского императора, так как германцы требовали себе третью часть всей земли, а римляне на это не соглашались. Бургунды и вестготы захватили две трети, а потому люди Одоакра кажутся нам довольно скромными, так как они потребовали себе всего лишь одну треть.

 Все это составляет основное содержание дошедших до нас исторических сообщений, исходя из которых мы должны нарисовать картину того, каким образом прошел процесс расселения и укрепления германцев среди римлян, определивший собою все последующее развитие истории.

 Аграрный строй Римской империи характеризуется в основном тремя типами владения: во-первых, мелкокрестьянским, при котором земля обрабатывалась главным образом личным трудом крестьян, их семьи и, может быть, одного раба или одной рабыни; во-вторых, средневладельческим, при котором хозяева уже сами лично не работают, а пользуются в своем хозяйстве рабским трудом, но которые, однако, живя в деревне, заняты ежедневным распределением порядка работ и наблюдением за их выполнением, а живя в городе, передают ведение хозяйства управляющему; наконец, крупновладельческим, при котором помещики управляют своим имением, может быть, так же, как и хозяева второго типа, или тоже передают это дело в руки управляющего, но которые все же главным образом делят свое владение между колонами, т.е. полусвободными людьми, прикрепленными к земле, крепостными, которые работают в качестве мелких крестьян, отдают часть своих доходов своему хозяину и также отбывают ему барщину. Из этих трех типов владения в данную эпоху первый тип встречался лишь весьма спорадически. Большинство прежних свободных крестьян перешло в сословие колонов, хотя и потеряв вследствие этого свою полную свободу, но зато приобретя в лице экономически мощного хозяина сильную хозяйственную опору и патрона, защищавшего их права.

 Второй тип более крупного владения, основанного на рабском труде, хотя порой еще и встречался в некоторых местах, но все же, за исключением горожан-землевладельцев, живших в городах, был очень редок. Значительно подавляющее большинство всех земель и недр принадлежало крупным владельцам, а работа на них производилась трудом колонов52.

 Совершенно ясно, что единственной формой владения, которая давала возможность произвести раздел с бургундами, была именно эта третья форма. Колон не мог разделить своего участка, ибо в таком случае он вообще не смог бы сохранить за собою такое владение, на котором можно было бы вести хозяйство. Равным образом бургунд не был бы склонен удовольствоваться таким маленьким участком земли, который даже не достигал бы размеров полного участка колона, - по крайней мере в том случае, если он рассчитывал стать крестьянином на этом клочке земли. Но ведь он был призван в эту страну не для того чтобы стать крестьянином, а чтобы быть воином и защищать страну. Даже 70 лет спустя бургундский король Сигизмунд в одном своем письме к императору Анастасию назвал свой народ императорскими солдатами (milites). Германцы до этого времени очень мало занимались земледелием, а, кроме того, мужчины вообще очень мало расходовали труда на это дело. Они жили главным образом тем, что им давали их стада и охота. Поэтому они в любую минуту были готовы всей своей массой выступить в поход. Если бы они были крестьянами, они этого уже не могли бы сделать. Ведь крестьянин в некоторые времена года совсем не может покинуть своего хозяйства, а в других случаях может оставлять его вообще лишь на короткое время, в особенности летом. Но бургунды были слишком малочисленны для того, чтобы достигнуть каких-нибудь результатов, выступив в поход лишь с теми, кто был лишним в хозяйстве. При выступлении в поход их войско должно было включать по возможности всех мужчин.

 Но все же их было слишком мало для того, чтобы они могли таким образом наполнить всю ту большую страну, которую они, правда, заняли не тотчас же после 443 г., но в течение ближайших поколений, чтобы на каждом или на значительном большинстве крестьянских дворов сидел теперь рядом с римским также и бургундский крестьянин. Ян в своей "Истории бургундов" (т. I, стр. 389), исходя из баснословных цифр, которые признавались раньше достоверными, исчисляет количество бургундов, вступивших в эту страну в 443 г., в 93 000 мужчин (281 700 человек). Снизив эту цифру благодаря нашему исчислению до 3 000-5 000 человек, мы имеем возможность установить теперь совершенно иные предпосылки для этого расселения.

 Наконец, следует принять в соображение и то, что бургунды заняли свою страну не сразу, а в несколько этапов. Совершенно то же самое произошло и с вестготами, которые были первоначально поселены на Гаронне, а затем постепенно заняли всю страну вплоть до Луары и до Роны, а на юге даже по ту сторону Роны вплоть до Альп и, наконец, большую часть Испании. Невозможно допустить, чтобы люди, которые согласились при разделе принять крестьянский двор и устроили на нем свое хозяйство, через несколько лет всей своей массой снова двинулись дальше, чтобы в каком-нибудь ином месте получить такой же небольшой участок земли, являющийся частицей какого-либо имения. И наоборот, остготы во время своей войны с Юстинианом однажды объявили, что они готовы уступить всю Италию и удовольствоваться страной, лежащей к северу от По53. Это является достаточным доказательством того, что хотя они уже и прожили в этой стране в течение 50 лет, все же не осели и не укрепились в ней в качестве крестьян.

 Поэтому, не коснулся ли раздел средних поместий, в которых работы производились при помощи некоторого количества рабов? Но и это едва ли вероятно. Средние владельцы были в большинстве случаев горожанами. По еще сохранившемуся административному и финансово-податному порядку на них лежала ответственность, от которой они тотчас же освободились бы, если бы у них отняли их поместья54. Однако, не только с точки зрения римлян, но и с точки зрения германцев было бы совершенно невозможно провести в жизнь мысль о разделе такого рода средних поместий.

 Бургунд, принявший такое владение, оказался бы в очень большом затруднении. Ведь он не обладал ни достаточными познаниями, ни достаточными способностями для того, чтобы самостоятельно управлять таким имением. И, конечно, совершенно чуждым для него делом было руководить ежедневным выполнением работ, еще более чуждым - организовывать коммерческую реализацию продуктов, и, наконец, он был менее всего способен к ведению книг. Он был бы принужден взять себе управляющего, но даже контроль над таким управляющим превосходил бы его способности и не соответствовал бы его наклонностям. Даже при проведении необходимой реорганизации своих двух третей имения этот новый хозяин, без всякого сомнения, потерпел бы неудачу.

Единственной возможной формой использования более или менее крупного имения варваром было его разделение на колонатные участки, т.е. такая хозяйственная форма, которая с древнейших времен являлась обычной формой хозяйства на родине германцев, как нам об этом сообщает Тацит. Но колонатный тип хозяйства совершенно не подходит к небольшому поместью средней руки. И свободный рядовой член общества в древнейшей Германии, конечно, редко имел даже одного колона, потому что иначе это означало бы, что он разрешает своему колону обзаводиться семьей, которую надо было прокормить в тяжелые годы, а такие тяжелые годы, годы голодовок, были нередким явлением. С другой же стороны, крупное хозяйство располагает таким большим количеством запасов, которое позволяет производить совершенно иные расчеты. Да к тому же три или четыре колона не в состоянии прокормить семью своего хозяина. Число колонов должно было быть гораздо более значительным.

Следовательно, среднее хозяйство организовывалось таким образом, что в нем несвободными пользовались не в качестве колонов, а в качестве прислуги. Колонатное хозяйство является в первую очередь и прежде всего крупным хозяйством.

 Поэтому для раздела между римлянами и германцами оказались пригодными лишь крупные хозяйства, основанные на труде колонов.

 Выше мы уже привели тот параграф из бургундского свода законов, согласно которому римляне принуждены были уступить бургундам две трети своей земли и одну треть несвободного населения. Дальше говорится, что двор, сады (виноградники), расчищенные под пашню участки леса и леса делятся пополам между обеими сторонами. Этот втройне различный способ деления - 2/3, 1/2, 1/3 - должен иметь свои причины и нуждается в объяснении55, которое заключается приблизительно в следующем.

 Те две трети пахотной земли, которые римский владелец уступал бургунду, являлись главным образом землями колонов. Та треть, которую он удерживал за собой, была отчасти землей колонов, но главным образом - той пашней, которую он сам возделывал, и к тому же он сохранил за собой половину леса, сада и виноградника. Для того чтобы иметь возможность обслужить рабочими руками эту часть своего хозяйства, владелец должен был сохранить за собой две трети несвободного населения своего поместья, так как несвободными являются не только сельскохозяйственные рабочие, но также и дворовая челядь, прислуга и различные ремесленники, число которых не могло или не должно было быть уменьшено, так как большая часть пахотной земли была отчуждена от имения.

 Что же делал теперь бургунд с двумя третями пахотной земли и лишь е одной третью рабов? Можно было бы, пожалуй, принять, что он привел с собой такое большое количество рабов, что он из их числа мог бы покрыть недостаток в рабочих руках, если бы обнаружился такой недостаток в необходимых для хозяйства сельскохозяйственных рабочих. Но возможна также и совершенно иная цепь фактов.

 Мы уже видели, что, судя по предпосылкам и целям разделения земли, для этого оказались пригодными лишь крупные поместья.

 Совершенно невозможно, чтобы в разделении земель участвовали все бургунды, и при том так, чтобы на каждого крупного римского землевладельца приходилось бы по одному бургунду. Как ни мало было бургундов, все же они были для этого слишком многочисленны, в особенности же при своем первом поселении в Сапаудии.

Источник:

romanbook.ru

История военного искусства - Дельбрюк Ганс, Страница 1, Читать онлайн

История военного искусства Дельбрюк Ганс Содержание
  • В начало
  • Перейти на

(11 ноября 1848, Берген, о. Рюген - 14 июля 1929, Берлин)

Известный немецкий историк. Получил образование в Гейдельберге, Грайфсвальде и Бонне, был наставником принца Вальдемара Прусского, профессором новой истории Берлинского университета. Избирался депутатом прусского ландтага и германского рейхстага от партии свободных консерваторов. В 1883 - 1919 Дельбрюк издавал "Прусский ежегодник" ("Preussische Jahrbucher") и предлагал в качестве альтернативы германской экспансии в Европе образование Африканской империи. Написав биографию прусского фельдмаршала Августа Нейтхардта фон Гнейзенау, Дельбрюк создал несколько значительных трудов по истории военной стратегии; наиболее важной работой этого цикла является "История военного искусства в рамках политической истории" (Geschichte der Kriegskunst im Rahmen der politischen Geschichte, 7 Bd., 1900 - 1936). Во время I Мировой войны и сразу после нее Дельбрюк опубликовал три тома своих трудов "Война и политика" (Krieg und Politik, 1914 - 1919, 1918 - 1919); на Парижской мирной конференции был экспертом по вопросу об ответственности Германии за развязывание войны.

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА К ТРЕТЬЕМУ ИЗДАНИЮ

 Со времени появления 2-го издания этого тома в 1908 году получили разрешение две крупные проблемы древней военной истории - сражения при Саламине и при Тапсе, - которые и вошли в новое издание в новом освещении. Сражения при Платее и при Иссе остались, в основных чертах, в прежнем изложении, но подверглись переработке в отдельных деталях на основании новейших топографических исследований. Старый спорный вопрос о том, произошло ли сражение под Каннами на правом или левом берегу р. Ауфида, решен окончательно, но зато достоверность источников по вопросу о Второй Пунической войне была сильно поколеблена новой, очень солидно обоснованной гипотезой. Вот отдельные пункты, в которых, не говоря о многочисленных исправлениях, новое издание отличается от предыдущего.

 Одновременно я, наконец, довел до конца IV том и, таким образом, закончил весь свой труд.

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ ПЕРВЫХ ДВУХ ТОМОВ

 Вот уже несколько лет, как первые два тома "Истории военного искусства" распроданы, но я, занятый работой над III томом, не находил до сих пор времени заняться подготовкой их к переизданию. За это время появилось немало прекрасных новых монографий; пришлось проверить их и включить в старый текст, а также внести те или другие исправления и совершенно переработать важный отдел - древнейшую римскую военную организацию. Но эти исправления потребовали в сущности наименьшей работы и не могли бы настолько задержать выход нового издания; больше всего труда и времени потребовало при переиздании нечто другое. В рецензии на I том автор "Тактических и стратегических принципов современности" ген. от инф. Ф. Шлихтинг выразил надежду, что рассматриваемый труд "положит конец военному дилетантству, которое до сих пор царило в историографии". В этих словах очень точно выражено то, к чему я сам стремился в своей работе и чего я надеялся добиться. Но эта надежда не только не оправдалась, но даже случилось как раз обратное. Вряд ли когда-либо в прошлом в области истории военного дела и военного искусства появилось в свет, в результате лишенной методичности дилетантской учености, столько искажений и вводящих в заблуждение сведений, как именно за последнее десятилетие. И в этом повинны не только историки и археологи, но и военные, которые слишком поспешно и слишком самоуверенно считают, что могут подвергать критическому анализу военную обстановку минувших эпох, основываясь на представлениях, полученных ими на практике, зачастую только на службе в мирное время. Таким образом, сложились и появились в свет не только неправильные толкования источников, относительно которых можно держаться и всегда будут держаться разных мнений, но даже фактически и физически невозможные построения, которые зачастую затемняют совершенно ясные исторические процессы; большая часть моей работы над подготовкой первых двух томов к переизданию и состояла в том, чтобы на основании источников и по существу разоблачить и опровергнуть эти невозможные построения. Как будет видно из дальнейшего отнюдь не легкая и не простая работа, так как при нашем удалении от исторических событий даже полной бессмыслице легко можно придать известный налет правдоподобности; нужны длинные и подробные рассуждения, чтобы разрушать эти обманчивые картины и, - ввиду невозможности прибегнуть к эксперименту, - объяснить словами, что возможно и что невозможно. Иногда такая дискуссия приносит пользу, внося в вопрос большую ясность, и чувствуешь себя вознагражденным за свой труд. Но в большинстве случаев не удается получить эту награду, а испытываешь только досаду на бесполезную трату времени и сил, которые можно было бы употребить на лучшее.

 Насколько охотнее я приступил бы к работе над IV томом!

 Несмотря на то что I том встретил в свое время со стороны научной критики в общем благожелательное отношение, все же зачастую высказывались опасения, не злоупотребил ли я правом критики по существу (Sachkritik) и не допустил ли я ничем не оправдываемых отклонений от традиционного толкования источников. Новая проработка материала нигде не показала мне обоснованности этого опасения. Напротив, я беру на себя смелость утверждать, что все изменения по существу я внес, придя к убеждению, что в 1-м издании я еще недостаточно далеко отошел от традиционных воззрений. Ведь фактически было так, что не персы, а греки обладали численным превосходством, что Александр двинулся завоевывать Персидское царство не с маленьким отрядом, а с армией, вдвое большей, чем когда-то имел Ксеркс, что в Риме вербовка никогда не производилась на основании принадлежности к тому или иному имущественному классу, что армии варваров, угрожавшие цивилизованному миру, всегда были очень небольшими, что римляне одерживали свои победы над галлами и германцами главным образом благодаря своему численному превосходству, что приемы ведения войны существовали еще до возникновения феодализма, а вовсе не вытекали из него.

 Вера в противоположную традицию по всем этим вопросам почти так же прочна, как и стара, и, чтобы преодолеть ее и заменить более правильным пониманием, нужны не только обоснования, но и время. Наилучшей поддержкой этой борьбе будет продолжение настоящего труда.

 Я вполне понимаю осторожность и сомнения историка древнего мира, который прочтет только один I-й том; историка права, который будет сравнивать со своими традиционными воззрениями только изложение возникновения феодализма; историка крестовых походов, который вычитает только то, каким ничтожным было число рыцарей и как мало оригинального будто бы дала эта великая военная эпоха. Но я твердо уверен в том, что сомнения рассеются и забудутся, если историк Древних веков ознакомится со II и III томами настоящего труда; если историк права уяснит себе противоречие между одиночным воином и тактическим соединением, прочтя весь труд; если историк крестовых походов наглядно представит себе различие между рыцарством и кавалерией и противоположность понятий рыцарства и тактики, сравнив этот период с предыдущим и последующим.

 Как у меня этот труд возник из рассмотрения развития военного искусства в целом, так и полную научную пользу сможет извлечь из него лишь тот, кто использует его не только с точки зрения историка Древних, Средних или Новых веков, а примет его в целом, как вклад в исследование всемирной истории.

Берлин-Груневальд, 12 июля 1908 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

 "Я же утверждаю, что не следует ни пренебрегать показаниями этого историка, ни считать его непогрешимым; наоборот, читатели должны выводить свои суждения из самых фактов".

 Непрестанная специализация в области исторической науки происходит по двум направлениям - по периодам и по явлениям. Одни обрабатывают по всем направлениям какой-нибудь один определенный период, другие стараются проследить через различные, а если возможно, то через все периоды какое-нибудь одно частное явление. Мы имеем специальные истории искусств и литературы, истории религий, историю конституций и права, экономической жизни, финансов, а также отдельных институтов, как например брака. Все эти частные истории сливаются во всемирной истории и взаимно оплодотворяются. Ни без одной из них нельзя обойтись, чтобы от этого не пострадало понимание всего целого. Поэтому всеобщая история нуждается и в истории военного искусства. При том большом месте, какое занимают во всеобщей истории войны, создающие и разрушающие государства, нельзя обойти требования - не просто передавать предания об этих войнах, а критически подходить к ним и давать технически правильное описание их. В силу закона о разделении труда наилучшим средством для этого является работа над специальной историей войны.

 Однако трудность всякой такой специальной истории заключается для историка в приобретении достаточных технических знаний. Если можно еще поверить, что историк литературы способен совершенно погрузиться в процесс поэтического творчества, то гораздо труднее требовать, чтобы историк искусства овладел техникой живописи и архитектуры, историк-экономист - техникой сельского хозяйства, ремесл и торговли. Ведь от них нельзя требовать, чтобы они сами писали мадонн, строили соборы, шли за плугом или основывали колонии; но даже не требуя от них всего этого, практик, понимающий в этих делах, а тем более занимающийся ими, всегда будет иметь некоторое преимущество перед историком и смотреть на него с некоторым недоверием. Ахиллес обязан 1омеру своей славой, но разве при чтении того или иного стиха он не мог бы воскликнуть: "Видно, что ты поэт и что ты сам не метал копья во главе мирмидонов!"

Источник:

fanread.ru

Дельбрюк Г. История военного искусства с древнейших времен в городе Чебоксары

В нашем интернет каталоге вы всегда сможете найти Дельбрюк Г. История военного искусства с древнейших времен по разумной стоимости, сравнить цены, а также найти похожие книги в категории Наука и образование. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Транспортировка выполняется в любой город РФ, например: Чебоксары, Иркутск, Уфа.