Каталог книг

Миллз М. В Восточном экспрессе без перемен. 1999

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Миллз М. В Восточном экспрессе без перемен. 1999 Миллз М. В Восточном экспрессе без перемен. 1999 333 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Магнус Миллз В восточном экспрессе без перемен Магнус Миллз В восточном экспрессе без перемен 333 р. ozon.ru В магазин >>
В восточном экспрессе без перемен В восточном экспрессе без перемен 363 р. labirint.ru В магазин >>
Антон Долин «Убийство в Восточном экспрессе»; «Ужин»; «Ван Гог. С любовью, Винсент»; «Тетраграмматон» Антон Долин «Убийство в Восточном экспрессе»; «Ужин»; «Ван Гог. С любовью, Винсент»; «Тетраграмматон» 49 р. litres.ru В магазин >>
CD АК Кристи А. Убийство в Восточном экспрессе. Радиоспектакль / Звуковая книга / МР3 CD АК Кристи А. Убийство в Восточном экспрессе. Радиоспектакль / Звуковая книга / МР3 247 р. bookvoed.ru В магазин >>
Кристи А. Убийство в Кристи А. Убийство в "Восточном экспрессе" 171 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Кристи А. Убийство в Кристи А. Убийство в "Восточном экспрессе" 311 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Магнус Миллз «В Восточном экспрессе без перемен»

Магнус Миллз «В Восточном экспрессе без перемен» В Восточном экспрессе без перемен

All Quiet on the Orient Express

Магнус Миллз (р. 1954) — cовременный культовый британский автор из Манчестера, имеет полтора высших образования, 7 лет строил заборы, потом 12 лет водил автобус, писал колонку в «Индепендент» — а потом стал романистом. Его первый роман «Загон скота» (1998, русское издание — 2003, о строительстве заборов среди прочего) вошел в свое время в короткий список «Букера», а получил премию Уитбреда (ныне «Коста») за первые романы и премию Маккиттеника, присуждаемую Обществом британских писателей. Даже Томас Пинчон подарил цитату на его обложку, назвав автора «полоумным и невозмутимым комическим чудом». По-русски выходил и его роман «Схема полной занятости» (2003; о вождении фургонов; о вождении автобусов он написал другой абсурдистский роман, «Сохранение дистанции»). Миллза можно считать последним живым «черным юмористом» в мире.

«В Восточном экспрессе без перемен» (1999) — его второй роман, жутковатый и очень смешной трагифарс о туристе в Озерном краю, который по доброте душевной (и от нечего делать) соглашается помочь владельцу кемпинга с тем и этим — и постепенно начинает понимать, что он из этой деревенской глуши уже никуда никогда не уедет. А потом разверзается ад. Мастерство автора, как неоднократно было замечено, — в минимализме, сухих бекеттовских диалогах и постепенном нагнетании абсурда. Ну и само название романа дорогого стоит.

Лингвистический анализ текста:

Авторы по алфавиту:

9 января 2018 г.

Открыта страница книжной серии «Луномания»

9 января 2018 г.

Открыта страница книжной серии «Летописи Книгомирья»

7 января 2018 г.

6 января 2018 г.

6 января 2018 г.

Открыта страница книжной серии «Книга-игра»

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.

Источник:

fantlab.ru

Магнус Миллз о ценности человеческой жизни: Книги: Культура

«Ты что, эту чертовню выключить не можешь!»

На русском языке издан роман классика современной британской литературы Магнуса Миллза «В Восточном экспрессе без перемен». Дебютный роман Миллза «Загон скота» вошел в свое время в короткий список «Букера». Писатель — лауреат премии Уитбреда (ныне «Коста»), а также премии Маккиттерика, присуждаемой Обществом британских литераторов. Узнаваемая черта стиля Миллза — изящный «черный юмор». Роман «В Восточном экспрессе без перемен» (1999) — трагифарс о туристе в Озерном краю, который, располагаю временем, соглашается помочь владельцу кемпинга по хозяйству. И никто не предполагает, чем все закончится. Книга — совместный проект издательств «Додо Пресс» и «Фантом Пресс». «Лента.ру» публикует фрагмент текста.

Где-то с час я поработал с лодками, и тут на грузовике вернулся мистер Паркер и приспособил меня помогать ему с погрузкой. Теперь весь верхний двор был заставлен нефтяными бочками, и у нас какое-то время заняло уложить их все и закрепить веревками. Пока мы работали, я заметил, что мистер Паркер раздражается все больше. Грузить все эти бочки было делом нелегким, и, стоило какой-нибудь застрять в неудобном положении, он вполголоса ругался и грубо пихал ее, пока не сдвинется. Я не очень понимал, что именно ему докучало, поэтому держался как обычно, — говорил мало и старался приносить как можно больше пользы. Наконец все бочки были надежно привязаны в кузове, и грузовик стал готов к отправке.

Затем после краткого отдыха мистер Паркер сказал:

— Так. Лучше нам бросить тот швартовный якорь.

Я глянул в сторону озера и быстро понял, что сегодня не лучший день для такой работы. Из-за холмов дул холодный ветер, и я видел, как раскачиваются верхушки дальних деревьев. Но все равно спорить с мистером Паркером я не собирался. Если хочет укладывать якорь сегодня, так тому и быть.

Первым делом нам требовалось доставить его на берег. Взять пикап было невозможно — он остался у Брайана Уэбба, когда мистер Паркер ездил утром за грузовиком. К трактору по-прежнему была подцеплена пила, и единственным наличным транспортом оставался старый фургон «моррис», стоявший у сарая. К моему удивлению, завелся он с первого раза, и мистер Паркер вскоре подогнал его к тому месту, где лежал якорь. Рессоры фургона стонали, когда мы вдвоем впихивали заполненное бетоном колесо в заднюю дверь вместе с сопровождающей цепью и швартовным буем. И снова звучали ругательства, поскольку настроение у мистера Паркера продолжало ухудшаться, но мы в итоге все же погрузили все внутрь и захлопнули заднюю дверцу. Затем медленно поехали к озеру.

Подъезжая, я увидел, что вода так же сера и неспокойна, как и вчера. Я глянул на швартовный плот — он подскакивал на волнах у мостков — и задумался, так ли он надежен, как я считал.

Казалось, мистер Паркер обдумывает тот же вопрос. Он долго стоял на мостках, разглядывая плот, время от времени прижимая ногой один его угол, — проверял, какое там сопротивление.

— Болтает его сильно, нет? — сказал он. — Вы уверены, что построили его как надо?

— Должно быть нормально, — ответил я.

Очевидно, его требовалось в этом убедить, поэтому я зашел на плот полностью — доказать, что я в нем целиком уверен. К моему облегчению, держал он хорошо, и я даже смог походить по маленькому настилу без страха перевернуться.

— Надо будет взять одно весло, — сказал я, — чтоб мы могли им управлять.

Мистер Паркер отпер зеленую хижину и попробовал дверь.

— Адова краска опять прилипла, — сказал он, дернув дверь на себя.

Всякий раз осматривая покраску этой хижины, я замечал все больше потеков и залысин. Поработали над ней все же скверно, и настроение мистера Паркера от этого не улучшилось. Только после резкого рывка дверь открылась, я вошел и взял там одно весло. Затем нам предстояла хитрая задача переместить швартовный якорь (вместе с цепью) из фургона на плот. На мостках оказалось неплохо — мы просто медленно катили его до самого конца. Но оттуда на сам плот втаскивать его было настоящей борьбой, которая опять сопровождалась кряхтеньем и проклятьями мистера Паркера. Нам все же удалось надежно погрузить якорь на плот, и тут мы услышали «Полфунта киселя», приближавшиеся к нам из-за деревьев.

Только не сейчас, Дикин, подумал я, но ничего поделать с этим не мог. Фургон мороженщика уже подъехал к зеленой хижине, где еще раз импровизированно взревел своим заблудшим перезвоном.

— Что за адов гам! — взревел мистер Паркер, возвращая себе равновесие на швартовном плоту и стараясь держаться подальше от краев. Глядя на его неловкие движения, я вдруг сообразил, почему он в таком раздражении. На это указывали все признаки: он почему-то боялся воды. Это объясняло и его недоверие к плоту, и отсутствие интереса к гребным шлюпкам. На суше Томми Паркер держался с такой самоуверенностью, какую я видел мало у кого. Он был силен, независим и преуспевал в делах. Мог сделать тысячу одну вещь, к каким любой другой не знал бы, как и подступиться. А вот на воде вся его уверенность просто испарялась. Отчего, вероятно, он и счел необходимым наорать на Дикина.

— Ты что, эту чертовню выключить не можешь! — завопил он, когда несчастный молочник подошел к нам по мосткам.

— Ну, об этом я с тобой и хотел поговорить, — ответил Дикин с решимостью в лице.

— Мы сейчас немножко заняты, — сказал я, стараясь как-то разрядить ситуацию. — Вы бы пришли попозже?

Чтобы избавиться от Дикина, я быстро отшвартовался от мостков, отталкиваясь веслом. И снова фургон протрубил о своем близком присутствии. Вдруг плот резко вздрогнул, и я понял, что на борт ступил еще и Дикин.

— А сейчас ты что делаешь? — рявкнул мистер Паркер.

— Поеду с вами и подсоблю, — ответил Дикин. — Потому что словом с тобой перемолвиться мне правда очень не помешает.

Теперь мистер Паркер и Дикин крепко держали друг друга. У их ног лежало много ярдов швартовной цепи, и она вдруг привлекла внимание Дикина.

— Похоже, у вас тут немного запуталось, — сказал он. — Поглядим-ка, выйдет ли у нас разобраться.

Он присел среди витков цепи и принялся перекладывать ее отрезки на палубе плота. Скоро я понял, что мы втроем на борту едва ли помещаемся, вместе с швартовным якорем, буем и всею этой цепью. Хуже того, чем дальше от берега, тем заметнее становилось волнение на озере, плот качало вдоль и поперек уже довольно сильно. Когда мы отплыли довольно для того, чтобы бросать якорь, мистер Паркер выглядел уже очень несчастным. Он вцепился в груз обеими руками и не отрывал взгляда от черной воды под нами. Меж тем, Дикин и дальше возился с цепью, складывая ее кольцами и тому подобное, а также поправляя что-то на швартовном буе.

— Так, — сказал я. — Дикин, отойдите в сторонку. Будем спускать.

С помощью мистера Паркера я перевалил швартовный якорь через край. Он ухнул в глубину, за ним — длинная грохочущая цепь, и мгновенье спустя они пропали.

Когда он пулей ушел под воду, наши ноги окатило волной.

— Нет! — воскликнул мистер Паркер, размахивая руками, чтобы удержаться на ногах. Ему явно грозила опасность последовать за Дикином, поэтому я поймал его за руку, и мы вдвоем остались шататься несколько секунд на плоту, а я тем временем успел заметить, что швартовный буй плавает поблизости. К нему ничего не было привязано.

— Он улетел вместе с цепью! — сказал я, стараясь перекричать ветер. — Он плавать умеет?

— Черта с два он умеет! — простонал мистер Паркер. — А вы?

— Ну так и я, черт бы драл, не умею!

Ветер хлестал нас порывами и гнал через все озеро. Плот несло теперь быстро, а это значило, что мы уже несколько отплыли от того места, где пропал Дикин. Тем не менее я рассчитывал, что он выскочит на поверхность в любой миг, чтобы его вытащили. Лишь где-то через полминуты это стало постепенно казаться все менее вероятным. И тут с удалявшегося берега до нас донесло тоскливый вопль фургона мороженщика.

— Как вы считаете, мы тут можем что-нибудь сделать? — спросил мистер Паркер.

Я покачал головой.

— Нет, — сказал я. — Думаю, мы его потеряли.

— Ну так ссадите меня отсюда, будьте, пожалуйста, добры?

Я воспользовался этим случаем и отпустил его руку, которая уже довольно нагрелась, и выудил из воды буй. После этого я принялся грести обратно, а мистер Паркер старался не потерять равновесие. Я помог ему сойти с плота на мостки, на это он буркнул «спасибо» и быстро направился к суше. А там повернулся и долго стоял, глядя на озеро.

— Батюшки, ох батюшки, ох батюшки, — сказал он, когда я подошел к нему. — Ну вот надо же было такому случиться, нет? Как раз когда Дикин нашел себе работу по нраву.

Я ничего ему не ответил, лишь пожал плечами и посмотрел в ту же сторону, сознавая, что вода теперь казалась гораздо темнее, чем прежде. В отдалении кружила и металась компания морских птиц.

За нашими спинами ждал фургон мороженщика — двигатель работал, холодильный агрегат громко жужжал. Шум от него по сравнению с безудержным шорохом стихии был очень неестественным, и ему в конце концов удалось отвлечь внимание мистера Паркера от озера.

Я заметил, как он раз-другой глянул на машину, а потом наконец спросил:

— Так а что там с этими бубенцами?

— Их заедает, — ответил я. — Насчет этого в частности Дикин и хотел с вами поговорить.

— Ну, ему надо было просто нажать на кнопку сброса, только и всего. Давайте поглядим.

Он забрался в фургон сзади — молочных ящиков теперь там не было — и дотянулся до панели. Затем я услышал слабый «щелк».

— Сейчас попробуйте, нет? — сказал он в раздаточное окно.

Я сунулся в кабину и нажал на выключатель. Рожки на крыше мгновенно заиграли «Полфунта риса за два пенса». Затем настала тишина. Я нажал еще раз, и та же мелодия повторилась.

— Хватит, — сказал мистер Паркер.

— А как же другой кусок? — спросил я.

— Какой другой кусок?

— «Полфунта киселя». Разве он не должен и его играть?

— А, нет, — сказал он. — Можно или один, или другой. А не вместе.

Он вылез из фургона с бутылкой гомогенизированного молока с красной крышечкой.

— Это было в холодильнике, — объявил он. — Должно быть, для дяди Руперта.

— Вы б не могли быстренько ему отвезти?

— Э… если хотите, могу.

— Это хорошо, — сказал он. — Хотя бы это в данных обстоятельствах можно сделать.

— Когда-нибудь водили фургон с мороженым?

— Нет, — сказал я. — А что, сильно отличается от других машин?

— Не слишком, но лучше присматривать за ними на поворотах. В некоторых условиях они бывают неустойчивы.

— Может, вам лучше сначала с управлением ознакомиться.

Он произнес это приказным тоном, поэтому я послушно залез в кабину, откуда видел, как он снова добрел до самой воды. Он вышел на конец мостков и опять встал, не сводя взгляда с озера, — неподвижная фигура в окружении серых кипящих волн.

Я дал пройти уместному времени, затем окликнул его через окно:

— Ладно, значит, я тогда поехал!

По-прежнему не поворачиваясь ко мне, мистер Паркер поднял руку, давая понять, что он все понял.

Включив сцепление, я направил машину между деревьев. Бледный дневной свет уже гас, поэтому, выехав на дорогу, я включил фары. Высунувшись в окно и выгнув шею, я увидел, что фонарики на крыше тоже зажглись. С этим я, похоже, ничего не мог поделать, и у меня не было вариантов — только ехать к дому Брайана Уэбба с полной иллюминацией. Несмотря на предостережение мистера Паркера о неустойчивости, машина, казалось, шла нормально. Вообще-то вела себя она вполне прилично, хотя руль мне показался чрезмерно большим. На подъезде к Миллфорду меня подмывало включить перезвон, но я передумал — люди могут броситься ко мне за мороженым. Вместо этого я проехал через деревеньку как можно спокойнее, чтобы не привлекать ненужного внимания.

Источник:

lenta.ru

Миллз М. В Восточном экспрессе без перемен. 1999

Скрытое золото XX века. Книги, которые мы пропустили, часть 2

Безумные изобретатели и экзистенциальный ад в деревенской глуши — еще две книги из издательского проекта «Скрытое золото XX века», на который прямо сейчас книжный «Додо» собирает средства краудфандингом. В издательский пул вошли книги, которые не могли добраться до русского читателя в XX веке и по разным причинам так и не были замечены в XXI-м . На первый год программы запланировано шесть художественных романов — шесть своеобразных и неординарных опытов над читателем. Среди авторов — и сравнительно массово известные в русскоязычном пространстве, и те, кого знают только ценители, и совсем новые имена. Сегодня — еще о двух книгах проекта.

Магнус Миллз «В Восточном экспрессе без перемен» (1999)

План выхода: 1 апреля 2017 года

Магнус Миллз (р. 1954) — cовременный культовый британский автор из Манчестера, имеет полтора высших образования, 7 лет строил заборы, потом 12 лет водил автобус, писал колонку в «Индепендент» — а потом стал романистом. Его первый роман «Загон скота» (1998, русское издание — 2003, о строительстве заборов среди прочего) вошел в свое время в короткий список «Букера», а получил премию Уитбреда (ныне «Коста») за первые романы и премию Маккиттеника, присуждаемую Обществом британских писателей.

Даже Томас Пинчон подарил цитату на его обложку, назвав автора «полоумным и невозмутимым комическим чудом».

По-русски выходил и его роман «Схема полной занятости» (2003; о вождении фургонов; о вождении автобусов он написал другой абсурдистский роман, «Сохранение дистанции»). Миллза можно считать последним живым «черным юмористом» в мире.

«В Восточном экспрессе без перемен» (1999) — его второй роман, жутковатый и очень смешной трагифарс о туристе в Озерном краю, который по доброте душевной (и от нечего делать) соглашается помочь владельцу кемпинга с тем и этим — и постепенно начинает понимать, что он из этой деревенской глуши уже никуда никогда не уедет. А потом разверзается ад… Мастерство автора, как неоднократно было замечено, — в минимализме, сухих бекеттовских диалогах и постепенном нагнетании абсурда. Ну и само название романа дорогого стоит.

Флэнн О’Брайен «Архив Долки» (1964)

План выхода: 1 августа 2017 года

Флэнн О«Брайен (1911—1966) — один из псевдонимов Бриана О»Нуаллана, или Брайена О«Нолана. С юности он пристрастился к алкоголю, и это наложило отпечаток на всю его дальнейшую жизнь. Писатель Энтони Кронин, его частый собутыльник, написал об их совместных похождениях книгу «Дело нешуточное: жизнь и времена Флэнна О»Брайена». Он пишет, что, когда в Дублине изменили время закрытия кабаков, О'Нолан этого не заметил, ибо всегда бывал пьян задолго до закрытия. Это, однако, не помешало ему не только удержаться на службе, но и вести под псевдонимом Майлз на Гапалинь еженедельную колонку в газете «Айриш таймс».

13 марта 1939 г. Брайен О«Нолан выпустил под псевдонимом Флэнн О»Брайен книгу «Плывут-Две-Птицы», признанную позже шедевром экспериментальной литературы. Книга вызвала похвалы Грэма Грина, Джойса и Бекетта, но не была принята критикой и читателями, и лишь в 1951 г. в США состоялось ее второе рождение. В том же 1939 г. О«Брайен начал писать “Третьего полицейского». На роман у него ушло десять лет. Рукопись была отправлена в издательство «Лонгманз», но ее отклонили. По предложению Уильяма Сарояна О”Брайен попытался опубликовать книгу в США (под названием «Адская карусель»), однако ею не заинтересовалось ни одно американское издательство.

Не в силах признаться друзьям, что роман всюду отвергнут, О'Брайен сказал, что потерял единственный экземпляр рукописи и не может ее восстановить.

Книга была опубликована лишь в 1967 г., через год после смерти О'Брайена, и принесла писателю всемирную славу.

Почти все романы О'Брайена и том его избранных колонок (а также горсть более мелкой прозы) сейчас существуют на русском (хоть и в разном качестве — от гениального до откровенной переводческой халтуры) — кроме романа «Архив Долки» (1964), его пятого и последнего, вышедшего еще при жизни автора.

Книга эта — подарок легендарного протея ирландской литературы и журналистики всем любителям абсурда и фанатам «Третьего полицейского»: в ней действует сумасшедший ученый Де Селби, который пытается уничтожить мир, откачав из воздуха весь кислород, попутно применяя множество собственных абсурдных изобретений. В частности, исследует теорию относительности, изобретя нечто вроде машины времени, посредством которой состаривает себе виски. В романе действуют, среди прочих, Джеймз Джойс (живой и здоровый) и Блаженный Августин, а главные герои книги — Хэкетт и Мик — словно сошли со страниц Бекетта.

В проекте «Скрытое золото XX века» — 3 американца, 2 англичанина и один ирландец. Продолжение следует.

Dodo Magic Bookroom: книжно-штуковинная сетка лавок в Москве, книжный блог, читательская секта. Мирным фрикам-пост-нео-романтикам-эскапистам-чокнутым-на-чтении: dodo-space.ru

Другие тексты коллекции Книжный магазин «Додо». Книги, которые не дают нам покоя Dodo Space на «Сигме» Лучшее за неделю Издательства Институции Спецпроекты геометрия настоящего

Проект «геометрия настоящего» — фундаментальное исследование звука посредством локальных интервенций.

Вологодский дневник

Полевые записи Алексея Платонова в Вологодской области — в виде текста, видео и фотографий. Путешествие в провинцию в поисках себя.

Официальный блог 6-й Московской биеннале

Как жить вместе? Взгляд из центра города в самом сердце острова Евразия.

Беспокойный наблюдатель

К социологии и эстетике новой музыки в России в 1989–2014 годах.

Владимир Архипов. Имя формы. Саморазвивающийся музей на улицах города

Проект открытого народного музея самодельной вещи на улицах Москвы

42 Магадан

Проект-исследование, проект-путешествие как во времени, так и по географическим локациям.

Вниз по кроличьей норе: модульные синтезаторы в России

Кто, как и зачем извлекает звук при помощи модульных синтезаторов.

Экстра Лайт

Специальный показ видеоработы Алексея Таруца. Проблематика роскоши, делегаты власти и экстраяркий новодел.

Transparlingua

Основы Руссенорска и проблемы российско-норвежских отношений в проекте Нади Дегтяревой и Ника Дегтярева.

Источник:

syg.ma

В восточном экспрессе без перемен

Миллз М. В Восточном экспрессе без перемен. 1999 Сегодня с вами работает:

Рома

(029) 14-999-14

(029) 766-999-6

vilka.by

Литературные премии Вилка the Best

Книжная лавка

В восточном экспрессе без перемен

All Quiet on the Orient Express

Год рождения: 1999

Год издания: 2017

Язык текста: русский

Язык оригинала: английский

Страна автора: США

Тип бумаги: Офсетная бумага Офсетная бумага — бумага, названная по способу печати. Офсетная бумага устойчива к воздействию увлажняющего раствора, который наносят на печатную форму в процессе печатания, чтобы на пробельные элементы не попала краска. Это качество ее достигается благодаря повышенной проклейке, которая в 5—6 раз превышает проклейку типографской бумаги.

Мы посчитали страницы: 288

Тип обложки: 7Б -Твердый переплет. Плотная бумага или картон.

Измеряли линейкой: 170x132x20 мм

Наш курьер утверждает: 268 граммов

Тираж: 2000 экземпляров

заказать к 18/01 »

Заказывайте, и появится в Студии 18 января :))

«В Восточном экспрессе без перемен» (1999) — жутковатый и смешной трагифарс о туристе в Озёрном краю, который по доброте душевной (и от нечего делать) соглашается помочь владельцу кемпинга по хозяйству — и постепенно начинает понимать, что он из этой деревенской глуши уже никогда никуда не уедет. Далее разверзается некоторый ад… Мастерство автора, как неоднократно было замечено, — в минимализме, сухих беккетовских диалогах и постепенном нагнетании абсурда.

«. поскольку Миллз — большой умелец нагнетать неприятный саспенс, то вроде ничего не происходит, но как-то душно. И эффект этот достигается очень простыми средствами. К сотой странице у тебя уже экзистенциальный ужас от того, что происходит. При этом никто никого не убивает, никакого насилия. Так или иначе герой постепенно лишается свободы воли и принятия решений и фактически становится марионеткой в руках других людей — или сил. Но как постепенно лишить человека воли и ясности сознания, не применяя никаких психотропных препаратов? Это интересный эксперимент для литератора, как такое пространство создать, а читателю — побыть недолго в шкуре человека, которого освобождают от силы воли и ясности рассудка».

«— Вы говорили, что завтра уезжаете? — спросил он.

— Да, — ответил я. — Таков, во всяком случае, был план.

— Ну, вам тогда нужно пораньше выезжать, — сказал он. — Дождь надвигается.

— Да, мне тоже показалось, что выглядит мрачновато.

— Синоптик говорит, изобары смыкаются.

— 978 уже — и быстро падает.

Мистер Паркер всматривался в противоположный берег озера, но теперь повернулся ко мне.

— Вы же тут дождей не застали, нет?

— Как-то на днях немного покапало, да.

— Это ещё что, — сказал он. — Вы тут, считайте, и не бывали, если не видели настоящих дождей.

— Поэтому на вашем месте я б выезжал пораньше.

И с этим он повернулся и двинулся обратно к грузовичку. Мы уложили оставшиеся доски между нефтяных бочек, после чего он отъехал, а я тронулся за ним на тракторе.

Меня слегка разочаровало, что он ни словом не обмолвился о том, сколько намерен мне заплатить, но мне пришло в голову, что спешки особой нет — я же уезжаю только завтра.

Однако больше разочаровало то, что он ничего не сказал о качестве моей работы. Слишком-то меня это не беспокоило, но было б мило, скажи он об этом хоть что-нибудь. Хотя б отметь, что я всё доски ровно напилил.

Тут я сообразил, что для него-то всё это наверняка дело обычное, просто ещё одна работа выполнена и не путается под ногами. Для него распоследнее дело — осыпать кого-то похвалами за то, что он немного постолярничал.

Сложив всё в сарай, однако, он задержался у дверей.

— Я тут подумал, — сказал он. — Вероятно, я вам что-то должен за ту работу, что вы мне сделали.

— Да нет, это важно, — объявил он. — Беспечно было с нашей стороны не договориться, как полагается, в самом начале.

— Поэтому до вашего отъезда я правда вам должен что-то дать.

Он показал на зелёную бензоколонку у сарая.

— Как вам понравится, если я вам бак наполню?

— Конечно, устраивает, — сказал он. — Хотя бы это я могу вам предложить.

Я сходил и прикатил свой мотоцикл, и он выжал ему в бак два с половиной галлона.

— Не стоит, — ответил он. — Надеюсь, в трейлере вам удобно, нет?

— О, — быстро сказал я. — Да, это было с вашей стороны очень любезно.

Он запер колонку, после чего повернулся ко мне.

— Ну вот. В общем, мы можем не увидеться, когда вы уедете, поэтому хорошей вам дороги и приезжайте ещё, если сможете.

Мы пожали друг другу руки, и он пошёл к дому, где, как я заметил, внутри уже к вечеру зажгли свет. От этого дом смотрелся очень тёплым, уютным, а остальной двор по сравнению выглядел достаточно уныло. Дойдя до своего трейлера, я сообразил, что ветер становится сильней. Где-то в сгущавшемся сумраке я слышал неравномерный лязг — вероятно, где-то на крыше большого сарая оторвался какой-нибудь лист гофры.

За следующий час я несколько раз выходил и старался понять, откуда точно раздаётся этот шум, но вскоре стемнело уже так, что ничего не разглядишь. Я решил, что, видимо, ничего страшного всё равно не происходит. Мистер Паркер, несомненно, в курсе и, когда дойдут руки, всё починит. Я же взялся готовить себе ужин.

После этого я собирался сложить все вещи и прикинуть, что мне понадобится на следующий день в дорогу.

Одна штука имела особое значение. Где-то на дне сумки у меня завалялся непромокаемый комплект, и я был рад, что не забыл прихватить его с собой.

Снаружи собиралась мокрядь, и странно было вспоминать, что, когда я только приехал, ощущение здесь было летнее. Казалось, это случилось так давно, хотя на самом деле ещё и двух недель не прошло.

Я пытался вообразить, какой здесь будет целая зима, и тут в дверь трейлера постучали. Там стояла Гейл.

— Я вам принесла запасной ключ от котельной, — сказала она.

— О, спасибо, — ответил я. — Э… вы же знаете, я завтра уезжаю, правда?

— Ага, но я подумала, вам сегодня вечером горячая вода понадобится.

— А, ну да. Ну, всё равно спасибо.

Она по-прежнему стояла в дверях.

— Да, — сказала она. — В школе сочинение задали, а я не знаю, что писать.

И тут порыв ветра поймал дверь и хлопнул ею о трейлер.

— Зайдите-ка, — сказал я. — На улице холодает.

Она вошла, а я протянул руку и закрыл дверь.

— Так о чём сочинение?

— Ну, — сказал я. — Я бы решил, что тут всё вполне прямолинейно.

— Потому что вы живёте в довольно интересном месте, правда? С пустошами, овцами и прочим. Да ещё озеро.

— И что тут интересного?

— Ну, вообще-то ничего, наверное. Но описать это всё будет довольно несложно.

— Так что мне тогда в нём писать?

Пока мы разговаривали, я осознал, что у неё в руке черновая школьная тетрадь. Теперь она её открыла и встала наготове с карандашом.

— Вам надо что-нибудь подсказать, да?

— Ладно, начать можно так: «Я живу в таком месте…» Нет, постойте. «Место, в котором я живу, — это…» Э… может, вам лучше будет сесть.

— Я вам вот что скажу — вы сядьте там, а я постою тут.

Она села на складную постель, а я передвинулся в противоположный угол трейлера, после чего продолжил:

— «Место, в котором я живу, отлично от многих других мест».

Я умолк, пока она записывала.

— Нет, постойте. Замените это на «отличается от многих других мест».

Она поцокала языком.

— А вы б не могли сами это написать, а я потом перепишу?

— Что, вы хотите, чтоб я вам все сочинение придумал?

— Ага, — сказала она. — У вас лучше получится, чем у меня.

— Ну, сегодня вечером я собирался из дому выйти.

— Это же для вас недолго.

— Да, наверное, нет, — сказал я. — Но вам, может, трудно будет мой почерк разобрать.

— Да нет, нормально справлюсь.

Я ещё миг об этом подумал.

— Тогда ладно, я вам костяк накидаю, а вы сами потом подчистите.

— Оставлю тут на полке.

— Ну. — Она встала с кровати и пошла к двери, а оттуда опять мне улыбнулась. — Спасибо ещё раз.

— Э… когда, вы говорили, вам шестнадцать исполняется? — спросил я.

— О, ну что ж — заранее с днём рождения.

И она скрылась в ночи.

Минут сорок пять я писал это сочинение, хотя, вероятно, мог бы уложиться и в десять, если бы пришлось.

Дело вообще-то плёвое, как по номерам картинку раскрашивать.

Я просто описал бордовые лодки, дремлющие у лесистого края озера, да высящиеся пустоши, задумавшиеся в осеннем сумраке. В конце там ещё был кусочек о круглолицей луне, плывущей по звёздному заднику небес, — это, мне показалось, звучит довольно мило. Затем я принес ведро горячей воды, вымылся и вышел из трейлера. Пить мне сегодня много не хотелось, поэтому я решил для разнообразия прокатиться на мотоцикле. Доехав до Миллфорда, я оставил его на площади и зашёл во «Вьючную лошадь» через центральный вход. Проходя через верхний бар, я обратил внимание, что в нём сравнительно тихо, но этот дефицит компенсировался в нижнем: тот, казалось, набит под завязку, хотя многих в лицо там я не узнавал. Едва я зашёл, меня из-за стойки приветствовал Гордон.

— Хорошо, что объявились, — сказал он. — Мы сегодня с «Поденщиком» играем, так нам одного человека в команду не хватает. Не выручите?

— Ну, — ответил я. — У меня вообще-то маловато опыта в командной игре.

— Это ничего. Нам только для числа.

Я обвёл взглядом переполненный бар.

— А что, никто больше играть не хочет?

— Ну так и я же не местный.

— Вы из-за этого не переживайте. Столько раз уже здесь бывали, что сойдёте за местного.

— А. Тогда ладно. А где вообще этот «Поденщик»?

— В Уэйнзкилле, это миль десять по дороге.

Таким вот неожиданным манером меня заарканили участвовать в полноформатном матче по дротикам Межпабной лиги. Вовсе не удивительным оказалось, что Брайан Уэбб — капитан команды «Вьючной лошади». Тони должен был выступать вице-капитаном, но его отца куда-то вызвали, и его услуги понадобились за стойкой в верхнем баре, он помогал Гордону. Потому-то им и потребовалась моя помощь. Брайан быстро подтащил меня к себе и представил остальным членам команды, куда входил и механик Кеннет. Как выяснилось, все и без того, похоже, знали, кто я такой, и разговаривали со мной так, словно мы знакомы много лет.

Хороший получился вечер. Игроков и их болельщиков из «Поденщика» было достаточно много, чтобы матч проходил в должной состязательной атмосфере, а я, к своему удивлению, даже выиграл две игры. Кроме того, я заметил, что присутствует и довольно много женщин — включая и ту, что беседовала с Гордоном и Тони в предыдущие разы. Немного погодя я сообразил, что она кто-то вроде играющего менеджера команды у «Поденщика» и что в тот вечер она приезжала сюда договориться о матче. Выяснить, что её зовут Лезли, много времени не потребовало.

— Жаль, что у нас для вас «Экса» больше нет, — заметил Гордон, когда я подошёл к стойке вторично за своей пинтой из кега.

— Вообще-то даже хорошо, — сказал я. — Иначе я б тут остался, наверное, навсегда.

— Ах да, — сказал он. — Точно, вы же завтра уезжаете, да?

— Ну, я б на вашем месте попробовал выехать как можно раньше. На нас тут дождь надвигается.

Всё более сумрачный климат за дверями «Вьючной лошади» в такой вечер легко забылся. Все, как обычно, погрязали в выпивке, и я начал жалеть, что приехал сюда на мотоцикле, поскольку это означало, что больше выпить я уже не смогу. Матч по дротикам шёл своим чередом, а я меж тем начал сознавать, что Лезли вполне обращает на меня внимание. В каком бы углу бара я ни оказывался — тут же замечал, что она стоит где-то поблизости. Раз-другой я попробовал подвигаться специально — посмотреть, что произойдёт, и всякий раз она переходила со мной вместе, хоть и не слишком очевидно для кого-то другого. Когда победа наконец улыбнулась домашней команде и все игроки принялись жать друг другу руки, она подошла ко мне.

— Славно поиграли, — сказала она. — Вас угостить?

— Э… нет, спасибо, — ответил я. — Ещё чуть-чуть — и я за грань перехвачу. Но всё равно спасибо.

— Может, тогда в другой раз.

— Вряд ли, — сказал я. — Завтра я уезжаю.

— И в интересное место едете?

— Правда? — Глаза у неё зажглись.

— Ну, я думал доехать туда по суше. Знаете, через Турцию и Персию, таким вот маршрутом.

— А вы сами много путешествовали?

— Пока не очень, — сказала она. — Всё жду возможности.

— Уверены, что выпить не хотите?

Про себя же я проклинал свою судьбу. Что за упущенный шанс! И надо же такому случиться в мой последний вечер здесь — и в тот единственный раз, когда я приехал на мотоцикле. Не успел я и глазом моргнуть, как Лезли ушла к своим товарищам по команде, и наша краткая беседа завершилась. Вскоре после я выскользнул из паба, не обеспокоившись ни с кем попрощаться.

Теперь ветер нёс с собой тяжёлые капли дождя и всё больше обжигал холодом. Вернувшись в «Дом на холме», я вспомнил предложение мистера Паркера — поставить мотоцикл к нему в какой-нибудь сарай. Нужно было, конечно, сразу поймать его на слове, когда у меня была возможность, но теперь уже слишком поздно.

Везде было темно, когда я заехал на верхний двор, и я догадался, что все двери будут заперты на ночь. Мотоцикл я поставил возле трейлера и вошёл внутрь. Зажигая газовую лампу, случайно взглянул на полку, где оставил сочинение для Гейл. Его там не было».

Источник:

vilka.by

Миллз М. В Восточном экспрессе без перемен. 1999 в городе Новокузнецк

В нашем интернет каталоге вы имеете возможность найти Миллз М. В Восточном экспрессе без перемен. 1999 по разумной стоимости, сравнить цены, а также найти иные предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка может производится в любой город России, например: Новокузнецк, Челябинск, Магнитогорск.