Каталог книг

Траектория падения (Стеклянная тень - изнанка)

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Из ловушки - в мышеловку! Они сменили милицейские погоны на тюремную робу. При освобождении их ждал новый капкан. Никому не удавалось уйти живым из стальных тисков. Одному лишь повезло. Его проглядели, и бывший сыскарь взял след. Он разгадал загадку и сам попал под прицел. Дважды в рулетку не везет. Принимай условия игры и получишь отсрочку. Схватка ценою в жизнь началась!

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Михаил Март Траектория падения. Стеклянная тень – изнанка Михаил Март Траектория падения. Стеклянная тень – изнанка 99.9 р. litres.ru В магазин >>
Гуревич Г., Каневский С. Траектория микрочастиц. Траектория макротел (теория абсолютности) Гуревич Г., Каневский С. Траектория микрочастиц. Траектория макротел (теория абсолютности) 475 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Ян Войк Изнанка Ян Войк Изнанка 89.9 р. litres.ru В магазин >>
Жак Лакан Жак Лакан. Семинары. Книга 17. Изнанка психоанализа (1969-1970) Жак Лакан Жак Лакан. Семинары. Книга 17. Изнанка психоанализа (1969-1970) 429 р. ozon.ru В магазин >>
Калашников М., Калашникова Е. Траектория судьбы Калашников М., Калашникова Е. Траектория судьбы 317 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Лабин А. Изнанка Лабин А. Изнанка 224 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Лис А. Изнанка судьбы Лис А. Изнанка судьбы 277 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Михаил Март - Траектория падения (Стеклянная тень – изнанка) - чтение книги онлайн

Траектория падения (Стеклянная тень - изнанка)

за ней. Она его добила второй пулей, и он свалился в кювет. Там его и нашли. Наташу, одну, видели в баре техцентра. Что касается ее провожатого, то, скорее всего, он оставался сторожить запаску, набитую героином. В машине механика-насильника нашли пуговицу от джинсов и металлическую набойку с женского каблучка, крошечную подковку шпилек. Машину мастера обнаружили за пять километров от места убийства, где нашли кровавые следы от шин «Лэнд Крузера», след от домкрата и мертвое животное в кювете. Следы четкие, так как асфальт был залит кровью. В протоколах вы найдете все подробности. А теперь переходим ко второму эпизоду, который произошел на подъезде к городу Снежинск. «Лэнд Крузер» был остановлен сотрудником ГИБДД на рассвете. Парень просто скучал на шоссе. Он сопровождал мэра города на рыбалку, но на полную колдобин проселочную дорогу, ведущую к озеру, не свернул. Его «девятка» там застрянет, а джип проехал без проблем. В машине гаишника работала рация. Есть запись разговора, офицер пригласил водителя «Лэнд Крузера» в салон своей машины, потом раздался звон разбитого стекла и выстрел. Тут же были отправлены на место происшествия патрульные. На трассе они не встретили ни одной машины. Догадка пришла слишком поздно: «Лэнд Крузер» свернул к реке и объехал город вдоль берега. На песке нашли следы машины. Скорее всего, ее там мыли. Очевидно, на ней осталась кровь сбитого лося. Там же нашли узелок в воде, он зацепился за корягу. В нем мужская ветровка с пятнами крови и девичьи джинсы без пуговицы, с разорванной молнией, а также женская блузка, испачканная кровью в районе живота. Это кровь механика из техцентра. В тряпки был завернут планшет гаишника со штрафными квитанциями и корешками. Последний бланк успели уничтожить. Убийство гаишника произошло в Снежинской области, и опять никакой связи между двумя управлениями милиции. Каждый сам по себе расхлебывает кашу. Выводы, сделанные снежинскими сыскарями, не выдерживают никакой критики. Убийцей гаишника объявлен шофер «Лэнд Крузера», который сидел в салоне. То, что он там сидел, сомнений не вызывает, но офицера убили через водительское окно. Оно было разбито, стреляли в левый висок инспектора. Пуля, извлеченная из его головы, идентична тем двум, что извлекли из тела автомеханика. Вывод очевиден: ваш ангелочек Наташенька Сутягина подозревается в двойном убийстве. Это легко доказать. Красавицу придется арестовать. Ну а что касается Эльвиры Сутягиной, которая якобы заказала дочь, и примет наемного убийцы, совпадающих с тем типом, что сопровождал Наташу, я хотел бы выслушать ваши соображения. Почему он ее не убил? Я знаю ответ. Его можно подозревать в том, что он был по совместительству наркокурьером и прослеживал доставку груза до места. Чушь собачья, но я с ней соглашусь. А дальше? Груз сдали. Девчонка больше никому не нужна, пора бы ее хлопнуть и вернуться за гонораром. Так нет, ничего подобного. Ее убийца исчезает без следа, а девушка возвращается домой живой и здоровой. Может быть, где-то в кювете валяется третий труп, того самого киллера Артема, которого вы называете Андреем Паршиным? Не забывайте, он же опасный свидетель. Наташа не дурочка и понимает, что попалась на крючок. Шантаж бесконечен, как млечный путь. Так вот, дорогие друзья. Девчонку – в камеру, а Артема – в федеральный розыск. Он нам нужен живым, если еще жив, в чем я очень сомневаюсь. В моем портфеле вся документация по трем убийствам, включая наркодельца Бочкарева. Объедините их в одно производство. Начальником следственно-розыскной группы назначаю вас, многоуважаемый Илья Наумыч. Можете вызывать на ковер любого руководителя из любого региона, связанного с этим делом. Директиву министерства они получили, плюс пистон от меня лично. Саботажников будем увольнять беспощадно. Теперь они и сами это понимают. Какие есть вопросы?

Часть первая. НАЧАЛО ВСЕХ НАЧАЛ

Смерть заключенной в зоне – не событие, если это не убийство. Она умерла в санчасти от заражения крови. Гнойный аппендицит. Операцию сделать не успели, фельдшер не решился взять в руки скальпель. Виноватых искать не стали. До ближайшей больницы более ста верст, дороги кошмарные, а вертолеты за зеками не высылают. Подругам по бараку выдали литр водки, пусть помянут несчастную. Заочно. Проститься им не позволили. Они лишь видели из окон, как родственники увозили покойницу на медицинской каталке.

– Вот Анна и вышла на свободу, – пробормотала одна из сокамерниц.

– Отмучилась. Уж лучше так. Ей еще восемь лет сидеть оставалось, – держа кружку с водкой, ответила вторая.

– Скажешь тоже, Прасковья! Через восемь лет ей только сорок пять исполнилось бы. А в сорок пять – баба ягодка опять. Она планы на жизнь строила. Бредовые сказки, но заслушаешься. Девка была с фантазией, с каким-то зеком переписывалась. Правда, у того срок истекает вот-вот. Конечно, о себе она все врала и даже обещала его встретить. Так, баловалась. Это бабы могут ждать мужиков, но не наоборот.

– Дурака валяла! – категорично заявила пожилая женщина и, выпив свою водку, добавила: – Анка могла любого мужика захомутать. Девка видная, не то что вы, пигалицы. Вот только я не слышала ничего о ее родственниках. Ишь, вспомнили, говорят, гроб привезли и катафалк заказали. За три года ни одной посылочки не прислали, ходила в рваных носках, штопанных, перештопанных.

– Это как же? – возмутилась молодая, не отводя взгляда от окна. – Месяц назад ее вызывали на свидание. Значит, кто-то к ней приезжал.

– Вот только корки хлеба не привез. Анка говорила, будто ее бывший следователь объявился, допрос учинил по старому делу. Вроде как ее старого дружка накрыли. Вот тебе и свидание.

Стояла глубокая осень. Шел дождь со снегом, дорога была размыта, грязища по колено. Автобус то и дело буксовал и прыгал на ухабах, так, что гроб подскакивал. Возле гроба сидела молодая красивая женщина во всем черном, а также четверо рабочих с лопатами под ногами. Ехали молча. Через восемь километров выбрались к селу. У перекрестка стоял указатель «Кладбище налево 1,5 км. Шоссе направо 2,7 км». Автобус притормозил возле джипа, стоящего рядом с калиткой дома. Женщина кивнула мужикам, и те сняли крышку гроба. Труп лежал на боку, да еще храпел.

– Вот нервы железные, – ухмыльнулся один из мужиков и, потолкав «покойницу», пробурчал: – Вставай, барышня, приехали, не то живой похороним.

– Уже? Так быстро? Черт, бока болят.

Она приподнялась. Ей подали руку. Она и впрямь походила на мертвеца: бледная, губы синие, ленточка, прилипшая ко лбу, белая длинная сорочка…

– Холодно, едрит твою налево!

Женщина в черном передала рабочим деньги.

– Гроб закопаете, как полагается, и крест поставите.

– Сделаем, хозяйка, все будет чин-чинарем.

Водитель открыл дверцы автобуса. Дама в черном и «покойница» побежали к джипу, а автобус поехал в сторону кладбища.

– Садись назад, Анна, там чемодан с вещами, переоденься. На сиденье водка, можешь растереться или выпить.

«Покойница» запрыгнула в машину, промочив ноги в похоронных тапочках. Женщина в черном подошла к калитке, возле которой стоял старик.

– Спасибо, Арсений Петрович, за кров и что за машиной приглядел.

Она протянула старику деньги.

– Так ты, Маша, мне уже платила.

– Лишние не помешают. Проверь потом могилку, я этим ханыгам не очень доверяю.

– Будь спокойна, ребята работящие, не избалованные. Если им платят, они свое отрабатывают. Летом плотничают, а сейчас какая работа? На любую готовы, лишь бы выжить.

– В том-то и беда, живут единицы, а вся страна выживает. Здоровья тебе, старик!

– Удачи, Машенька. Рад, что у тебя все получилось.

Маша скинула с головы черный шарф и села за руль джипа.

– Что это ты перед ним стелешься, сестренка? – спросила Анна, отпивая водку из горлышка.

– Старик в твоей зоне сорок лет проработал. Он меня и с кумом свел. Или ты думаешь, там дураки сидят? С человеком со стороны они на сделку не пойдут. Сами сядут. Переговоры вел старик, он все тонкости знает. Никаких побегов, все решается тихо, без шума. Главное – плати и не торгуйся. Дороже всего стоило твое свидетельство о смерти. На такие деньги дом купить можно.

Машина тронулась с места и на перекрестке свернула в сторону шоссе.

– С чего вдруг ты любовью воспылала к своей сводной сестре? Мы виделись с тобой один лишь раз, когда ты ко мне на свиданку приехала месяц назад.

– На этой «свиданке» ты свою судьбу решила. Теперь мою любовь придется отрабатывать.

– Тебе нужен убийца?

– Работа разнообразная. Убивать тоже придется. Только я не думаю, что ты кого-то уже убивала, тебя подставили твои дружки. Грамотные мальчики. Они свое еще получат.

– Один из них мой муж.

– Догадалась. Сергей Хруничев? Ты ведь Хруничева?

– Теперь я уже труп. Пустое место.

Анна расстегнула дорожную сумку и достала из нее свитер и брюки. У сестер был один размер, все подошло. Анну все еще трясло от холода. В гробу пришлось лежать долго, в одной ночнушке, покойникам все равно, а она замерзла. Но ныть и жаловаться Анна не умела. Жизнь ей не приносила радостей, она принимала удары судьбы как должное, а если судьба подбрасывала щепотку радостей в качестве подачки, знала, что это ненадолго. Пару мгновений и, будь любезна, возвращайся в свою колею с колдобинами и ямами.

Мария вела машину ровно, неторопливо, спешить было некуда. Достав из бардачка паспорт, перекинула его на заднее сиденье.

– Ты не труп, ты полноправная личность. Можешь в этом убедиться.

Бывшая заключенная, а теперь еще и покойница, открыла документ и увидела свою фотографию. Ее сделала Маша месяц назад во время свидания, предложив свободу в обмен на работу в течение трех лет без права отказа от любых заданий. Три года по сравнению с восемью по статье, не подлежащей амнистии, – мелочь. Надо знать, что такое женская колония строго режима, тогда любое предложение покажется манной небесной.

– Русакова Анна Васильевна, – прочитала вслух уже бывшая покойница. – Ты только фамилию изменила.

– Почему изменила? Это фамилия твоей матери. Ты же в девичестве была Русаковой, а Хруничевой в зону попала. Так вот, будем считать, что Хруничевой не существовало и замуж ты не выходила. В тюрьму тебя никто не сажал, все эти годы ты жила в Санкт-Петербурге и училась. Диплом мы тебе тоже сделаем. Ты ведь увлекалась театром? Даже на подмостки выходила. Вот мы и добудем тебе диплом актрисы.

– Глупость. На актерский факультет девушек принимают до двадцати одного года.

– Значит, сделаем тебя режиссером или театроведом. Последние пять лет жизни надо вычеркнуть.

– Паспорт подлинный, я в этих делах толк знаю.

– Угадала. Проблем с подлинными документами нет, на меня много людей работает. Ты не единственная, но о тебе не многие будут знать. Станешь моим третьим глазом, будешь наблюдать за происходящим изнутри событий. О твоем существовании известно паре человек, не больше.

Источник:

litread.info

Михаил Март

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА ModernLib.Ru Михаил Март - (Стеклянная тень). Траектория падения. Стеклянная тень – изнанка Популярные авторы Популярные книги Стеклянная тень - Траектория падения. Стеклянная тень – изнанка

Исключением в этой череде была лишь Лидия Требушкина, в дальнейшем Соснина, ее в МВД устроил сам старик, пользуясь своим влиянием. Он же заставил Лиду выйти замуж за самого способного оперативника Степана Соснина, который безумно влюбился в новую сотрудницу паспортного стола. Мезенцев-старший хотел знать криминальную обстановку в городе из первых уст. Лида быстро перевербовала мужа, но вскоре сообразила: старый хрыч не вечен, а вот его дочка стоит того, чтобы сделать на нее ставку.

Дмитрий был куратором так называемого «Клуба по интересам» госпожи Зинаиды Слуцкой. Девочки там работали отборные, на любой вкус. Глаза разбегались, но и стоили они недешево, не для быдла их держали, а для элитных клиентов. Дмитрий не пользовался услугами проституток, он делал карьеру и искал в женщинах выгоду, а не удовольствие. Сидя в кабинете Зиночки, он рассматривал альбомы с фотографиями и задавал наводящие вопросы хозяйке притона. Ткнув в один из снимков, сказал:

– Вот эта подойдет.

Зиночка глянула на выбранный вариант.

– Она в его вкусе. На нее он клюнет, если бабенка не полная дура.

– С высшим образованием, Митенька. У меня все девочки с мозгами. Некоторые замужние, нужда толкает их на путь «ночных бабочек». Многие по двое детей имеют. Быт кошмарный, но в постели они все королевы. Ты выбрал Верочку. Она здесь по призванию. Секс в ее жизни и есть сама жизнь. Затрахать может любого мужика. Я даже не знаю, спит ли она, имея в виду обычный человеческий сон. Ей только давай.

– Значит, хорошо зарабатывает.

– Никто хорошо не зарабатывает. Ты думаешь, я одна оплачиваю аренду, плачу «крыше», отстегиваю ментам, плачу шоферам, обслуге, покупаю дорогое белье, шампанское, меняю цветы в номерах каждый день и прочие мелочи? Нет, конечно. Девочки больше половины заработков сдают в кассу.

– Эта кукла должна отравить Мезенцева.

Зина выронила из рук бокал с шампанским, который разлетелся вдребезги, упав на паркет.

– А то сама этого не хочешь! Накипело! Все девчонки, вроде тебя вышвырнутые на помойку, однозначно «за». Нужен исполнитель. Безопасность гарантирую. Ты меня знаешь, я слов на ветер не бросаю.

– Смерть Аркашки самые верхи на уши поставит. Окаких гарантиях можно говорить?

– О самых обычных и непритязательных. Он бабник с больным сердцем. По завещанию вскрытие будет делать бывший судмедэксперт, а ныне всемирно известный профессор. Он в деле. Яд обнаружить нереально. Смерть наступит от паралича сердца, что вполне естественно, если он сдохнет на бабе. Я каждый день обедаю с Аркашкой в ресторане «Савой», там к нашему приходу специально готовят блюда. О столике я позабочусь. Одень твою шлюшку поприличней, но так, чтобы юбка повыше задралась, когда она будет сидеть за столом. Он должен увидеть ее ноги. Не до трусов, конечно, но до оголенного тела на границе с чулками. Этого достаточно: обычная вдова, одинокая женщина, интеллигентная, мягкая, нежная. А потом вечер в гостиничном номере. У него везде есть бронь. Яд – в шампанское, лучше после акта, чтобы не пришлось раздевать труп.

Дмитрий поставил на стол маленький пузырек.

– Пусть выльет в его бокал. Пара глотков, и все! Потом она должна вызвать «скорую». На допросе она скажет, мужчина предложил ей много денег, привел в свой номер, она даже его имени не знает. Во время совокупления он вдруг застонал и откинулся на бок. Девушка закричала и позвала на помощь. Главное, что надо успеть сделать – вымыть бокал и спустить в унитаз пузырек. Девчонка получит десять кусков зелеными. Ты – ничего, это твой должок Аркаше. Все понятно?

– Мне – все. А ей как объяснить?

– Очень просто. Не хочет работать в шикарных апартаментах, пусть идет на панель. Там ее будут драть все, кому не лень, в подъездах и за гаражами, а сутенеры начнут зубы пересчитывать, если план не выполнит. Со стерляжьей ухи, да на простые щи!

– Убедительно. Я постараюсь, Митенька.

И Зиночка постаралась. На следующий день за обедом в «Савое» Аркадий Мезенцев не мог оторвать взгляда от ножек, белизна которых сводила его с ума. Да и дамочка была хороша собой. Сразу видно, приличная, наскоком ее не взять.

– Может, я пойду? – спросил Дмитрий, когда кроме пустых тарелок на столе ничего не осталось. – У меня еще уйма дел.

– Иди, Митенька, иди, – ответил шеф, не отводя взгляда от женщины.

Через час Дмитрию позвонили на мобильный телефон. Он узнал голос Зиночки, ей представляться не пришлось.

– Сегодня вечером они встречаются. Начнут с ужина в ресторане. Верунчик перестаралась, старпер не решился с ходу тащить ее в койку, решил убить своим обаянием, козел. Очевидно, смотрелся в зеркало последний раз лет тридцать назад.

– Начало хорошее, подождем финал.

Дмитрий с улыбкой убрал телефон в карман.

Женщины вошли в самый кошмарный номер из всех, которые можно себе представить. Убогая обстановка, по стенам ползают тараканы, о чистоте и говорить не приходилось.

– Господи! И это называют отелем. А в общем, как раз то, что нужно, – сказала Мария.

– Ты здесь и часа не пробудешь, а мне придется ночевать, да еще с каким-то зеком. Вшей еще подцепишь, – возмутилась Анна.

– Так! И давно ты стала светской барышней? Кто тебя просил переписываться с зеком?

– Я и не думала с ним встречаться. Мне предстояло еще сидеть и сидеть, а получилось так, что я раньше него вышла. Такое и во сне не могло присниться. Я себя выдавала за одинокую порядочную вдову. Надо же было чем-то заняться.

– Скоро ею станешь. Номер будет за тобой забронирован надолго. До зоны от этого вонючего городка пять верст, тебе сюда еще не раз придется приехать. Невероятное стечение обстоятельств – в этой же ментовской зоне сидит папашка моей подруги. Двенадцать лет сидит, а получил три. Надбавки навешивали за побеги. Так вот. Он там в авторитете, на каждого зека подробную характеристику может дать. Отбор кандидатов доверим ему.

– Зачем нам много?

– Чтобы они прикрывали твою задницу, сестренка. Документы твоему зеку сделаем и работу подберем. Играй роль благородной вдовушки и ни о чем не беспокойся. Он ничего не поймет. Узнай, кто из его друзей в ближайшее время освобождается. Зеки из ментовского сословия – ребята ушлые, а главное, не болтливые. Жизнь их чему-то научила. Такие нам и нужны.

– Думаешь, из таких проще делать лохов?

– Важно, чтобы они тебе доверяли, ну а ты лучше чем кто-либо сможешь влезть в душу неприкаянного мужика, вышедшего на свободу и встретившего женщину с прекрасным телом, имеющую помимо сисек еще и доброе сердце.

– Я ненавижу ментов, и бывших, и настоящих. Они меня сдали, словно балласт вышвырнули за борт. Их ничего не заботит, кроме собственной шкуры.

– Обобщаешь. При чем здесь менты? Это касается большинства мужиков.

– Ладно, валим отсюда. Меня тошнит, мы до сих пор ничего не ели, а мне скоро за этим хмырем ехать.

Он потерял дар речи. У ворот тюрьмы стояла молодая женщина, одна, с букетом цветов в руках и слезами на глазах. Он понял – это его судьба, ничего прекрасней он еще не видел.

– Ты Анна? Или это сон? На такие сны у меня фантазии не хватит.

– Я Анна. А ты Коротков? Эдик?

– Имя дали мне неподходящее. Скорее, я похож на Ивана. Называй меня Коротков, так привычнее.

Анна кивнула на стоящую поодаль старенькую «Ауди».

– Какие никакие, но колеса. Я ведь не очень богата, Коротков.

– Исправим положение. Я мужик рукастый.

– Отвезу тебя в город, поживешь там пару дней один, мне надо заняться нашим жильем.

– Почему бы не поехать вместе?

– Потому что у тебя нет паспорта. Я уже заплатила кому надо, привезу чистый паспорт. Есть приличная работа, но с твоей справкой об освобождении на нее не возьмут. Я не хочу, чтобы ты в грязи руки марал. Надо думать о будущем и о карьере. Тебе же еще сорока нет.

– Как скажешь, так и будет.

Анна услышала то, что хотела услышать.

Ночь ей пришлось провести в клоповнике в обнимку с мужиком, от которого ее воротило даже после того, как он сходил в баню. Она встала с рассветом, написала записку спящему, который даже во сне улыбался, и уехала в Красноярск.

Анна была довольна собой. Может быть, первый раз в жизни она доставила кому-то радость.

Неужели Коротков поверил в сказку? Или слишком опьянен свободой? Жаль, что похмелье будет очень тяжелым.

Они немного поспали, а с трех часов ночи ждали Артема, тихо и мирно попивая коньячок, подаренный нанимателем. Расписка была уже готова, оставалось получить деньги. Две тысячи грели карман.

Последние пару лет Сергей Хруничев и Андрей Паршин таких денег не видели, жевали сухари, а водочку пили только по праздникам. Их работа не приносила дохода. Они давно превратились в «чистильщиков», убирали трупы с мест преступлений, выполняли черную работу. Бандитов и киллеров не пошантажируешь, сам станешь жмуриком. Платили им гроши, но и теми приходилось делиться с могильщиками. В лесу трупы не хоронили, рано или поздно найдут, а могила, она и есть могила. Таких заброшенных на старом кладбище хватало – поржавевший крест, покосившаяся ограда, сорняки, выросшие в человеческий рост. Хоронили одного на другого, пока места хватало, потом находили следующую могилку. Это называлось «деликатными услугами». Иногда их нанимали для сопровождения каких-то персон, что случалось нечасто. У Паршина имелся именной пистолет и разрешение на оружие – для частной охраны большая редкость. Он уволился из милиции по состоянию здоровья и разрешение за ним сохранилось, а Хруничева вышибли с треском, хотя по слухам все выглядело наоборот. Но какое это имело значение? С городскими бандитами они жили мирно. Иногда их приглашали даже на вечеринки и сходки. Хруничев отлично играл на гитаре, а Паршин знал весь блатной репертуар и неплохо пел. Выступали «за пожрать». Иногда пьяная братва подбрасывала чаевые, мол, держи на табачок, мусор. Они не обижались. Большое заблуждение считать, что кликуха милиционеров «мусор» происходит от одноименного слова, связанного с отбросами. Теперь этого никто не помнит, но родилась она от аббревиатуры МУС – Московское управление сыска.

В общем, жили приятели, перебиваясь с хлеба на воду, и вдруг – бац! такие деньжищи на голову свалились. Наниматель пугал их челябинским бандитом. Чепуха. Кому как не им знать все бандитские ужимки и прыжки. В Челябинске такая же братва, что и в Красноярске. Задание их не пугало.

В дверь постучали. Спальный вагон мирно спал, до Челябинска еще два часа пути. Хруничев открыл дверь. За порогом в пустом коридоре стоял Артем.

– Ну, ребята, рад, что вы не передумали.

– Спасибо за аппаратуру, – Паршин постучал по чемодану. – О такой технике мы и не мечтали. Работу выполним на пять с плюсом.

– Пять? Ну разливайте. За премьеру не пьют, но за удачу выпить можно.

Хозяева купе засуетились. Удобный момент. Хруничев получил пулю в затылок, а Паршин – в лоб. Артем отвинтил глушитель, надел перчатки, вытер отпечатки с пистолета и бросил его на пол. Потом обыскал покойников, забрал деньги, документы, пистолет Паршина, а в опустевшие карманы положил несколько фотографий и визитные карточки их же агентства «Омега». Достав фотоаппарат, сделал снимки для отчета, прихватил чемодан с аппаратурой, запер купе и перешел в соседний вагон. Там у него было отдельное купе, он оплатил его полностью. На столике стояло зеркало, лежали накладные усы, борода и парик, а также очки, на полке – одежда на три размера больше и «толщинка». Такие надевают худые артисты, играющие толстяков. Через пятнадцать минут на полустанке вышел старик с чемоданом и рюкзаком. Поезд стоял всего одну минуту. Возле станции его ждала машина. Артем осмотрелся. Тишина. Ни души. Он положил чемодан в багажник, сел за руль и только потом содрал с лица наклейки и очки.

Можно было не торопиться. Трупы обнаружат в Челябинске не ранее чем через два часа. Установят время смерти. Значит, убийство произошло в Челябинской области, им и вести расследование. Это важная деталь. Одна из его задач – сделать все, чтобы в дело не вмешивалось Красноярское управление. Он должен вернуться в Красноярск и завершить начатое. Сценарий был разработан тщательно. Артем никогда не полагался на авось, большое значение придавал мелочам. Чтобы сценарий выглядел правдоподобно, ему пришлось заплатить немало денег за достоверную информацию. В наш век нет ничего важнее, чем овладеть ею раньше, чем твой конкурент.

Через час он уже мчался по шоссе в противоположную сторону от уходящего поезда и новости, которая поджидала сыскарей Челябинска.

Пока все шло по плану. Это еще не радовало, но утешало.

По городу ходили сплетни. Маша, дочь покойного, испытывала неприятное ощущение, уж очень много говорили, что ее отец умер в почтенном возрасте от паралича сердца в постели со шлюхой, хотя это было предсказуемо. Мезенцев слыл известным бабником, порядочные женщины обходили его стороной. О нем говорили, как о могущественном небезызвестном Лаврентии Берии, будто он, заприметив девушку из окна своей машины, указывал на нее пальцем, его телохранители похищали красотку и к вечеру того же дня привозили к нему на дачу для утех. Тех, кто проявлял строптивость, живыми закапывали в землю. Не человек, а монстр. Испорченный телефон работал в городе исправно. Люди любят захватывающие истории, тем более что местная пресса не всегда баловала их горячими фактами. СМИ принадлежали местным магнатам, зачем же им кричать во весь голос о своих грехах.

Похороны напоминали митинг. Такой помпезности никто не помнил. Конечно, любопытствующих было больше, чем ненавидевших и знавших олигарха, а сочувствующих – кот наплакал. Маша прятала лицо под черной вуалью. Под руку ее поддерживал муж Дмитрий. Из подлинных друзей покойного с соболезнованиями подошел только Роман Сутягин с супругой Эльвирой. Тоже фрукт еще тот. Сутягин и отец Марии свою великую империю построили на крови, потом сделали большую глупость, поделив ее пополам. В одночасье стали конкурентами. Однако личные отношения у стариков оставались теплыми. Родственные души. Правда, Сутягин не шлялся по бабам, и на то имелись основания: его жена Эльвира, обворожительная женщина, была всего на год старше Марии, дочери Мезенцева. Роман поцеловал ей ручку.

– Не уберегли! Прости, Машенька. Все мы виноваты, такого человека не уберегли. Глыба! Талант! Если бы не Аркадий, мы ничего не добились бы. Человек с железной хваткой и волей, такие рождаются раз в сто лет. Твой отец – наше достояние, и мы будем помнить о нем всегда…

Пока Сутягин толкал речь, его жена, спрятав лицо под вуальню, не сводила глаз с мужа Марии.

Дмитрий действовал на женщин магически. В свое время Маша попалась на этот крючок. Скандалы отца на нее не подействовали, дочь уродилась с его характером, и сломить ее волю папочке не удалось. Митя тогда работал секретарем-референтом у Мезенцева-старшего. Все сплетничали, будто он женился из-за карьеры. Маша думала иначе. Во-первых, она красавца, умница, во-вторых, умела легко распознавать фальшь и доверяла своему чутью. В искренность чувств Дмитрия она поверила. Теперь Маша прямая наследница безумного капитала и может им распоряжаться по собственному усмотрению, а Митя – всего лишь ее муж. Но как муж – он тоже наследник. Не Аркадия Мезенцева, конечно, а своей жены, самой богатой женщины восточной части России. Конкуренцию ей могла составить только Эльвира, если сумеет сделать со своим мужем то же самое, что Маша с отцом.

Черная вуаль дочери великого магната в момент похорон прятала вовсе не горе или стыд. Мария очень редко показывалась на людях, ее лица никто не видел, кроме членов совета директоров отцовского концерна, в который она входила по настоянию отца. Тогда-то она и познакомилась с Дмитрием. Свадьбу играли на греческих островах, так что в светскую хронику ее фотографии не попали. В город Мария выходила инкогнито, на улицах ее не узнавали. Она избегала публичности, не стремилась заводить друзей. Считала себя самодостаточной, много читала, слушала классическую музыку, любила смотреть старые голливудские фильмы с непременным хеппи-эндом. Тряпки и бутики ее не возбуждали. Все эти черты она унаследовала от своей матери, безвременно ушедшей. Маша ее не помнила, зато отец ей часто говорил:

– Ты вылитая мать, но характер мой достался. И это главное. Тебе можно доверить дело моей жизни. Ты своего не упустишь, у тебя крепкий кулак. Я мечтал о сыне, но Бог дал дочь. Теперь я не жалею об этом. Мужики в наше время примитивны и прямолинейны, им не хватает гибкости и склонности к интригам. У тебя есть и то и другое.

Дочь помнила эти слова. У нее перед глазами был прекрасный пример, она видела все достоинства отца и все его недостатки. Он обладал безмерной жестокостью и алчностью, поэтому нажил себе врагов больше, чем друзей. Ненужное девушка умела отбрасывать, а полезное впитывала, словно губка.

Церемония длилась долго и была утомительна. Наконец гроб опустили в землю и люди начали медленно расходиться. Дмитрий усадил жену в машину, и они выехали на набережную. Маша, сидя на заднем сиденье, переоделась в обычную скромную одежду.

– Высади меня возле универмага.

– У меня только дела, в отличие от некоторых. Езжай домой и жди. Я уже подписала указ о твоем назначении генеральным директором. Теперь можешь разыгрывать из себя олигарха, а я буду, как и была, всего лишь твоей женой. Избалованной и разгульной алкоголичкой. Сопьюсь с горя. Найди еще такую, которая смогла бы играть роль прилюдной неудачницы. Ты же смог найти шлюху для отца.

– Тебя очень трудно заменить. Точнее, невозможно.

– Ты слышал, что я сказала? Теперь делай.

Машина остановилась возле универмага. Из нее вышла совсем другая женщина – с другим цветом волос, в темных очках, в скромном строгом сером костюмчике офисной секретарши. Она дождалась, пока муж отъехал, потом свернула за угол, где ее поджидали скромные «Жигули». Маша села рядом с водителем, это был муж Лиды, майор милиции Степан Соснин. Толковый мужик, талантливый опер, хладнокровный, а главное, сообразительный. Ему не приходилось повторять одно и то же дважды, он не задавал лишних вопросов.

– Соболезную, Мария Аркадьевна, – сказал он.

– Это звучит, как «желаю вам доброго пути». Теперь я должна послать тебя к черту.

Машина резко сорвалась с места.

– Да. Подходящая кандидатура. Взял его с поличным на квартире, где полно наркоты. Лет десять может схлопотать. Парень тут же скис и рассказал уйму интересного. Все разложил по полочкам. Эту информацию можно будет использовать. Я сделал фотографии, опись, составил протокол, только числа не поставил и не стал вызывать своих. Он согласен на все условия. Если я дам ход своим бумагам, парню конец. Наркоту мы вывезем, а в нужный момент сможем вернуть все на место и арестовать его. Тогда я и поставлю число под протоколом.

– Грамотно. Но только он сбежит от нас через пару дней.

– Он местный, никогда ни в чем не подозревался. Коммерсант средней руки. А бежать ему некуда. В городе больная мать-старуха, когда-то была актрисой, еще жена и близняшки, две девочки восьми лет, учатся в лучшей музыкальной школе. Ну и куда он побежит?

– Ладно. Можно попробовать. Вези меня к нему, я хочу на него глянуть.

Приехали быстро. Старый шестиэтажный дом в центре города на тихой улице, в доме бакалейный магазин. Вошли в подъезд, поднялись на четвертый этаж. Майор открыл квартиру своим ключом. Обстановка скромная. Немолодой уже мужчина лет пятидесяти сидел на полу возле окна, прикованный наручниками к трубе отопления. На полу лежали целлофановые пакеты с серым порошком.

Маша кивнула майору, тот подошел и расстегнул наручники. Мужчина начал растирать запястья.

– Что это? – спросила гостья.

– Героин, Вера Петровна, – объяснил Степан.

«Вера Петровна» – псевдоним, которым Машу называли ее люди при посторонних.

– Килограммов пять. А это Казимир Борисович Поглазов. Под домом есть подвальчик, бывшая котельная, связанный с магазином бакалеи и со вторым входом, через подъезд. Принадлежит магазин Леониду Мироновичу Бочкареву. Мы за ним давно наблюдали. Он монополист в городе по части героина. Казимир работает на него. Обычный сторож-страховщик. В случае облавы он должен спуститься в подвал и, не выходя из дома, перетащить товар в свою квартиру. Ну а это то, что он успел наворовать у Бочкарева за три года безупречной службы. Мамашка Казимира живет в квартире напротив. В крайнем случае можно и к ней добро перенести, одинокую пожилую женщину никто ни в чем не заподозрит.

– Да уж, влипли вы по полной программе, Казимир Борисыч. Мне в городе наркотики не нужны. Надо Бочкарева убрать, – решительно сказала Мария.

– С поличным этого гада не возьмешь. – Соснин тяжело вздохнул. – Мужик не сегодня родился. Опыт колоссальный. Бочкарева боятся, никто кроме него героином не торгует. Его можно убить, но свято место пусто не бывает, развяжем руки шпане, промышляющей пока только травкой и кокой.

– Я подумаю, как нам все устроить, а Казимир меня проконсультирует. Но сейчас поговорим о другом. Продолжайте работать на Бочкарева, но «по совместительству». И вот что вам следует сделать, Казимир Борисыч. Найдите пару офисов в самом поганом месте города, но тихом и неприметном. Они должны быть рядом, дверь напротив двери. Один офис отдадим под детективное бюро, а второй займете вы. Пару комнат. Откроете свой Интернет-магазин, наберете курьеров, телефонисток и будете торговать электрочайниками и печками. Неважно, вы коммерсант, вам виднее. Мы поставим жучки в офисе детективов, а вы будете сидеть напротив и все прослушивать и записывать. Вам понадобится надежный помощник, который мог бы вас заменять, если вы будете нужны Бочкареву. Помните, все конфиденциально, если произойдет утечка, вам головы не сносить. Я отдаю приказы, вы их выполняете. На подготовку даю три дня, потом отчитаетесь. О деньгах не беспокойтесь, сколько понадобится, столько и получите. А тебя, Степан, я попрошу подумать, кем заменить Бочкарева. Нужен человек, с которым не будет проблем. Кто способен пойти на него войной?

– Тот, кто не будет работать на нас.

– Поступим так. Бойня состоится, Бочкарев должен в ней проиграть, а победителя мы заменим на своего человека. Не все делается в лоб, это как в шахматах, многоходовая операция. Наше дело оставаться в тени, все происходящее будет выглядеть очень натурально.

Засада длилась долго, но Артем имел огромный опыт, ему приходилось сутками поджидать свою добычу, когда условия были намного хуже этого чердака. Собранная снайперская винтовка лежала на слуховом окне, он наблюдал за домом напротив в бинокль. Позиция для стрельбы не очень удобная – под большим углом и расстояние превышало норму, но, может, это и к лучшему. Если кинутся искать стрелка, то только не сюда. Да вряд ли вообще будут искать. Не тот случай.

Его целью был обычный бандитский авторитет из Челябинска, который натворил там столько дел, что ему пришлось бежать в Красноярск, под крылышко старых дружков, конкурентов челябинской группировки. Все шло как по нотам. Никаких головоломок. Интригу Артем придумал сам, пошатавшись по притонам и выудив нужную информацию. Гораздо труднее было вычислить осиное гнездо, но и с этой задачей он справился. Конечно, Артем был талантлив, однако страдал завышенной самооценкой. При этом ошибок не допускал.

Наконец появилась машина. Дверцы открылись, вышли трое мужчин. Артем принял исходное положение и передернул затвор. Цель попала в перекрестье объектива. Он затаил дыхание. Нажать на спусковой крючок необходимо в долю секунды, в момент между ударами сердца. Раздался слабый, едва слышный хлопок. Один из мужчин покачнулся и рухнул на тротуар. Дело сделано. Винтовку Артем разобрал за минуту, уложил детали в дипломат, выбросил перчатки, поправил галстук и ушел с чердака.

Когда он вышел во двор, двое мужчин на руках тащили труп к подъезду дома. Милицию никто вызывать не собирался, о врачах не думали – светиться не собирались. Милицию вызвал сам убийца по мобильному телефону из машины, пока дружки не успели отделаться от трупа. Факт убийства известного авторитета должны зафиксировать органы. Когда послышался вой сирен, Артем со спокойной душой поехал прочь. В этом городе ему больше делать нечего.

В тот же день в Красноярск приехала Анна. На вокзале старушка предложила ей комнату, так многие сдают углы приезжим. Анна согласилась. Приняв душ, переоделась и ушла. Пообедала в городе, она прожила в Красноярске не один год и хорошо знала все забегаловки. Что-то за три года изменилось, что-то осталось по-прежнему. Контору своих бывших партнеров, усадивших ее за решетку, она нашла быстро. Трущоба. Эти оболтусы так и не стали людьми. Дверь открыла отмычкой, замок доброго слова не стоил. Осмотрелась. В первую очередь сняла со стены фотографии и сожгла их в туалете, потом сняла рамку с лицензией и повесила новую. В ней все было так же, кроме ее фамилии. Теперь она Русанова, а не Хруничева.

В этот день никто не пришел. Двое мужчин появились на следующий день, от них за версту воняло ментовкой.

– Скажите, девушка, а как нам увидеть Сергея Хруничева?

– Его нет. Паршина тоже нет. Они в командировке.

– Далеко уехали? – спросил тип с хитрыми глазками.

– Не знаю. Даже записки не оставили. Я приболела, меня два дня не было. В городе их нет, я заходила домой и к тому, и к другому.

– Ладно, не будем дурака валять, – сказал скуластый и достал из кармана несколько фотографий. – Это твои ребята?

На снимках красовались трупы Хруничева и Паршина в вагонном купе.

Анна притворно вскрикнула.

Она твердо заявила:

– Нет. Никогда этих людей не видела.

– А где живут ваши коллеги? – спросил хитроглазый. – Мы хотели бы повидать их родственников.

– Сожалею, но у них нет родственников. Они москвичи, но уехали из столицы много лет назад, и я не помню, чтобы им приходили письма или они кому-нибудь звонили.

Скуластый подошел к стене и прочитал лицензию.

– Мы из управления челябинской милиции, милочка. Отказ в помощи следствию и заведомо ложные показания для частных сыщиков означает лишение лицензии.

– А меня ее лишат и в том случае, если я признаю в этих жмуриках своих учредителей. Я всего лишь секретарша.

– Резонно, – кивнул хитроглазый и присел на стул. – Но, может, мы пойдем на компромисс? Ты поможешь нам, а мы тебе.

– Каким образом? – спросила Анна.

– Опознай только одного, а второго мы объявим пассажиром, случайно попавшим под пулю.

– Объясните мне обстановку. Я с лапшой на ушах ходить не хочу. Как вы на меня вышли?

– У одного из этих жмуриков нашлась в кармане ваша визитка с адресочком. Документов у трупов не было, но обнаружен один любопытный снимочек и билеты на поезд.

Хитроглазый выложил на стол фотографию какого-то типа с отвратительной рожей.

– Это Сенька Сизый. Вор в законе. Та еще сволочь. Так вот, он обиделся на своего племяша Герку и тот, чтобы выжить, бежал из Челябинска в Красноярск. Думаю, что Паршина и Хруничева нанял сбежавший сюда Герка. Оружие мы нашли, оно принадлежит убийце, тому, который прикончил детективов. Если мы правы, то челябинский Сенька был предупрежден и встретил ваших партнеров, не дав им доехать до города. Нам нужно лишь подтверждение этой версии, чтобы Сеньку повязать.

– Хорошо, я опознаю одного, но вы мне выдадите свидетельство о его смерти. О Паршине забудьте, на его место я кого-нибудь найду.

– Годится. Кого опознаем?

Анна ткнула пальцем.

– Это Сергей Хруничев.

– Тебе придется подписать протокол.

– Без проблем. Второго я не знаю, и точка!

– Как я сказал, так и будет. А теперь колись.

– Приходил к ребятам какой-то парень. Молодой. Все, что я услышала, так это город Челябинск. Они меня выпроводили в магазин, при мне говорить не стали. А на следующий день уехали. Сказали, что на пару дней, мелочовка.

Скуластый достал еще одну фотографию и сунул ее Анне под нос.

– Этого парня когда-нибудь видела?

– Так ведь он и приходил к ребятам.

– Это Герка. Вчера его хлопнули в двух кварталах отсюда. Значит, Сенька получил сигнал от здешних, пристрелил твоих ребят в поезде, а заодно и покончил с Геркой, чтобы тот больше не рыпался. Я думаю, теперь мы можем его брать. В камере расколется.

Хитроглазый пожал плечами.

– Ты уж нас извини, подружка, но твои мужики сами виноваты. Не зная броду, не лезут в воду. Зря они связались с Сенькой. Ладно. Делим горе пополам. Тебе оставляем живым Паршина, а мы забираем труп Хруничева. Хоронить их будешь?

– Не проблема. Давай займемся бумажками. Напишешь, что присутствовала при осмотре трупов в морге.

Через час сыщики ушли. Анна сняла со стены лицензию, больше с собой ничего не взяла. Вечером она уже ехала в поезде к своему «жениху» в клоповник у черта на куличках.

Источник:

modernlib.ru

Траектория падения (Стеклянная тень - изнанка) в городе Киров

В данном интернет каталоге вы всегда сможете найти Траектория падения (Стеклянная тень - изнанка) по доступной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть прочие предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Доставка товара осуществляется в любой населённый пункт РФ, например: Киров, Брянск, Пенза.