Каталог книг

Стокер Б. Дракула : роман

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Десятки всевозможных экранизаций. Образ, растиражированный в мировой культуре, как, наверное, ни один другой. Роман, ставший основой всей «готической» субкультуры и краеугольным камнем различных направлений в фантастической литературе. О «Дракуле» Брэма Стокера можно говорить бесконечно, но лучше просто открыть бессмертный роман о зловещем и загадочном трансильванском графе-вампире и погрузиться в его причудливую, таинственную и завораживающую атмосферу.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Стокер Б. Дракула Графический роман Стокер Б. Дракула Графический роман 397 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Стокер Б. Дракула роман Стокер Б. Дракула роман 285 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Стокер Б. Дракула Стокер Б. Дракула 263 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Стокер Б. Дракула Стокер Б. Дракула 346 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Стокер Б. Дракула Стокер Б. Дракула 258 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Стокер Б. Дракула Стокер Б. Дракула 92 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Стокер Б. Дракула Стокер Б. Дракула 126 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Стокер Б. Дракула : роман

Электронная библиотека

Выехал из Мюнхена 1 мая в 8 часов 35 минут вечера и прибыл в Вену рано утром на следующий день; должен был приехать в 6 часов 46 минут, но поезд опоздал на час. Будапешт, кажется, удивительно красивый город; по крайней мере, такое впечатление произвело на меня то, что я мельком видел из окна вагона, и небольшая прогулка по улицам. Я боялся отдаляться от вокзала. У меня было такое чувство, точно мы покинули запад и оказались на востоке, а самый западный из великолепных мостов через Дунай, который достигает здесь громадной ширины и глубины, напомнил мне о том, что мы находимся недалеко от Турции. Выехали мы своевременно и прибыли в Клаузенберг после полуночи. Я остановился на ночь в гостинице «Руаяль». К обеду или, вернее, к ужину подали цыпленка, приготовленного каким-то оригинальным способом с красным перцем — прекрасное оригинальное блюдо, но сильно возбуждающее жажду.

(Примечание: надо взять рецепт для Мины.)

Я пришел к заключению, что, как ни скудны мои познания в немецком языке, все же они оказали мне большую услугу. Право, не знаю, как бы я обошелся без них. Во время моего последнего пребывания в Лондоне я воспользовался свободным временем, чтобы посетить Британский музей, где рылся в книгах и атласах книжного отдела Трансильвании; мне казалось, что впоследствии, при моем сношении с магнатами этой страны, всякая мелочь может пригодиться. Я выяснил, что интересовавшая меня область лежит на крайнем востоке страны, как раз на границах трех областей: Трансильвании, Молдавии и Буковины, посреди Карпатских гор; я убедился, что это одна из самых диких и малоизвестных частей Европы и никакие географические карты и другие источники не могли мне помочь определить местоположение «Замка Дракулы», так как до сих пор нет подробной географической карты этой области. Но все же мне удалось узнать, что почтовый город Быстриц — упомянутый графом Дракулой — существует на самом деле. Здесь я внесу кое-какие примечания, дабы впоследствии, когда буду рассказывать Мине о своем путешествии и пребывании в этих краях, восстановить в памяти все виденное мною. Трансильвания населена четырьмя различными народностями: саксонцами — на севере, валахами — на юге, мадьярами — на западе и секлерами — на востоке и северо-востоке. Я нахожусь среди последних. Они утверждают, что происходят от Аттилы и гуннов. Возможно, что так оно и есть поскольку в XI веке, когда мадьяры завоевали страну, она была сплошь заселена гуннами.

Я где-то вычитал, что в недрах Карпатских гор зародились суеверные предания и легенды всего мира, как будто в них находится центр водоворота фантазии; если это так на самом деле, то мое пребывание здесь обещает быть очень интересным.

(Примечание: надо спросить об этом у графа.)

Я плохо спал, хотя кровать моя была довольно удобна; мне снились какие-то страшные сны. Какая-то собака всю ночь завывала под моим окном, что может быть и повлияло на эти сны, а может быть, «паприка» всему виною, так как, хотя я выпил весь графин воды, все же не мог утолить жажды. Под утро я, по-видимому, крепко заснул, так как, чтобы добудиться меня, пришлось с полчаса неистово стучать в дверь. К завтраку подали опять «паприку», затем особую похлебку из кукурузной муки, так называемую мамалыгу, и яйцеобразные питательные плоды — Демьянку, начиненные мелко нарубленным мясом — превосходное блюдо; называется оно «имплетата».

(Примечание: необходимо раздобыть этот рецепт тоже.)

Мне пришлось поторопиться с завтраком, так как поезд отходил за несколько минут до 8-ми; вернее, он должен был отойти в это время, но когда я, примчавшись на станцию в 7 часов 30 минут, сел в вагон, выяснилось, что ранее половины девятого поезд и не подумал трогаться. Мне кажется, чем дальше к Востоку, тем менее точны поезда. Что же делается в таком случае в Китае? Воображаю…

В продолжение всего следующего дня мы любовались мелькавшими перед нами картинами, полными разнообразной красоты. Мимо проносились то маленькие города или замки на вершинах крутых холмов, похожие на те, которые встречаются на гравюрах в старинных книгах Св. Писания; то бурные потоки и реки, окаймленные белыми каменными берегами. На каждой станции толпилась масса людей в разнообразнейших нарядах.

К вечеру мы добрались, наконец, до Быстрица, оказавшегося очень интересным старинным уголком.

Граф Дракула в своих письмах рекомендовал мне гостиницу «Золотая Корона», которая оказалась, к моему большому восторгу, выдержанной в старинном стиле; моим самым пламенным желанием было видеть все то, что могло бы дать мне верное представление о стране. По-видимому, меня здесь ожидали, так как в дверях мне встретилась веселая на вид, пожилая женщина, одетая в обычный национальный крестьянский костюм: в белую юбку с двойным длинным передником из цветной шерстяной материи. Когда я подошел, она поклонилась и спросила: «Господин англичанин?» «Да, — ответил я, — Джонатан Харкер». Она улыбнулась и что-то сказала человеку в жилете, стоявшему за ней тоже в дверях; он вышел и сейчас же вернулся с письмом в руках, которое передал мне.

Мой друг, приветствую Вас в Карпатах! С нетерпением ожидаю Вас. Спите спокойно в эту ночь. Завтра в 3 часа дилижанс отправится в Буковину; одно место оставлено для Вас. В ущелье Борго Вас будет ожидать коляска, которая и доставит Вас в замок.

Я надеюсь, что Вы благополучно приехали из Лондона и что Вам доставит удовольствие пребывание в нашей великолепной стране.

Источник:

rubook.org

История создания романа Дракула Брэма Стокера (Вика Митрофанова)

История создания романа Дракула Брэма Стокера

Повлияло на Стокера и общение с известным ориентологом Ричардом Бертоном, переводившим на английский язык сказки «Тысяча и одна ночь» и сборник индийских сказок – в обеих книгах были легенды о вампирах. Также на Стокера большое впечатление произвела и пугающая внешность Бертона, и, прежде всего, его крупные выдающиеся вперед зубы – по словам писателя, настоящие собачьи клыки. [7]

Итак, теперь уже действие книги Стокера происходит в Трансильвании. Так как писатель никогда там не был, ему пришлось изучить эту местность, насколько возможно, а остальное выдумать. Большинство его викторианских читателей не заметили разницы, особенно учитывая то, что он выписал из путеводителей расписания поездов, названия отелей и блюдо из курицы под названием «паприка гендл». [1]

Сам Стокер никогда не признавался, кто же стал прототипом его главного вампироборца. И хотя большинство считают таковым вышеупомянутого ученого, поляк Адам Венгловский другого мнения на этот счет.

Не стоит забывать и о вероятности того, что в образе гениального вампироборца писатель изобразил самого себя. В пользу этой версии говорит имя персонажа, ведь «Брэм» - это сокращение от Абрахама. Кроме того, внешность Стокера очень похожа на описанный в романе облик Ван Хельсинга. [5]

1. 10 леденящих фактов о «Дракуле» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: – Заглавие с экрана. – (Дата обращения: 23.11.2016).

2. «Граф Дракула (вампир)» Брэма Стокера [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://hellsing-ultimate.com/publ/stati/6-1-0-26. – Заглавие с экрана. – (Дата обращения: 23.11.2016).

3. «Дракула». Брэм Стокер. Комментарий к образу [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://bonvoyage.kh.ua/index.php?id=689. – Заглавие с экрана. – (Дата обращения: 23.11.2016).

4. «Дракула» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/(). – Заглавие с экрана. – (Дата обращения: 23.11.2016).

5. Абрахам Ван Хельсинг: история прообраза [Электронный ресурс]. – Режим доступа: – Заглавие с экрана. – (Дата обращения: 23.11.2016).

6. Брэм Стокер и его романы: «Дракула» и «Сокровище семи звезд» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: – Заглавие с экрана. – (Дата обращения: 23.11.2016).

7. Гопман В. Носферату: судьба мифа [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.upyr.net/blog/gopman-2007. – Заглавие с экрана. – (Дата обращения: 23.11.2016).

8. Дурная кровь: 10 мифов о Дракуле [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://hist-etnol.livejournal.com/3916317.html. – Заглавие с экрана. – (Дата обращения: 23.11.2016).

9. Стокер Б. Дракула / Б. Стокер; пер. Т. Красавченко. – СПб.: Азбука : Азбука-Аттикус, 2016. – 448 с.

Источник:

www.proza.ru

Сексуальный подтекст в романе Б

научная статья по теме Сексуальный подтекст в романе Б. Стокера «Дракула» Биология

Текст научной статьи на тему «Сексуальный подтекст в романе Б. Стокера «Дракула»»

?и трудолюбивы, но грубы с бродягами, бьют своих детей. В «Русской жестокости» Горький писал: «С детьми в деревне обращаются ужасно» [Пьяных М. 1991:184].

Указывая на характерную русскую жестокость, и Лосский и Горький признавали, что она порождена жестокой действительностью, и человек не может в этих условиях быть другим. Объясняя подобное явление, «проходящий» говорит Татьяне: «Гляди - ты с добром идешь к человеку, свободу свою, силу готова ему за дружбу отдать, а он этого не понимает, и - как его обвинить? Кто показывал ему доброе?» [Горький, 1961:117]

Таким образом, черты героев рассказа в национальной выраженности показывают нам противоречие русской жизни, раскрывают перед нами особенности русских людей, делящихся на жестоких и их жертв. К жертвам примыкают носители положительных начал («проходящий», Татьяна, баба из Пензы). Конев и парень оказываются носителями жестокого начала. Вдобавок, Конев являет из себя еще тип ленивого русского человека. Он сбежал от своих голодных детей и жены, не желая трудиться, он хочет все получать даром. Об этой русской лени Горький тоже говорил, что это характерная черта восточного человека. Что русские ленивы, мало делают и «бегут от дела».

Впрочем, стремление «убежать» - черта, присущая всем основным героям рассказа «Женщина». Все они, по замечанию автора, «пленники русской страсти к бродяжничеству» [Горький 1961:104]. А бродяжничество Горький тоже считал особенностью русских, замечая: «На Востоке берут свое начало анархическое «бегунство», «странничество», отрицающее все формы социальной и политической организации» [Горький 1918:185].

Но все герои рассказа живут «в обидах нищеты и глупости». Поэтому все они в большой степени жертвы, поэтому столь удручающ финал для них. Конева, Татьяну и «проходящего» жизнь доводит до тюрьмы. И горько «проходящему» сознавать, что русские люди «бессмысленно погибают».

В рассказе «Женщина» М.Горький пытается осмыслить в характерах героев такие национальные черты, как лень, жалость, добро, жестокость, склонность к странничеству. Писатель обращает внимание на социальную причину жестокости, грубости русского человека, однако и показывает огромные запасы доброты, духовной силы и красоты его.

Список использованных источников

1. Волков А.А. Путь художника (Горький до октября). М., 1969.

2. Горький А.М. Собр. соч.: в 30 т. Т.29. М., 1953.

3. Горький А.М.. Собр. соч.: в 18 т. Т.8. М., 1961.

4. Горький А.М. Статьи 1916-1918. М., 1918.

5. Желтова Н.Ю. Константы национального характера в литературе первой половины ХХ века. Тамбов, 2006.

6. Лосский Н.О. Условия абсолютного добра: Основы этики; Характер русского народа. М., 1991.

7. Пьяных М. К постижению «русского строя души» в революционную эпоху. Максим Горький и Андрей Белый о России // Звезда/Ленинград. 1991. № 7.

Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н.Г.Чернышевского г. Чита, Россия

СЕКСУАЛЬНЫЙ ПОДТЕКСТ В РОМАНЕ Б. СТОКЕРА «ДРАКУЛА»

В данной статье рассматривается и анализируется одна из главных причин огромной популярности романа Б. Стокера «Дракула» - его сексуальный подтекст.

Роман Б. Стокера «Дракула», изданный в Лондоне в 1987 г., давно уже стал классикой «литературы ужасов». Он оказал огромное влияние на формирование и популяризацию образа вампира в массовой культуре XX века - многочисленные его экранизации и бесконечные литературные реминисценции также утвердили высокий статус романа в мировой литературе. Глубина, символичность и многоплановость произведения Б. Стокера сделали «Дракулу» таким же бессмертным, каким был изображен и главный герой романа [2]. Разумеется, до «Дракулы» тема вампиризма уже неоднократно поднималась в европейской литературе: можно вспомнить повесть «Вампир» Д. У. Полидори, роман «Кармилла» Ш. Ле Фаню, серию популярных в свое время брошюр «Варни-Вампир». Что же выделяет роман Б. Стокера среди целого ряда произведений, посвященных вампирам?

Образ вампира в романе был впервые представлен объемным и многогранным. Б. Стокер объединил в образе Дракулы самые яркие черты предыдущих «литературных» вампиров (например, от графа Рутве-на, «байроновского» таинственного антигероя из «Вампира» Д. Полидори Стокер взял холодную аристократичность), фольклорного вампира и реально существовавшей исторической личности - валашского господаря Влада Цепеша Дракула, известного своей крайней жестокостью. Удачный синтез разных черт в одном литературном персонаже «оживил» Дракулу, придал его образу особую пугающую реалистичность. В этом кроется одна из основных причин такой огромной популярности романа.

Вторая, не менее важная причина неутихающего интереса к «Дракуле», которой и посвящена данная работа, - сексуальный подтекст романа. Целесообразным представляется сначала рассмотреть специфику эпохи, в которой было создано произведение. В 1837 в Великобритании к власти приходит королева Виктория. Период её царствования (1837-1901) был назван викторианской эпохой. Для социального облика эпохи характерен строгий моральный кодекс, закрепивший консервативные ценности и классовые различия. В свои права вступает средний класс. Он, постоянно обвиняемый в вульгарном торгашеском духе, смешал старую философию с новыми интеллектуальными модами и создал систему морали и поведения, которая смогла удовлетворить его социальные амбиции [4]. Трезвость, пунктуальность, трудолюбие, экономность, хозяйственность ценились и до правления Виктории, но именно в ее эпоху эти качества стали доминирующей нормой.

Само собой, изменилось и отношение к сексуальной жизни. Викторианская мораль к концу XIX века уже погрязла в собственном ханжестве и абсурдности. Положение женщины в обществе основывалось на полном подчинении мужу, который, в свою очередь, считал жену ангелоподобным и асексуальным существом - ее тираническое воспитание, утонченность и «духовность», которые ей навязывали, ее невежество в вопросах физиологии неизбежно приводили к такому эффекту [4]. Конечно, мало кто заходил так далеко, как американская писательница и общественный деятель Э. Стокхэм, заявившая в 1894 г., что любой муж, который требует полового сношения с женой без намерения зачать ребенка, превращает ее в проститутку. Однако, по общему мнению, мужу не следовало навязывать жене свои животные желания, кроме тех случаев, когда это абсолютно необходимо [4]. Следовательно, проституция в этот период процветала как никогда и нигде.

Снисходительное отношение викторианцев к проституции вызвало стремительный рост венерических заболеваний. К середине XIX века сифилис принял форму эпидемии. В романе Б. Стокера «Дракула» существует своеобразная эпидемия вампиризма, которая может быть метафорой сифилиса. Процесс насыщения кровью жертвы вампиром напоминает процесс сексуального насилия. Следовательно, вампиризм, как и сифилис, передается половым путем. Сифилис был практически не изучен и от этого ещё более страшен - вампиризм воплощает в себе суеверный страх перед неизведанным, перед смертельным исходом по непонятным причинам. Ещё одним подтверждением сходства сифилиса и вампиризма служат специфические отметины. В случае сифилиса - это так называемый твёрдый шанкр - язва, которая образуется на половых органах. Одним из симптомов жертвы вампира служит язва (место укуса) на шее: «.. .при этом он слегка сдвинул с места черную бархатную ленту, которую Люси постоянно носила вокруг шеи . и, показав мне на маленькие красные знаки на ее шее, тяжело вздохнул» [3, с. 108].

Читателей викторианской эпохи роман поражал обилием сцен с откровенно эротической символикой. Если у нормальных людей половой акт сопровождается выбросом семени и, как следствие, зачатием новой жизни в материнском чреве, то у вампиров происходит процесс обратного толка: чтобы поддержать свою вечную жизнь, они высасывают кровь других людей и тем самым умерщвляют их. Причём, стоит указать на тот факт, что в романе Б. Стокера женщины-вампиры нападают только на мужчин, в то время как сам Дракула предпочитает девушек, демонстрируя тем самым своеобразный «гетеровампиризм» в выборе жертв [2]. Посягая на таинство зачатия новой жизни, Дракула посягает и на устои пуританского общества, основанного на религиозной морали. В романе содержится ряд эпизодов, описывающих то, как Дракула, воплощающий антихристианское, дьявольское начало извращает церковные ритуалы. Например, в одной сцене представлена своеобразная пародия на обряд причастия: «Он распахнул рубашку и длинными ногтями вскрыл жилу на своей груди. Когда брызнула кровь, он . прижал мой рот к ране, так что я должна была задохнуться или проглотить немного.» [3, с. 244]. Этот эпизод одновременно может быть метафорой орального изнасилования.

Усилия Дракулы направлены на то, чтобы подорвать изнутри существующий социальный порядок. Лондон, в который так мечтает попасть трансильванский граф, - это поздневикторианский Лондон агрессивных страстей, фобий, извращений и чудовищных преступлений, Лондон Дориана Грея, доктора Дже-килла и мистера Хайда, профессора Мориарти и Джека Потрошителя. К этой изнанке социального бытия, собственно, и обращен пресловутый эротизм Дракулы [1, с. 72].

Список использованных источников

1. Антонов С.А. Тонкая красная линия. Заметки о вампирической парадигме в западной литературе и культуре // «Гость Дракулы» и другие истории о вампирах: Сборник. - С-Пб.: Азбука-классика, 2007.366 с.

2. Парфенов М.С. «Дракула» Брэма Стокера - противостояние Эроса и Танатоса // (http://darkfiction.ru/page/drakula-brema-stokera-protivostojanie-erosa-i-tanatosa).

3. Стокер Б. Дракула. - М.: БГ, 1993.- 445 с.

4. Теннхилл Р. Секс в истории: девятнадцатый век // (http://www.follow.ru/article/306/1). УДК 82.0:801.6; 82-1/-9

Читинский государственный университет г. Чита, Россия

ДИХОТОМИЯ «ДВОЙНОГО ЗРЕНЬЯ» ГЕОРГИЯ ИВАНОВА КАК ДОМИНАНТА ПОЭТИКИ ЕГО ПРОИЗВЕДЕНИЙ

Н.М. Нагибина обращается к литературному творчеству поэта Серебряного века и русского зарубежья. Георгий Владимирович Иванов - автор нескольких сборников, которые являются вехами его поэтической эволюции. А

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник:

naukarus.com

Образ вампира в романе Б

Образ вампира в романе Б. Стокера «Дракула»

Дракула… Это имя хотя бы раз в своей жизни слышал каждый человек. И на вопрос о том, кто же это такой, большинство, не задумываясь, ответят: «Вампир». Дракула и «вампир» - эти два слова переплелись настолько тесно в человеческом сознании, что всё чаще Дракулой стали называть любого вампира или человека, сравнивающегося с вампиром. Имя «Дракула» перестало быть именем собственным, и конкретный герой постепенно превратился в расплывчатый образ. Но любители мистики и фантастики рано или поздно начинают задаваться вопросом, а кем же и как создавался образ знаменитого на весь мир вампира. И вот тут всплывает имя Абрахама (Брэма) Стокера.

«Герой нашего времени»: образ Печорина в романе. Реалистическое и романтическое в характере героя

Образ Базарова в романе И. С. Тургенева «Отцы и дети». Авторская оценка образа Базарова

Конспект урока по литературе в 11-м классе "Образ Петербурга и средства его воссоздания в романе Ф. М. Достоевского "Преступление.

Петербург в романе — это реальный город определенного време­ни, в котором произошла описанная трагедия

Елена — «золотая» девочка, она привыкла, что мальчики стоят перед ней на коленях

А сколько там всего! Какая насыщенность сообщениями, чувствами, психологией, характерами… я думаю, у среднего (считающегося хорошим).

Руководство для работников приемных пунктов предприятий химической чистки и крашения (утв. Минбытом рсфср 20. 06. 1990)

Данный урок является вторым. Использованы дифференцированный

Таким приемом Апдайк, очевидно, стремился подчеркнуть «извечность» нравственно-этических проблем, поднятых в романе, неизменность.

«Романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита» композиция, сюжет герои. Сатира на коррупцию

«Преступление и наказание». В качестве эпиграфа я взяла высказывание исследователя М. М. Бахтина: «Верх, низ, лестница, порог, прихожая.

Пронина А.]. Выход романа «Кысь» ознаменовало обращение Т. Н. Толстой к более широкому кругу вопросов, связанных с историей и современностью.

Понятие «здоровый образ жизни» однозначно пока ещё не определено. Представители философско-социологического направления рассматривают.

Художня література як одна з форм духовної діяльності людини. Функції художньої літератури. Різновиди образів (образ-персонаж, образ-символ.

Каков изначальный замысел романа? Как образ Дон Кихота связан с его автором? Почему именно Санчо Панса сопровождает главного героя.

Введение в тему. Понятие – образ. Музыкальный и литературный образ: сходства и различия

Источник:

100-bal.ru

Одесский М

Одесский М. Явление вампира. 2007

Одесский М. Явление вампира // Стокер Б. Дракула: [роман] / пер. с англ., примеч. Т. Красавченко. — М.: Энигма, 2007. (Коллекция «Гримуар»). — ISBN 978-5-94698-038-8.

Статья выкладывается исключительно в научных и образовательных целях, и будет удалена по первому требованию правообладателя.

Повелитель вампиров Дракула — навязчивая идея XX столетия. Исторический Дракула — государственный деятель небольшого центрально-европейского государства, чье правление было недолго и малоэффективно. И вот говорят скептики в сердце своем и в книгах: два этих персонажа никак не связаны, ирландский писатель Брэм Стокер по чистой случайности выбрал в герои невероятно успешного романа валашского воеводу. Впрочем, Дракула производил шокирующее впечатление и на своих не слишком впечатлительных современников из далекого XV в., так что его малоэффективное правление было весьма эффектно. По крайней мере, Джон Типтофт, граф Уорчестер, очевидно усвоивший уроки «дракулического» менеджмента во время дипломатической службы при папском дворе, в 1470 г. принялся сажать на кол мятежников в Англии, но вскоре сам был казнен за поступки — по определению приговора, — «противные законам данной страны».

него не было выхода. В XV в. православная Валахия оказалась яблоком раздора для Венгрии и Турции. За Венгрией стояло католичество, за Турцией — ислам. Борьба двух супердержав реализовывалась в смене хозяев валашского трона. Как правило, принц из династии Басараба, претендовавший на трон, уже занятый ставленником одной из держав, получал поддержку (финансовую, военную и т. п.) ее соперницы, после чего, опираясь на группу недовольных бояр, затевал смуту и, если удача ему сопутствовала, становился господарем.

боду, брак с родственницей Матьяша Корвина и его помощь в новой военной авантюре. В 1476 г. Дракула в третий раз попытался завладеть Валахией, вступил в столицу, но вскоре погиб в бою: его убили собственные воины — якобы приняв за турка, окружили и пронзили копьями. Обнаружив оплошность, очень сожалели. Неясно, правда, почему воевода, успев зарубить пятерых нападавших, не успел объяснить, кто он такой. И почему «скорбящие» соотечественники, обезглавив государя, отослали трофей турецкому султану.

из них на этом свете от нищеты и болезней». А как он шутил на сексуальные темы!

¹ См.: Windecke Е. Lebcn König Sigmunds. Lpz., 1886 (kapitel 136).

² См. греческий текст в изд.: Laonic Chalcocondil. Expuneri istorice. B., 1958.

³ Цит. по изд Яцимирский А. И. Повесть о мунтьянском воеводе Дракуле в исследовании румынского ученого. СПб., 1897. С. 11.

государя, закрепилось, значит, о властителе сложилось соответствующее представление.

¹ Веселовский А. Н. Избранные статьи. Л., 1939. С. 301.

глаза метали искры дьявольского пламени, брови изогнулись, будто змеи Медузы Горгоны, а когда-то очаровательный рот, измазанный кровью, напоминал зияющий квадрат, как на греческих и японских масках».

¹ См.: Одесский М. П. Государь-кудесник в древнерусской литературе: К вопросу о демонической природе Дракулы-воеводы // Материалы Международного конгресса «100 лет Р. О. Якобсону». М., 1996.

ным представлениям, искусство устраивать клады свидетельствует о колдовской природе разбойников, которые «используют волшебные предметы, едят человеческое мясо, умеют превращаться в зверей и птиц, им ведомы “запретные слова”, которым повинуются люди, животные и предметы. Фольклорные грабители не только умеют грабить, они знают, как хранить награбленное. Такое знание доступно не всякому смертному и, судя но фольклорным текстам, есть знание вполне волшебное»¹. «По народному поверью, — поясняет В. И. Даль слово «клад», — клады кладутся с зароком и даются тому только, кто исполнит зарок». С «демонической» точки зрения достойно внимания, что, согласно румынским преданиям, одной из причин «неупокоенности» мертвеца бывают спрятанные им при жизни сокровища².

¹ Богданов К. А. Деньги в фольклоре. СПб., 1995. С. 18; ср. также: Зеленин Д. К. Очерки русской мифологии: умершие неестественной смертью и русалки. М., 1995; Соколова В. К. Русские исторические предания. М., 1970.

² Gerard Е. The Land Beyond the Forest: Facts, Fugures and Fancies from Transylvania. L., 1888. V.l. P. 319.

частичному оправданию, вписываясь в логику распространенного сюжета о злодее (разбойнике, тиране), исправившемся после крещения и покаяния (что, возможно, объясняет «наличие ее изданий в монастырских библиотеках и в числе книг, принадлежавших лицам духовного звания»¹), то для румын, напротив того, православный, отрекшийся от своей веры, превращался в вампира².

¹ Нессельштраус Ц. Г. Немецкая первопечатная книга Декорировка и иллюстрации. СПб., 2000. С. 163.

² Florescu R., McNally R. In Search of Dracula: A True History of Dracula and Vampire Legends. L., 1979. P. 150; ср. суждение М. Элиаде о том, что «страх перед возвращающимися мертвецами и вампирами» возникал как результат «коллективной паники», «исключительных бедствий вроде эпидемии или краха космической и исторической упорядоченности» (Eliade M. De Zalmoxis a Gengis-khan' Etudes comparatives sur les religions et le folklore de la Dacie et de l'Europe Orientale. Paris, 1970. P. 241).

³ Казакова H. А., Лурье Я. С. Антифеодальные еретические движения на Руси XIV — начала XVI в. М.; Л., 1955. Приложения. С. 388.

4 Windecke Е. Op. cit. S. 96.

куле, хранит в земле несметные сокровища, и в то же время он — вероотступник, причем именно перешедший в католичество.

¹ Budai-Deleanu I. Tiganiada. В., 1967. V. 74 — 77.

Дракула в России: первый визит

¹ Bogdan І. Vlad Tepes si naratiunile germane si rusesti asupra lui. В., 1896; см. описание его писем в кн.: Florescu R., McNally R. Dracula: A Biography of Vlad the Іmpaler, 1431—1476. N.Y., 1973. P. 215—217.

² См., напр.: Повесть о Дракуле / Исслед. и подг. текстов Я. С. Лурье. М.; Л., 1964. С. 194-203.

³ Яцимирский А. И. Сказание вкратце о молдавских господарях в Воскресенской летописи. СПб., 1901. С. 29.

на Будине: бежал к королю от турецкого царя; еще не будучи женат, прижил его Дракула с одной девкой». Слова автора прямо свидетельствует о его личном посещении Венгрии в сопровождении каких-то спутников. Это и послужило «внутренним доказательством» при атрибуции «Сказания» дипломату Федору Васильевичу Курицыну, который в 1482 г. «с своими товарищи» посетил Матьяша Корвина, исполняя поручение великого князя Ивана ІІІ договориться «о братстве и о любви» (т. е. о союзе против польского короля Казимира) с венгерским королем. Во время их посольства — «при» них — умер тот сын Дракулы, который находился при епископе города Вардана (или Варадина Великого, ныне — город Орядя в Румынии); только русское «Сказание» сообщает о его кончине. Вообще, насколько можно судить, специалисты не располагают сведениями ни о венгерской жене Дракулы, ни об их детях. Лично видели русские послы в Будине и другого сына Дракулы — Михаила, который позднее правил в Валахии, демонстрируя наследственную жестокость. Вероятно, в окружении венгерского короля Курицын и почерпнул начальные сведения о его вассале.

¹ Повесть о Дракуле. С. 44.

турки, но отпустили по просьбе московского союзника — крымского хана Мегли-Гирея.

Фавор Курицына приходится на последние пятнадцать лет столетия: он не просто один из руководителей внешней политики Руси, он — покровитель группы влиятельных еретиков, которых противники именовали «жидовствующими». Насколько можно судить, еретики отрицали догмат троичности, божественную природу Христа, институт монашества, право церкви на собственность и т. п. Одновременно они выступали апологетами сильной власти, что в определенной мере могло импонировать власти и что может объяснить двойственное отношение Курицына к образу Дракулы.

экзотичностью содержания. Так, слово «зломудрый» попросту перестали понимать, толкуя как «зело мудрый» — «очень мудрый».

¹ Cazacu М. L’histoire du prince Dracula. Geneve, 1996. P. 79 — 80.

² Панченко А. М., Успенский Б. А. Иван Грозный и Петр Великий: концепции первого монарха // Труды Отдела древнерусской литературы ИРЛИ РАН. Л., 1983. Т. 37. С. 61—62.

ской сентенцией: «Хороша строгость с разумом, хорошо правосудие — с милостью»¹.

¹ Федоров Б. М. Князь Курбский: Исторический роман из событий XVI века. СПб., 1843. Ч. III. С. 174-178. Благодарю за это указание М. Я. Вайскопфа. Ср. о воздействии на роман Федорова европейской литературы «ужасов»: Baцуpo В. Э. Готический роман в России. М., 2002. С. 472 — 478.

научным комментарием вампирического предания: «Между арабами оно весьма обыкновенно: но оно еще не было известно грекам до введения христианства и приняло настоящий вид свой только со времени отделения Восточной церкви от Западной: — тогда распространилась мысль, что тело человека, исповедовавшего латинскую веру, схороненное на земле греческой, не подвержено тлению. »¹

А нынче все умы в тумане,

Мораль на нас наводит сон,

Порок любезен — и в романе,

И там уж торжествует он.

Британской музы небылицы

Тревожат сон отроковицы,

И стал теперь ее кумир

Или задумчивый Вампир,

Или Мельмот, бродяга мрачный,

Иль Вечный жид, или Корсар,

Или таинственный Сбогар.

Лорд Байрон прихотью удачной

Облек в унылый романтизм

И безнадежный эгоизм.

О. М. Сомов предваряет сказку «Оборотень» (1828/1829) предисловием, где иронически пишет: «“Это что за название?” — скажете или подумаете вы, любезные мои читатели (какому автору читатели не любезны!). И я, слыша или угадывая ваш вопрос, отвечаю: что ж делать! виноват ли я, что неусыпные мои современники, романтические поэты в стихах и в прозе, разобрали уже по рукам

¹ Цит. по: Измайлов Н. В. Тема «вампиризма» в литературе первых десятилетий XIX в. // Сравнительное изучение литератур: Сборник статей к 80-летию академика М. П. Алексеева. Л, 1976. С. 511.

все другие затейливые названия? Корсары, Пираты, Гяуры, Ренегаты и даже Вампиры попеременно, один за другими, делали набеги на читающее поколение или при лунном свете закрадывались в будуары чувствительных красавиц. Воображение мое так наполнено всеми этими живыми и мертвыми страшилищами, что я, кажется, и теперь слышу за плечами щелканье зубов Вампира. »¹

¹ Сомов О. М. Оборотень. Народная сказка // Русская литературная сказка. М., 1989. С. 90.

² Лермонтов М. Ю. Герой нашего времени / Предисловие В. А. Мануйлова. Комментарии В. А. Мануйлова и О. В. Миллер. СПб., 1996. С. 196.

4 Измайлов Н. В Указ. соч. С. 511.

Мериме даже снабдил сборник специальной статьей «О вампиризме»: Пушкин ее игнорировал, но в 1828 г. она была напечатана в серьезном университетском журнале «Атеней» (ч. 6, № 24, раздел «Смесь», с. 380 — 387). Статья апеллировала как к соответствующим трактатам, так и к якобы личному опыту автора: «Я сам был свидетелем следующего происшествия, которое оставляю на суд читателя. В 1816 г. я предпринял путешествие в Воргорац и провел ночь в деревушке Варбоске». Мужчины — рассказчик и хозяин дома — сидели за столом, когда они услышали страшный крик и увидели «ужасное зрелище»: «Мать, бледная, с растрепанными волосами, держала в своих объятиях дочь без чувства и еще более себя бледную, произнося пронзительные звуки: “вампир, вампир! Моя бедная дочь умерла!” Мы между тем успели в скором времени привести в чувство несчастную Раву [имя дочери]. Тогда она рассказала нам, что видела бледного человека в саване, который влез в окно, бросился на нее, укусил и чуть было не задушил. Она прибавила, что узнала в нем одного поселянина по имени Виркцнана, умершего перед тем за две недели. На шее девушки было красное пятно, но я не знаю, было ли оно родимое или уязвление какого-нибудь насекомого». На следующий день жители деревни разрыли могилу, расчленили и сожгли труп подозреваемого, а «красною жидкостью», вытекшей из трупа, смазали шею Равы. Однако ничего не помогло, девушка «приобщилась Св. Тайн с спокойствием духа» и умерла, предварительно заставив отца «обещать, что он сам отрубит у ней голову после ее смерти, чтобы она не сделалась вампиром». Рассказчик, который не оставляет позиции скептика, завершил историю амбивалентным замечанием: «Болезнь продолжалась не более одиннадцати дней. Какое пагубное действие суеверия!»

Булгары убеждены, что полтеники могут входить в дома, разбивать все, что заблагорассудят, пугать, а иногда получать таковую силу, что убивают людей и скот.

Обычай сербов истреблять вампиров другим образом здесь не упоминаю, потому что, полагаю, у вас есть, — они их называют не полтениками. Я сохранил рукопись, сделанную мне попом Эски-Емина Магмет Хаджи-башею и глогом, который ночевал у меня тут»¹.

¹ Цит. по: Вацуро В. Э. Болгарские темы и мотивы в русской литературе 1820 — 1840-х гг.: (Этюды и разыскания) // Русско-болгарскис фольклорные и литературные связи: В 2 т. Л., 1976. Т. 1. С. 243 — 245.

природа не превозмогла ее страхи и она, вняв мольбам своего прежнего любимого, возобновила с ним помолвку.

стали перед шлагбаумом и вместе закричали: «Именем Бога и царя — кто идет?» В окно кареты просунулась хорошо запомнившаяся голова и знакомый голос ответил: «Государственный тайный советник и губернатор К.!» В тот же самый момент офицер, священник и казаки были отброшены в сторону как бы электрическим током, и призрачная карета проскочила мимо них, прежде чем они успели дохнуть.

¹ Блаватская Е. П. Разоблаченная Изида: Ключ к тайнам древней и современной теософии. М., 2004. T. I. С. 617 — 619.

сособствовало то обстоятельство, что английского писателя консультировал компетентный эксперт — знаменитый венгерский ориенталист и путешественник Арминий (Герман) Вамбери. Стокер даже упомянул о Вамбери в романе — дружбой с ним гордится великий вампиролог Ван Хелсинг (гл. XVIII), которого, в свою очередь, зовут фамильным именем Стокеров Абрахам. Усидчивый английский писатель работал с документами, собирая сведения об историческом Дракуле в Британском музее.

¹ См., напр.: Varma D. The Gothic Flame: Being a History of the Gothic Novel in England. L., 1957.

² Wolf L. A Dream of Dracula. Boston; Toronto, 1972.

³ Webb J. The Flight from Reason. L., 1971. P. 56.

Однако ход рассуждений Стокера закономерен: в романе «Логово белого Ящера» страшное создание-оборотень змеиной природы обитает в глубокой пещере. Сверхъестественное и земные глубины прочно ассоциировались в системе Стокера. Если же учесть роман Э. Булвер-Литтона «Грядущая раса», существенно повлиявший на оккультную традицию (ср. замечания Рене Генона в гл. VII трактата «Царь Мира»), где повествуется о подземной высшей расе, то окажется, что Стокер последовательно «перекодировал» народные предания об упырях в понятия эзотерики. Примечательно также: в гоголевской «Страшной мести» предки колдуна-оборотня — трансильванцы, и в Трансильванию гонит великого грешника Гнев Божий.

¹ Прокофьев С. О. Пророческая былина. Ереван, 1992. С. 38.

Кстати, идея дьявольского крещения эффектно передана в фильме Ф. Ф. Копполы «Дракула Брэма Стокера» (1992): сцена бракосочетания Джонатана Гаркера и Мины монтажно сопоставлена со сценой, в которой Дракула пьет кровь Люси Вестенра, что подчеркивает параллелизм несходства христианской свадьбы (в православном храме) и вампирической свадьбы, таинства причащения Крови Христовой и вампирического ритуала причащения человеческой крови¹.

¹ См. подробнее: Максимов А. В., Одесский М. П. Появление Вампира: Френсис Форд Коппола и «Дракула Брэма Стокера» // Искусство кино. 1993. № 10.

С точки зрения эзотеризма — это борьба черного и белого мага, одинаково посвященных в науку гримуаров. Как писала Е. П. Блаватская в «Тайной доктрине» (публиковавшейся в 1888 г.): «Библия, начиная с Книги Бытия и до Откровения, есть лишь ряд исторических рекордов великой борьбы между Белой и Черной Магией, между Адептов Правой тропы, Пророками, и Адептами тропы Левой — левитами, священством грубых толп. Даже изучающие Оккультизм, несмотря на то, что некоторые из них имеют большое количество архаических Манускриптов и непосредственное обучение, на чем они могут основываться, все же часто затрудняются провести линию разграничения между Последователями Правой и Левой тропы»¹.

¹ Блаватская Е. П. Тайная доктрина. T. II: Антропогенезис. Кн. 3. М., 1991. С. 265 — 266.

ние чудовища. На стороне Дракулы — ненастье, волки, цыгане. На стороне современных крестоносцев — их рыцарственность джентльменов, техническое превосходство (винчестеры), дипломатические связи, гипноз, но прежде всего — оккультные навыки ликвидации вампиров (успеть поразить Дракулу до захода солнца, пока повелитель вампиров заключен в гробу, и т. д.). Синтез достижений цивилизации и традиционного эзотеризма символизируется оружием, окончательно поражающим Дракулу: Моррис действует американской новинкой, техасским ножом «боуи», а Гаркер — кривым непальским кинжалом, так называемым «кукри». И самое главное, что приносит победу защитникам цивилизации — собственный мистериальный опыт приобщения к магии. Кабинетным знанием здесь не обойтись: им пришлось предварительно пережить шок ночного нисхождения в склеп Люси и надругательства над телом (обезглавливание и т. д.) трогательной, любимой девушки, а Ван Хелсинг — по просьбе самой Мины, получившей «кровавое крещение», — должен был над ней, еще живой, прочесть заупокойную службу.

¹ Кавендиш Р. Магия Запада. М., 1994. С. 49.

атрибуты вампира, сколько следствие магических операций. Трансильванский граф не «просто» упырь (превращение в которого Стокер никак не мотивировал), а чернокнижник, избравший путь служения дьяволу. Совпадение же фольклорных представлений о чудесных свойствах упыря с властью, обретаемой посредством черной магии, есть частный случай «снижения» в народной памяти «высокой» оккультной традиции.

¹ Кавендиш Р. Магия Запада. М., 1994. С. 57.

Стокеровский Дракула — «носферату», «не-умерший», отлученный от смерти. Бессмертие Дракулы, с одной стороны, — манифестация могущества, с другой — аллегория заблуждения, остановки на пути самосовершенствования. Как и положено дьявольскому дару, вечная жизнь оборачивается проклятием — это вечная смерть: попавший в дьявольскую ловушку уже не в силах сам выбраться из нее и возродиться.

¹ Bimson М. Vampire: The Encyclopaedia. L., 1993. P. 74.

известной русским читателям в качестве автора мистико-приключенческих романов, а в 1912 — 1913 гг. «Дракула» вышел в серии приложений к еженедельнику «Синий журнал» — типичному образчику массовой журналистики.М. Г. Корнфельд, издатель этого еженедельника, выпускавший также специально-юмористический журнал «Сатирикон» и специально-детский журнал «Галчонок», очевидно, тяготел к паралитературе. Потому, решив, наряду с прочими средствами привлечения читателей, прибегнуть к изданию библиотеки-приложения, он включил в серию не только авантюрные романы (К. Фаррера, А. Конан-Дойля), но и, как гласила реклама, «литературу из области таинственных и неизвестных миров и необыкновенных событий». Своего рода жемчужиной серии, опять же согласно рекламе, надлежало стать «самой страшной книге мировой литературы» — «Граф Дракула (Вампир)» Стокера.

на нашел в России подражателей. В том же «Синем журнале» за 1912 г. Сергей Соломин (Сергей Яковлевич Стечкин) напечатал рассказ «Вампир» (№ 46), где влияние «Дракулы» ощутимо и на сюжетном уровне (история новой Синей Бороды, жены которого «подозрительно» умирают от малокровия), и в параллельности научных (причина смерти несчастных женщин — неизвестный вирус) и «таинственных» интерпретаций. Кстати, опубликованный несколько позже рассказ Соломина «Женщина или змея» (1912, № 48) напоминает другой роман Стокера — «Логово Белого ящера». Наконец, в 1912 г. Московской типографией В. М. Саблина вынущена книга «Вампиры» — «Фантастический роман барона Олшеври из семейной хроники графов Дракула-Карди». Роман выполняет функцию предыстории событий, развертывающихся в произведении Стокера (обстоятельства появления вампиресс, обитающих в Трансильванском замке). Сочетание «иностранного» имени и титула неизвестного сочинителя — «барон Олшеври» — правдоподобно расшифровывается с учетом принятых тогда форм сокращения (б. Олшеври) как «больше ври», демонстрируя русское происхождение и явную установку не столько на оккультизм, сколько на развлечение.

¹ Письма Ал. Блока к Е. П. Иванову. М.; Л, 1936. С. 66.

² Блок А А. Дневник. М., 1989. С. 197.

³ Письма Ал. Блока к Е. П. Иванову. С. 66.

о которой идет речь в письме, Блок использует юбилей Толстого для противопоставления писателя царящим в России силам зла. Причем речь идет не только о реакционной бюрократии, последователях К. П. Победоносцева — «не они смотрят за Толстым, их глазами глядит мертвое и зоркое око, подземный, могильный глаз упыря»¹. В связи с этим современный славист указывает: «опираясь на отраженную в романе Стокера традицию поверий, связанных с вампирами, Блок уподобляет Толстого солнцу — его присутствие помогает сдерживать силы тьмы. Но что произойдет после заката?»²

¹ Блок А. А. Собр. соч.: В 8 т. М.; Л., 1962. Т. 5. С. 302.

² Баран X. Некоторые реминисценции у Блока: Вампиризм и его источники // Баран X. Поэтика русской литературы начала XX века. М., 1993. С. 271.

³ Амфитеатров А. В., Аничков Е В. Победоносцев. СПб., 1907. С. 38.

4 Волошин М. А. Автобиографическая проза. Дневники. М., 1991. С. 279.

Переплетение тем «реакция», «вампиризм», «туман» встречается, например, в памфлете А. В. Амфитеатрова, обогащавшего не слишком оригинальный образ вампира Победоносцева колоритными деталями. «Вампир! В Моравии — этой классической стране вампиров — существует поверье о необычайной способности их проникать в жизнь человеческую, под видом густого зловредного тумана, в котором никто не подозревает враждебной демонической воли: все думают, что имеют дело с самым обыкновенным природным явлением, а, между тем, живой туман, выждав свой час, материализуется в грозный фантом, — свирепое привидение склоняется к постелям спящих и сосет кровь человеческую». Или: «Вездесущий, всевидящий, всеслышаший, всепроникающий, всеотравляющий туман кровососной власти, от которого нечем дышать русскому обывателю и напитываясь которым дуреет и впадает в административное неистовство русский государственный деятель, министр. Он — медленное убийство в среде правящих и медленная смерть среди управляемых»¹.

Я ее победил наконец!

Я завлек ее в мой дворец!

¹ Амфитеатров А. В., Аничков Е. В. Указ. соч. С. 39, 41.

Гаснут свечи, глаза, слова.

Ты мертва наконец, мертва!

Я кладу тебя в гроб и пою, —

Будет петь твоя кровь во мне!

Но персонаж Блока — скорее представитель породы общеромантических вампиров, лишенный специфических признаков стокеровского героя¹. Зато, по замечанию авторитетного исследователя², аллюзии на «Дракулу» — наряду со «Страшной местью» Гоголя — угадываются в первых строках загадочного стихотворения «Было то в темных Карпатах. » (конец 1913, напечатано — 1915) из цикла «О чем поет ветер»:

Было то в темных Карпатах,

Было в Богемии дальней.

Жутко и холодно стало;

Это — я помню неясно,

Это — отрывок случайный,

Это — из жизни другой мне

Жалобно ветер напел.

Согласно реконструкции А. В. Лаврова, первоначально стихотворение задумывалось как полемический выпад против литературных оппонентов, на что указывают строки:

Все-таки вечер прошел.

¹ Баран X. Указ. соч. С. 276 — 277.

² Лавров А. В. «Другая жизнь» в стихотворении Блока «Было то в темных Карпатах. .» // Лавров А. В. Этюды о Блоке. СПб., 2000. С. 222 — 223.

Получается, что стихотворение было почти манифестом: «Текст “программно” апеллирует к “своей” аудитории, которая способна оценить загадочность, непроясненность, он — заявленное право поэта на суггестивность»¹.

Грусть — ее застилает отравленный пар

С галицийских кровавых полей.

Было в Богемии дальней.

Завершая анализ восприятия романа Стокера символистами, соблазнительно указать на «странное сближение»: блоковское прозрение царства упырей в России 1900-х, «дракулическое» пророчество о мировой войне жутковато перекликаются с тем, что Николай II в октябре 1917 г. читал «Дракулу» (в русском переводе) — факт, зафиксированный в дневниковых записях отрекшегося самодержца³. А на исходе 1917 г. Д. С. Мережковский писал: «Когда убивают колдуна, то из могилы его выходит упырь, что-

¹ Лавров А. В. «Другая жизнь» в стихотворении Блока «Было то в темных Карпатах. » // Лавров А. В. Этюды о Блоке. СПб., 2000. С. 229.

² Соловьев С. М. Воспоминания. М., 2003. С. 402.

³ Дневники императора Николая II. М., 1991. С. 656.

бы сосать кровь живых. Из убитого самодержавия Романовского вышел упырь — самодержавие Ленинское»¹.

¹ Мережковский Д. С. Упырь // Странник. 1991. Вып. 2. С. 74.

² Заветы. 1913. № 1. С. 175. О «вампиричсском» компоненте идей А. А. Богданова см.: Одесский М. П. Миф о вампире и русская социал-демократия: Очерки истории одной идеи // Литературное обозрение. 1995. № 3. С. 77 — 91.

ставил и решал проблемы, соотнесенные с «тектологией» — созданной им «всеобщей организационной наукой». К организационным Богданов сводил практически все задачи любой отрасли знаний. По сути, тектология — универсальная наука управления.

начинает брать у жизни больше, чем дает ей. <. ..> Это — не человек, потому что существо человеческое, социально-творческое, уже умерло в нем; это труп такого существа».

¹ Богданов А. Падение великого фетишизма. Вера и наука. М., 1910.

русских пролетариев старый мир «сотворил вампира, по внешнему образу и подобию своего врага, и послал его бороться против молодой жизни. Имя этому призраку — “абсолютный марксизм”. Вампир исполняет свою работу. Он проникает в ряды борцов, присасывается к тем, кто не разгадал его под оболочкой, и иногда достигает своей цели: превращает вчерашних полезных работников в озлобленных врагов необходимого развития пролетарской мысли. Наше отечество — страна молодого рабочего движения, неукрепившейся культуры, страна мучительно-изнуряющей борьбы — дало этому призраку едва ли не лучшие его жертвы: Г. Плеханова еще недавно, В. Ильина (псевдоним Ленина, которым подписан «Материализм и эмпириокритицизм». — М. О.) теперь, не считая иных, менее крупных сил, но в свое время также полезных для общего дела. Товарищей, попавших во власть злого призрака, мы пожалеем и постараемся вылечить, хотя бы суровыми средствами, если нельзя иначе. А с вампиром поступим так, как со всякими вампирами поступать полагается: голову долой, и осиновый кол в сердце!»

театровым, опознавших в наступлении послереволюционной «реакции» магическое воздействие упырей.

Вампир придерживается теории Нэтти: индивид не может не стать жертвой вампиризма «жизни» — это «необходимость», закон старения. Однако речи Вампира связаны и с речами Дракулы: «Мщение мое только начинается! Оно будет продолжаться столетия и время будет моим верным союзником. Женщины, которых вы любите, уже все мои, а через них и вы все будете моими — моими тварями, исполняющими мои приказания, и моими шакалами!» (глава XX).

литературно-художественная организация, — ставившая перед собой цель создания новой культуры путем развития творческой самодеятельности пролетариата. Основная вина Пролеткульта сводилась к тому, что пролеткультовцы, по мнению Ленина, находились под влиянием Богданова. Действительно, в 1918 г. критик С. С. Динамов, рецензируя на страницах журнала «Пролетарская культура» второе издание романа «Инженер Мэнни», декларировал: «Наш журнал как раз и является попыткой осуществить мечты Нэтти»¹. Перспектива конкуренции с Богдановым показалась большевистскому руководству вполне реальной и опасной, и оно приняло решительные меры. Однако, изолировав пролеткультовцев от давнего оппонента, Ленин не стал физически его уничтожать или ссылать, а рекомендовал сосредоточиться на другой идее — опытах по обменному переливанию крови.

¹ Пролетарская культура. 1918. № 3. С. 34.

² Богданов А. А. Борьба за жизнеспособность. М., 1927. С. 123.

³ Богданов А. А. Пять недель в ГПУ / Вступ. ст., комментарии М. П. Одесского, Д. М. Фельдмана // De visu. 1993. № 7. С. 28.

4 Богданов А. А. Борьба за жизнеспособность. С. 40.

Большой Якиманке в бывшем особняке купца Игумнова, который позднее был отдан французскому посольству.

¹ Богданов А. А. Борьба за жизнеспособность. С. 122.

Конечно, «физиологический коллективизм» функционировал в рамках системы специальных услуг высокопоставленным номенклатурным работникам. Но вместе с тем Богданов, так сказать, практиковал свою «тектологическую магию». Ведь согласно принципам «обменного переливания крови», операция в идеале требует участия старика и юноши, а значит, «партнерами» ветеранов должны быть молодые люди. Ветераны партии передают свою «голубую кровь» подрастающему поколению, связывая «кровными узами» молодежь псевдокоммунистического государства Ленина — Сталина с проверенными борцами за истинный коллективизм.

¹ Мелик-Пашаев И. Ш. Человек будущего // Жизнь и техника будущего. М.; Л., С. 367 — 368. См. об этом проекте подробнее: Спивак М. Посмертная диагностика гениальности: Эдуард Багрицкий, Андрей Белый, Владимир Маяковский в коллекции Института мозга (материалы из архива Г. И. Полякова). М., 2001. Забавно, что Институт мозга располагался в том же особняке на Большой Якиманке, что и богдановский Институт переливания крови.

не труп, он только болен. Чем? Недостатком революционной рабоче-крестьянской крови. Нужно, чтобы коммунистическая партия оказала “содействие притоку этой крови” и т. д. Словом, нужно произвести очень популярную за последнее время операцию переливания крови, но уже не в индивидуальном, а в классовом масштабе»¹.

¹ Архив Троцкого / Ред. Ю. Г. Фельштинский, М. Г. Станчев. Харьков, 1999. Т. 1. С 48.

² Труды Государственного научного института переливания крови им. А. А. Богданова. М., 1928. T l. C. X.

³ Переливание крови как научный метод. М.; Л., 1935. С. 90.

с одной стороны, присутствует на серьезный лад, маркируя эротическую тему и подразумевая аллюзии на лирику Блока:

Кони бьются, храпят в испуге,

Синей лентой обвиты дуги,

Волки, снег, бубенцы, пальба!

Что до страшной, как ночь, расплаты?

Разве дрогнут твои Карпаты?

В старом роге застынет мед?

«Отчего ж твои губы желты?

Сам не знаешь, на что пошел ты?

Тут о шутках, дружок, забудь!

Не богемских лесов вампиром —

Смертным братом пред целым миром

Ты назвался, так будь же брат!

Ах, привольны они и строги:

Кровь за кровь, любовь за любовь.

Мы берем и даем по чести,

Нам не надо кровавой мести:

От зарока развяжет Бог,

Сам себя осуждает Каин. »

Побледнел молодой хозяин,

Резанул по ладони вкось.

Тихо капает кровь в стаканы:

Знак обмена и знак охраны.

На конюшню ведут коней.

С другой стороны, историки литературы¹ подозревают в тексте Кузмина иронический отклик на профанирующие вампиризм идеи Богданова:

Буквально вырази обмен, —

Базарный выйдет феномен.

¹ Гаспаров Б. М. Еще раз о прекрасной ясности: эстетика М. Кузмина в зеркале ее символического воплощения в поэме «Форель разбивает лед» // Studies in the Life and Works of Mixail Kuzmin. Wien, 1989. C. 91 — 92; Богомолов H. А. Русская литература начала XX века и оккультизм: Исследования и материалы. М., 1999. С. 176.

Итак, зародившаяся в Румынии легенда о воеводе-маге Дракуле — через английское посредство — вернулась в Восточную Европу, где трансформировалась в одну из версий эзотерической доктрины политического радикализма. Такого рода симбиоз экстремизма и оккультизма — любопытнейший феномен конца XIX — начала XX в. Кроме фашистской эзотерики, можно указать экстраваганцы народовольца Н. А. Морозова, масонские искания кадетов, эсеров и меньшевиков (у большевиков — И. И. Скворцов-Степанов, приятель и соавтор Богданова)¹, тамилиерство анархистов² и, наконец, добротворный вампиризм Богданова. Как заметил специалист по современному эзотеризму Дж. Уэбб, «рост национализма и социализма происходит в то же время и как следствие тех же причин, что возрождение оккультизма»³.

доктор филологических наук

¹ Аронсон Г. Масоны в русской политике // Николаевский Б. И. Русские масоны и революция / Ред. Ю. Г. Фельштинский. М., 1990.

² Орден российских тамплиеров / Публикация, вступ. ст., коммент. А. Л. Никитина: В 3 т. М., 2003.

³ Webb J. Op. cit. P. 218.

Оставить комментарий Ответить на комментарий Отменить Интернет-магазин

Согласно фундаментальному вселенскому Закону Пожирания одних видов другими по формуле «Я ем — меня едят», существуют специализированные хищники, питающиеся вампирами. Помни это, блджад. На свете есть справедливость.

Источник:

www.upyr.net

Стокер Б. Дракула : роман в городе Самара

В этом интернет каталоге вы сможете найти Стокер Б. Дракула : роман по разумной цене, сравнить цены, а также найти иные книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка товара производится в любой город России, например: Самара, Хабаровск, Красноярск.