Каталог книг

Луганцева Т. Где заключаются браки

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Татьяна Луганцева Чудо в перьях Татьяна Луганцева Чудо в перьях 119 р. litres.ru В магазин >>
Сергей Сергеевич Арутюнов Зачем идти в ЗАГС, если браки заключаются на небесах, или Гражданский брак: «за» и «против»: трактат Сергей Сергеевич Арутюнов Зачем идти в ЗАГС, если браки заключаются на небесах, или Гражданский брак: «за» и «против»: трактат 199 р. litres.ru В магазин >>
Сергей Арутюнов Зачем идти в ЗАГС, если браки заключаются на небесах, или Гражданский брак: Сергей Арутюнов Зачем идти в ЗАГС, если браки заключаются на небесах, или Гражданский брак: "за" и "против" 249 р. ozon.ru В магазин >>
Луганцева Т. Наследство Луганцева Т. Наследство 227 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Луганцева Т. Наследство Луганцева Т. Наследство 194 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Луганцева Т. Наследство Луганцева Т. Наследство 102 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Луганцева Т. Сейф для любовных улик Луганцева Т. Сейф для любовных улик 139 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Где заключаются браки?, Татьяна Луганцева, BonRead - читать книги онлайн без регистрации

«Где заключаются браки?», Татьяна Луганцева

Татьяна Германовна Одинцова уже с утра почувствовала какой-то дискомфорт. Не то чтобы она не выспалась, или у нее было плохое настроение, или просто кто-то нахамил ей накануне. Нет, она физически ощутила, что с ней что-то не так. Первым неприятным моментом стало то, что она не может прижать руки к своему телу: под мышками вспухли лимфатические узлы с куриное яйцо. Таня с ужасом ощупывала себя.

– Что это? – запаниковала она, перекатывая пальцами огромные, плотные и болезненные образования. Она нашла такие же припухлости в области локтей, под коленками, в паху, на шее.

«Да что же это такое?» – Таня в панике соскочила с кровати, побежала в ванную и сразу же кинулась к зеркалу. Все ее лицо, шея, руки были сплошь покрыты красной сыпью. Выглядела она ужасно, впрочем так же и чувствовала себя.

– Кошмар! Что это!? Я – заболела?! Это явно не простуда! Мамочки!

Татьяну затрясло то ли от ужаса, то ли от температуры, ведь ее еще и знобило.

Она набрала ванну теплой воды и залезла туда, как будто могла смыть с себя сыпь.

Татьяна была эффектная дама с весьма привлекательной внешностью: стройная фигура, красивое строгое лицо и длинные густые волосы. Она окончила педагогический институт и уже более десяти лет работала учительницей в школе. Вела историю, а в последнее время из-за нехватки учителей ей предложили преподавать в старших классах русский язык. Ведь она была очень грамотной, в свое время окончила институт с красным дипломом. Но любила Таня именно историю.

Сейчас на дворе стоял июнь, и она была на каникулах. Нет, необходимо еще появиться в школе, подвести кое-какие итоги, поприсутствовать на нескольких педагогических советах, ну а потом она будет свободна как ветер до конца августа.

Татьяна терла тело мочалкой, надеясь на чудесное исцеление, но сыпь проявлялась еще сильнее. Таня завернулась в халат и стала бегать по квартире в поисках одежды. Ее охватила настоящая паника. В голове билась одна-единственная мысль – скорее добраться до поликлиники и услышать от врача утешительное: «Вам это показалось». Хотя убедить ее в ошибке будет сложно….

«Хорошо еще, что закончились занятия, прошли все проверочные работы и контрольные, и наконец-то можно расслабиться…» Это ей не удалось, но зато и ученики ее не увидят. А то пришлось бы брать больничный лист, в таком виде она точно не смогла бы появиться в школе, чтобы не вызвать пересудов.

В дверь позвонили. Татьяна на цыпочках подбежала к ней и осторожно, словно ее могли заметить снаружи, посмотрела в глазок. Там размытым пятном маячило лицо соседа, у него была трехдневная щетина. Павел жил в этом доме лет десять, и на ее глазах прошел путь от балагура и весельчака, выпивающего в компаниях, до запойного алкоголика. Жена, дети, множество любовниц, а потом – разбитое корыто… Жена с детьми ушла, любовницы стали не нужны чисто физиологически… И жил теперь Паша совершенно один, в свои сорок три года он выглядел на все шестьдесят пять. Он был добрым и бесхарактерным человеком и всегда помогал ей – одинокой красивой женщине. Если куда подвезти – Паша, починить – Паша, что-то прибить – Паша. Поэтому, когда он стал никчемным и никому не нужным, она не смогла отвернуться от него, как большинство его знакомых. Она считала себя ему обязанной и вроде как была в ответе за него. Иногда она кормила его, вызывала «Скорую», иногда малодушничала и давала ему на бутылку. Конечно, Татьяна сразу же пресекла все его ухаживания, сохранив чисто соседские отношения.

«Только не сейчас», – поморщилась она, притворившись, что никого нет дома. Но Паша был настойчив.

– Танюш, открой! Я знаю, что ты там! Я видел твою машину! Открой, прошу тебя!

– Не сейчас, Паша! Я… я не одна! – нашлась она.

«Вот ведь!» – Татьяна резко распахнула дверь.

– Можно зайти? – заискивающе посмотрел на нее Паша и присвистнул. – Вот это да!

– Кто это тебя так разукрасил? А, я знаю! Неудачная пластическая операция! Сейчас много такого показывают. Что-то вколют в лицо, в губы, а потом начинаются осложнения, только зачем тебе это надо? – Павел прошмыгнул мимо нее в кухню, отчего Таня сделала вывод, что он смертельно голоден. Так было всегда. Несколько дней она его не видела, значит, Паша беспробудно пил. А когда он пьет, он совсем ничего не ест, худеет, дурнеет. Деньги заканчиваются, заканчивается и спиртное, и вот тогда его сведенный с ума желудок напоминает о себе.

– Выпить не дам! Нету! – крикнула ему в спину Татьяна.

– А пивка бутылочку?

– Говорю же, нет… И денег не дам, ты посмотри на себя, на кого стал похож… Я не хочу стать тем, кто даст тебе дозу, от которой ты умрешь.

– О какой смерти ты говоришь? Я крепкий мужик! Мы с тобой еще «зажжем» по-соседски.

Кухня у Тани была маленькая, очень аккуратная, с квадратным столиком, четырьмя табуретками и обычным набором кухонной мебели.

– Так болит, – погладил себя по животу Павел.

– Садись, сейчас суп грибной разогрею, салат быстро нарежу, – и Татьяна приступила к выполнению обещанного.

– Что бы я без тебя, соседушка, делал? – Павел сел за стол, подперев «буйну голову» кулаками.

Источник:

bonread.ru

Где заключаются браки?

Электронная библиотека

Татьяна Германовна Одинцова уже с утра почувствовала какой-то дискомфорт. Не то чтобы она не выспалась, или у нее было плохое настроение, или просто кто-то нахамил ей накануне. Нет, она физически ощутила, что с ней что-то не так. Первым неприятным моментом стало то, что она не может прижать руки к своему телу: под мышками вспухли лимфатические узлы с куриное яйцо. Таня с ужасом ощупывала себя.

– Что это? – запаниковала она, перекатывая пальцами огромные, плотные и болезненные образования. Она нашла такие же припухлости в области локтей, под коленками, в паху, на шее.

«Да что же это такое?» – Таня в панике соскочила с кровати, побежала в ванную и сразу же кинулась к зеркалу. Все ее лицо, шея, руки были сплошь покрыты красной сыпью. Выглядела она ужасно, впрочем так же и чувствовала себя.

– Кошмар! Что это!? Я – заболела?! Это явно не простуда! Мамочки!

Татьяну затрясло то ли от ужаса, то ли от температуры, ведь ее еще и знобило.

Она набрала ванну теплой воды и залезла туда, как будто могла смыть с себя сыпь.

Татьяна была эффектная дама с весьма привлекательной внешностью: стройная фигура, красивое строгое лицо и длинные густые волосы. Она окончила педагогический институт и уже более десяти лет работала учительницей в школе. Вела историю, а в последнее время из-за нехватки учителей ей предложили преподавать в старших классах русский язык. Ведь она была очень грамотной, в свое время окончила институт с красным дипломом. Но любила Таня именно историю.

Сейчас на дворе стоял июнь, и она была на каникулах. Нет, необходимо еще появиться в школе, подвести кое-какие итоги, поприсутствовать на нескольких педагогических советах, ну а потом она будет свободна как ветер до конца августа.

Татьяна терла тело мочалкой, надеясь на чудесное исцеление, но сыпь проявлялась еще сильнее. Таня завернулась в халат и стала бегать по квартире в поисках одежды. Ее охватила настоящая паника. В голове билась одна-единственная мысль – скорее добраться до поликлиники и услышать от врача утешительное: «Вам это показалось». Хотя убедить ее в ошибке будет сложно….

«Хорошо еще, что закончились занятия, прошли все проверочные работы и контрольные, и наконец-то можно расслабиться…» Это ей не удалось, но зато и ученики ее не увидят. А то пришлось бы брать больничный лист, в таком виде она точно не смогла бы появиться в школе, чтобы не вызвать пересудов.

В дверь позвонили. Татьяна на цыпочках подбежала к ней и осторожно, словно ее могли заметить снаружи, посмотрела в глазок. Там размытым пятном маячило лицо соседа, у него была трехдневная щетина. Павел жил в этом доме лет десять, и на ее глазах прошел путь от балагура и весельчака, выпивающего в компаниях, до запойного алкоголика. Жена, дети, множество любовниц, а потом – разбитое корыто… Жена с детьми ушла, любовницы стали не нужны чисто физиологически… И жил теперь Паша совершенно один, в свои сорок три года он выглядел на все шестьдесят пять. Он был добрым и бесхарактерным человеком и всегда помогал ей – одинокой красивой женщине. Если куда подвезти – Паша, починить – Паша, что-то прибить – Паша. Поэтому, когда он стал никчемным и никому не нужным, она не смогла отвернуться от него, как большинство его знакомых. Она считала себя ему обязанной и вроде как была в ответе за него. Иногда она кормила его, вызывала «Скорую», иногда малодушничала и давала ему на бутылку. Конечно, Татьяна сразу же пресекла все его ухаживания, сохранив чисто соседские отношения.

«Только не сейчас», – поморщилась она, притворившись, что никого нет дома. Но Паша был настойчив.

– Танюш, открой! Я знаю, что ты там! Я видел твою машину! Открой, прошу тебя!

– Не сейчас, Паша! Я… я не одна! – нашлась она.

«Вот ведь!» – Татьяна резко распахнула дверь.

– Можно зайти? – заискивающе посмотрел на нее Паша и присвистнул. – Вот это да!

– Кто это тебя так разукрасил? А, я знаю! Неудачная пластическая операция! Сейчас много такого показывают. Что-то вколют в лицо, в губы, а потом начинаются осложнения, только зачем тебе это надо? – Павел прошмыгнул мимо нее в кухню, отчего Таня сделала вывод, что он смертельно голоден. Так было всегда. Несколько дней она его не видела, значит, Паша беспробудно пил. А когда он пьет, он совсем ничего не ест, худеет, дурнеет. Деньги заканчиваются, заканчивается и спиртное, и вот тогда его сведенный с ума желудок напоминает о себе.

– Выпить не дам! Нету! – крикнула ему в спину Татьяна.

– А пивка бутылочку?

– Говорю же, нет… И денег не дам, ты посмотри на себя, на кого стал похож… Я не хочу стать тем, кто даст тебе дозу, от которой ты умрешь.

– О какой смерти ты говоришь? Я крепкий мужик! Мы с тобой еще «зажжем» по-соседски.

Кухня у Тани была маленькая, очень аккуратная, с квадратным столиком, четырьмя табуретками и обычным набором кухонной мебели.

– Так болит, – погладил себя по животу Павел.

– Садись, сейчас суп грибной разогрею, салат быстро нарежу, – и Татьяна приступила к выполнению обещанного.

– Что бы я без тебя, соседушка, делал? – Павел сел за стол, подперев «буйну голову» кулаками.

– Я тебя спросить хотела. Почему ты планомерно и с таким рвением губишь себя? Ты ведь работу потерял!

– Не так-то легко найти в наше время работу, тем более с твоей характеристикой, – сказала Таня, ставя тарелку с супом в микроволновую печь.

– У меня нет никакой характеристики, – удивился он.

– Она у тебя на лице написана, видно, что ты пьющий…

Источник:

rubook.org

Читать онлайн Где заключаются браки? автора Луганцева Татьяна Игоревна - RuLit - Страница 1

Читать онлайн "Где заключаются браки?" автора Луганцева Татьяна Игоревна - RuLit - Страница 1

Где заключаются браки?

Татьяна Германовна Одинцова уже с утра почувствовала какой-то дискомфорт. Не то чтобы она не выспалась, или у нее было плохое настроение, или просто кто-то нахамил ей накануне. Нет, она физически ощутила, что с ней что-то не так. Первым неприятным моментом стало то, что она не может прижать руки к своему телу: под мышками вспухли лимфатические узлы с куриное яйцо. Таня с ужасом ощупывала себя.

– Что это? – запаниковала она, перекатывая пальцами огромные, плотные и болезненные образования. Она нашла такие же припухлости в области локтей, под коленками, в паху, на шее.

«Да что же это такое?» – Таня в панике соскочила с кровати, побежала в ванную и сразу же кинулась к зеркалу. Все ее лицо, шея, руки были сплошь покрыты красной сыпью. Выглядела она ужасно, впрочем так же и чувствовала себя.

– Кошмар! Что это!? Я – заболела?! Это явно не простуда! Мамочки!

Татьяну затрясло то ли от ужаса, то ли от температуры, ведь ее еще и знобило.

Она набрала ванну теплой воды и залезла туда, как будто могла смыть с себя сыпь.

Татьяна была эффектная дама с весьма привлекательной внешностью: стройная фигура, красивое строгое лицо и длинные густые волосы. Она окончила педагогический институт и уже более десяти лет работала учительницей в школе. Вела историю, а в последнее время из-за нехватки учителей ей предложили преподавать в старших классах русский язык. Ведь она была очень грамотной, в свое время окончила институт с красным дипломом. Но любила Таня именно историю.

Сейчас на дворе стоял июнь, и она была на каникулах. Нет, необходимо еще появиться в школе, подвести кое-какие итоги, поприсутствовать на нескольких педагогических советах, ну а потом она будет свободна как ветер до конца августа.

Татьяна терла тело мочалкой, надеясь на чудесное исцеление, но сыпь проявлялась еще сильнее. Таня завернулась в халат и стала бегать по квартире в поисках одежды. Ее охватила настоящая паника. В голове билась одна-единственная мысль – скорее добраться до поликлиники и услышать от врача утешительное: «Вам это показалось». Хотя убедить ее в ошибке будет сложно….

«Хорошо еще, что закончились занятия, прошли все проверочные работы и контрольные, и наконец-то можно расслабиться…» Это ей не удалось, но зато и ученики ее не увидят. А то пришлось бы брать больничный лист, в таком виде она точно не смогла бы появиться в школе, чтобы не вызвать пересудов.

В дверь позвонили. Татьяна на цыпочках подбежала к ней и осторожно, словно ее могли заметить снаружи, посмотрела в глазок. Там размытым пятном маячило лицо соседа, у него была трехдневная щетина. Павел жил в этом доме лет десять, и на ее глазах прошел путь от балагура и весельчака, выпивающего в компаниях, до запойного алкоголика. Жена, дети, множество любовниц, а потом – разбитое корыто… Жена с детьми ушла, любовницы стали не нужны чисто физиологически… И жил теперь Паша совершенно один, в свои сорок три года он выглядел на все шестьдесят пять. Он был добрым и бесхарактерным человеком и всегда помогал ей – одинокой красивой женщине. Если куда подвезти – Паша, починить – Паша, что-то прибить – Паша. Поэтому, когда он стал никчемным и никому не нужным, она не смогла отвернуться от него, как большинство его знакомых. Она считала себя ему обязанной и вроде как была в ответе за него. Иногда она кормила его, вызывала «Скорую», иногда малодушничала и давала ему на бутылку. Конечно, Татьяна сразу же пресекла все его ухаживания, сохранив чисто соседские отношения.

«Только не сейчас», – поморщилась она, притворившись, что никого нет дома. Но Паша был настойчив.

– Танюш, открой! Я знаю, что ты там! Я видел твою машину! Открой, прошу тебя!

– Не сейчас, Паша! Я… я не одна! – нашлась она.

«Вот ведь!» – Татьяна резко распахнула дверь.

– Можно зайти? – заискивающе посмотрел на нее Паша и присвистнул. – Вот это да!

– Кто это тебя так разукрасил? А, я знаю! Неудачная пластическая операция! Сейчас много такого показывают. Что-то вколют в лицо, в губы, а потом начинаются осложнения, только зачем тебе это надо? – Павел прошмыгнул мимо нее в кухню, отчего Таня сделала вывод, что он смертельно голоден. Так было всегда. Несколько дней она его не видела, значит, Паша беспробудно пил. А когда он пьет, он совсем ничего не ест, худеет, дурнеет. Деньги заканчиваются, заканчивается и спиртное, и вот тогда его сведенный с ума желудок напоминает о себе.

– Выпить не дам! Нету! – крикнула ему в спину Татьяна.

– А пивка бутылочку?

– Говорю же, нет… И денег не дам, ты посмотри на себя, на кого стал похож… Я не хочу стать тем, кто даст тебе дозу, от которой ты умрешь.

Источник:

www.rulit.me

Татьяна Луганцева - Где заключаются браки? чтение книги онлайн

Луганцева Т. Где заключаются браки

нет – не знаю, что случилось… Сыпь везде, не только на лице, и тело все болит…

– Слушай, Таня! – вдруг встрепенулся Павел. – У меня же есть знакомый врач! Мы с ним раньше пересекались – потрясный мужик! Он любого самого запущенного больного на ноги поставит! Я точно говорю! Мы долго не общались, развела жизнь… Да он и непьющий…

– Понятно, почему развела, – усмехнулась Татьяна.

– Я могу найти его телефон! Он тебя точно вылечит. А хочешь, дам ему твой номер, и он сам позвонит?

– Не смей! Я сама обращусь к медикам, которым доверяю.

– Хорошо! Извини, подвезти не смогу, трясет меня немного, – сказал, поливая цветы, Павел, – ой, смотри!

– Да вон в подъезд входит! Это же моя Роза! Она обещала зайти и принести мне работу… Я бы начал чертить.

Татьяна рассеяно выглянула в окно. Но успела только заметить промелькнувшую рыжую голову и хищной расцветки леопардовое платье.

– Так беги! Чего стоишь? – подтолкнула она Павла.

– Прости, я за собой посуду не помыл, да и цветы поливать не закончил…

Павел помахал ей рукой и исчез за дверью.

Таня вздохнула и потрогала лоб. «А у меня ведь температура…» – вздохнула она.

Елизавета Аркадьевна, проработавшая семь лет в должности участкового терапевта, с ужасом смотрела на появившуюся в ее кабинете пациентку. Несмотря на то что на улице стояла жара, женщина была одета в широкие брюки, тельняшку с длинными рукавами и закрытым воротом. Вокруг шеи был намотан не сочетающийся по цвету с остальной одеждой шарф. А глаза закрывали огромные очки и соломенная шляпа с большими полями. Выглядела дама очень эксцентрично и комично. Она явно от кого-то пряталась. Елизавета Аркадьевна даже подумала о том, что пришедшая к ней женщина не в себе, и она, скорее всего, нуждается в психотерапевтической помощи.

– Здравствуйте. Я живу на вашем участке, но редко обращалась за помощью, а сейчас мне это необходимо.

– Что у вас случилось? – спросила терапевт. Она любила июнь за то, что все надоедавшие пожилые пациенты, которые зимой набиваются в поликлинику, как сельди в бочку, и устраивают здесь «кружки по интересам», сейчас разъезжались по дачам. А зимой то у них давление скачет, то суставы болят, и анализы-то им надо сдавать, и специалистов всех пройти. И почему-то, когда наступает пора садов и огородов, улучшается погода, их всех как ветром сдувает. Напряженный, суетливый рабочий день подходил к концу. Можно было расслабиться, открыть окно в кабинете и даже что-то почитать или погонять чай с коллегами. Пора отпусков, меньше работы на участке. Да и ходить по сухому асфальту в удобных туфлях совсем другое дело, чем месить грязь тяжелыми сапогами.

Странная женщина сняла очки, шляпу и посмотрела на доктора.

Елизавета Аркадьевна поняла, что сегодняшний день легким не будет. Она была опытным врачом, но такое видела первый раз. Она очень внимательно осмотрела пациентку, которая сняла с себя одежду до белья, прокашлялась и побежала к заведующей за помощью. Татьяна, а это была она, завернулась в простыню и стала ждать прихода старшего специалиста. Ее знобило, губы стали сухими и горячими, а лимфоузлы сильно болели. Заведующая терапевтическим отделением оказалась женщиной преклонного возраста, но взгляд у нее стал точно такой же, как и у Елизаветы Аркадьевны. После совместного осмотра Тани обе дамы удалились на совещание и привели какого-то мужчину в белом халате.

– Это наш дерматолог, пусть и он посмотрит… все-таки кожные проявления, – пояснила заведующая.

Доктор водрузил на нос очки и погрузился в изучение каждой красной точки на теле пациентки. Он сразил Таню своей честностью.

– Я не знаю, что это такое! Но не кожное и не венерологическое – это точно.

Женщины дали Тане отмашку, чтобы она одевалась, и снова ушли шушукаться. Вернулись и избегали смотреть ей в лицо, как школьницы. Это сразу же насторожило Таню. Ее обуял страх.

– Понимаете… – протянула терапевт.

– Мы посовещались… Тут такое дело… Это очень похоже… Вы только сразу не паникуйте.

– Не томите! Мне уже страшно…

– Мы ничего не скрываем от пациентов, чтобы они успели завершить свои дела там… написать завещание…

Татьяна слушала их и не верила своим ушам. Ни один человек не может поверить, что именно с ним случилось что-то ужасное.

– Я сейчас сознание потеряю, – предупредила она врачей.

– Похоже, у вас рак крови, – наконец решилась заведующая. – Эта капиллярная сыпь и реакция лимфоузлов… Но вы не впадайте в панику, в наше время некоторые виды лейкоза лечатся… Правда, у вас острая форма. Лучше лечатся вялотекущие…

Глаза Тани стали величиной с блюдца и наполнились слезами.

– Вы не отчаивайтесь! Это – предварительный диагноз, надо пройти кучу обследований. Мы вам дадим направление на станцию переливания крови на красном бланке. Это означает, что они должны взять вас без очереди и моментально исследовать кровь! Счет идет на минуты! Ну а там уж куда направят… наверное, в гематологию.

Татьяна не помнила, как в ее руке оказался бланк с направлением, и она с ним очутилась на улице. Ее трясло и знобило. За руль своей «Лады– Калины» она сесть не смогла. Она снова посмотрела на обезображенную кожу и присела на скамеечку в городском парке, расположенном за поликлиникой. Все мысли в голове путались.

«Я слышала, что люди от лейкоза умирают фактически за две недели… А у меня острое течение! Я не проживу и неделю! Какой ужас! За что?! Что мне делать? Поговорить с кем-то об этом? Нет, мне и так плохо… а сочувствующие взгляды вообще вгонят меня в отчаяние. Как же все нелепо, трагично и безысходно…

– Вам плохо? – вывел ее из задумчивости мужской голос.

Таня с трудом сфокусировала взгляд на милом старикашке с тросточкой, присевшем рядом с ней на скамейке. Ее тронули его коротковатые брюки на подтяжках, смешная беретка на седой голове и внимательные добрые глаза.

– Я живу здесь рядом. Гуляю все время по парку. Не смог пройти мимо. Чтобы у красивой, молодой женщины было такое убитое лицо… У вас, очевидно, что-то произошло. Я не оставлю вас наедине с вашим горем, – сказал он, представившись Зиновием Михайловичем.

И тут Таню словно прорвало… То ли вид у дедушки был такой располагающий, то ли ей необходимо было излить душу? Иногда рассказать чужому человеку о чем-то важном и сокровенном много проще, чем родному. Наверное, потому что посторонний не будет воспринимать все близко к сердцу, охать, стонать и лить слезы, тем самым вгоняя тебя в еще большую панику. И Таня выдала все Зиновию Михайловичу по полной программе, благо сам напросился. Старичок сочувственно покачал головой.

– Надо же, какая беда! В такой ситуации нужно собраться и разложить все по полочкам… Шелуха отлетит, останется главное…

– Вы правы. Моя жизнь теперь кажется мне совсем другой. Словно кто-то взял и перевернул все с ног на голову. Сколько времени мы тратим бездумно. Пустые разговоры, сплетни, разборки, бесцельное сидение перед телевизором.

– Хорошо сказано, – усмехнулся старичок. – Да, все пересматривают свою жизнь…

– А вы откуда знаете?

– Дочка, как ты думаешь, сколько мне лет? За мою долгую жизнь мне поставили пару таких диагнозов, что впору было попрощаться с белым светом. Но, как видишь, я выкарабкался… Повезет и тебе!

– Вряд ли, уж очень серьезная болезнь.

– И чуду есть место в нашей жизни. Тебе надо обязательно рассказать все родственникам. Они должны быть в курсе, да и поддержка их тебе не помешает.

– У меня нет родственников… И семьей я не обзавелась. Я ничего не успела!

– Не стоит столь трагично это воспринимать! Надо сначала обследоваться, а то мало ли что тебе сказали!

– Два уважаемых доктора…

– Нужны, как говорится, доказательства, то есть документ. Клиника, как они решили, похожа на это заболевание, а где доказательства посущественнее?

– Они сказали, что обычный анализ подтвердит, – вяло ответила Таня.

– Так надо сдать! А потом лечиться… Лечиться, девочка моя.

– А вот если я умру, то кому достанется все, что у меня есть… Я, конечно, не миллионер, но квартира двухкомнатная миллионов на восемь потянет, машина, золото… Я понимаю, что мне уже будет все равно, но хотелось бы знать, кто все получит? Это же мне от родителей перешло, а своих наследников я не заимела, – сказала Татьяна.

Старик удивленно уставился на нее.

– Ну, ты спросила. Я не специалист в этом деле. Я не знаю. Наверное, если было бы завещание, то все досталось какому-то человеку, а так… Может, всплывут какие-нибудь родственники.

– Не всплывут, – уверенно ответила Татьяна.

– Тогда, может, отойдет государству? – неуверенно спросил старик.

– Государству? – переспросила Таня, и в глазах ее возникли кадры теленовостей о миллионных взятках, купюрах, мелькавших в руках чиновников, безумных дворцах нуворишей. Виллах, недвижимости за границей, дорогих автомобилях…

– Ну уж нет. Я лучше отдам золото подруге, а квартиру продам вместе с машиной и завещаю кому-нибудь деньги… Детям, больным, животным, – произнесла Таня.

– Право твое… Но все-таки лучше лечиться, а я могу тебя отвести в лабораторию, здесь совсем недалеко.

– Раз уж я сам подсел к тебе и ты мне доверилась, дай мне возможность помочь. Я же говорил, что тяжело болел и живу здесь. А рядом с моим домом большой медицинский центр с огромным отделением онкологии… Там у меня за долгое время болезней появились знакомые медики. Пойдем, на тебе лица нет. Я отведу, и ты сдашь анализ, чтобы была определенность.

Сергей Севастьянович Маркин с детства любил животных. И не просто над ними сюсюкал: «какой котик» или «какой прекрасный щенок». Мальчик тащил всех бездомных скотинок к себе домой, а жил он с бабушкой и дедушкой, которые заменили ему родителей, погибших в автокатастрофе. Он подбирал птиц с перебитыми крыльями, хромых собак, лечил их, а выздоровевших отпускал или пристраивал в хорошие руки. Все девочки в его классе имели маленьких котят и преданно смотрящих в глаза щенков. Дед с бабушкой, конечно, баловали своего единственного любимого внука, но и они проявили строгость, когда Сережа превратил их квартиру в лазарет. Они же после школы не разрешили ему поступать в сельскохозяйственный институт на факультет ветеринарии.

– Выбери посерьезнее что-нибудь, – попросил дедушка. Вскоре он умер.

Сергей воспринял эту просьбу как последнее желание умирающего и поступил в технический вуз на факультет физики, куда уж серьезнее. С компьютером, с высшей математикой и физикой он был на «ты». Красный диплом и признание еще в студенческие годы были доказательством того, что парень выбрал нужную профессию. А вечерами Сергей работал, по крайней мере именно так он говорил своей бабушке, на самом же деле он учился на вечернем отделении факультета ветеринарии. Так он окончил два вуза одновременно. Но перетянула его физика. Как

Источник:

litread.info

Луганцева Т. Где заключаются браки в городе Улан-Удэ

В этом каталоге вы имеете возможность найти Луганцева Т. Где заключаются браки по доступной цене, сравнить цены, а также посмотреть иные предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и рецензиями товара. Доставка товара производится в любой город РФ, например: Улан-Удэ, Кемерово, Краснодар.