Каталог книг

Власовцев в плен не брать!

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Во время операции "Багратион" летом 1944 года наши войска наголову разгромили одну из крупнейших немецких группировок - группу армий "Центр". Для Восьмой гвардейской роты старшего лейтенанта Воронцова атака началась ранним утром 22 июня. Взводы пошли вперёд рядом с цепями штрафников, которых накануне подвели на усиление. Против них стояли части дивизии СС, которая на девяносто процентов была сформирована из власовцев и частей РОНА бригады группенфюрера СС Каминского. В смертельной схватке сошлись с одной стороны гвардейцы и штрафники, а с другой - головорезы, которым отступать было некуда, а сдаваться в плен не имело смысла... Заключительный роман цикла о военной судьбе подольского курсанта Александра Воронцова, его боевых друзей и врагов.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Михеенков С. Власовцев в плен не брать! Михеенков С. Власовцев в плен не брать! 221 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Сергей Михеенков Власовцев в плен не брать Сергей Михеенков Власовцев в плен не брать 169 р. litres.ru В магазин >>
Сергей Михеенков Власовцев в плен не брать Сергей Михеенков Власовцев в плен не брать 169 р. litres.ru В магазин >>
Першанин В. Пограничники Берии. Першанин В. Пограничники Берии. "Зеленоголовых в плен не брать!" 294 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Першанин В. Пограничники Берии. Першанин В. Пограничники Берии. "Зеленоголовых в плен не брать!" 294 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Николай Николаевич Самойлов О пожарниках лихих, расторопных, удалых Николай Николаевич Самойлов О пожарниках лихих, расторопных, удалых 69.9 р. litres.ru В магазин >>
Петров И. Пограничники в 1941 году. Они не сдавались в плен Петров И. Пограничники в 1941 году. Они не сдавались в плен 311 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Предателей в плен не брать! (Тамара Антропова)

Предателей в плен не брать!

Фашисты решили перейти в наступление. Планировали,что первыми в атаку пойдут "власовцы", а ними - немецкие солдаты. Поскольку немцы предателям не доверяли, то в случае чего собирались стрелять им в спину.

По радио гитлеровцы долго агитировали красноармейцев сдаться в плен,пытались вызвать в них обиду за раскулачивание, настроить против колхозов и Сталина.

Наши тоже не дремали. Приехала машина, из громкоговорителя которой доносились призывы к "власовцам" сложить оружие. «Вы попали в плен и вынуждены сражаться на стороне врага, стрелять в своих братьев и отцов. Сдавайтесь! И вам простят вынужденное предательство!» - говорили политруки.

Наконец, подошло долгожданное подкрепление из моряков-днепровцев. Им сразу же предстояло идти в бой. «Какие тут у вас дела?" – спросил флотский командир. Узнав, что перед ними за линией фронта "власовцы", крикнул: - «Братва! Предателей в плен не брать, уничтожать на месте!»

В рукопашную моряки бросились с такой решимостью и с таким отборным матом, что враг пришел в смятение. Началась страшная резня.

Когда потрёпанная в боях дивизия была уже в тылу, из штаба просочилась информация о том, что тот бой стал для "власовцев" поворотным, восемьдесят человек из них перешли на сторону Красной Армии. Их переодели и, вручив оружие, отправили на передовую.

Справедливости ради надо сказать, что большинство из этих людей остались у немцев для того, чтобы выжить и при первой возможности сдаться своим. Тех, кто отказался служить врагу, расстреляли и сожгли в печи. Об этом рассказали бывшие "власовцы". Страшное было время.

Из воспоминаний фронтовика Николая Федотовича Белых.

Источник:

www.proza.ru

Глава 14 Власовцы

Власовцев в плен не брать!

Как о том свидетельствуют документы, рассекреченные буквально в последние годы, трагедия первых месяцев войны, отступление, бег, паника, миллионы пленных — все это имело совершенно определенные последствия в виде русских формирований, воевавших на стороне Германии начиная уже с зимы 1942 года. Нельзя сбрасывать со счетов и того факта, что среди оказавшихся в плену или сдавшихся сознательно были и люди, люто ненавидевшие советскую власть, пострадавшие от нее. Лозунгом большинства шедших в так называемые коллаборационистские формирования было: «Хоть с чертом, но против большевиков!» Немцы формировали специальные подразделения для борьбы с партизанами. На некоторых участках фронта такие подразделения числом от роты до батальона имела почти каждая немецкая дивизия. Была также сформирована дивизия «Фон Штумпфельт», Русский корпус, бригада Каминского и, наконец, две дивизии ВС КОНР, то есть собственно детище генерала А.А. Власова.

Бойцы РККА, захватывая в плен солдат этих формирований, особо не разбирались, гранату между ног — и с третьего этажа… Всех захваченных считали власовцами. В том числе и бывших полицейских. Ненависть к предателям была такой беспощадной еще и потому, что многие из бойцов 1944 и 1945 годов побывали под оккупацией, когда «новый порядок» вводили полицаи, а-также подразделения, созданные немцами для истребления партизан. Очень характерным в этом смысле является рассказ о том, как разведчики поймали на Днепре эсэсовца и власовца. И того и другого повесили, но власовца повесили за ноги…

— На Украине уже было дело. Под Чернобылем.

Нашу роту из второго эшелона перебрасывали к передовой, вводили в бой. Шли взводными колоннами.

Вечерело. Впереди — деревня. До фронта еще километра три. И вдруг из крайних хат — пулеметные очереди. Наш взвод шел во главе колонны, так двоих сразу наповал, а еще троих ранило. Что такое? Откуда тут немцы? Тут же развернулись в цепь. Один взвод зашел с фланга, пулеметные точки гранатами забросали. Взяли мы их без особого труда. Смотрим: немцев среди убитых мало, в основном власовцы. Троих живыми взяли.

Ротный наш курский был. Старший лейтенант. Как сейчас его помню: высокий, сухощавый, уже в годах. Ну, может, лет тридцати пяти так. До нас взводом командовал. В Курске у него семья была. Вся погибла. Бомба в дом попала. Жену и троих дочек — всех разом. Это мы знали.

В середине деревни, под вербами, три грузовика стояли. Моторы уже работали. Видать, драпануть хотели. В кабине одной из машин две девушки. С власовцами были. Но не в форме, а так, в платьишках.

Привели всех в хату. Меня поставили охранять их. Вот потому-то я все и видел.

Пришел ротный. С убитыми попрощался и пришел. Ребят своих мы тут же, в деревне, и похоронили.

Пленных поставили прямо в хате, вдоль стены. Ротный крайнему власовцу: «Как же ты, сукин сын, посмел присягу нарушить?» — «В плен попал. Невыносимо было. Простите!» Ротный ему: «Прощаю» — и в лоб из ТТ. Другому: «А ты почему немецкую форму надел?» — «Простите». И на колени упал. «Видать, и перед немцами ты так же унижался, на коленях стоял? Прощаю». И ему — в лоб. Третий весь трясется, голову опустил, белый весь как мел. «А ты?» Тот молчит. Только слышно, как зубы стучат. «И тебя прощаю».

Дальше девчата стоят. У них руки-ноги тоже ходуном ходят. Ротный им: «А вы как сюда попали?» А сам уже свой ТТ в кобуру прячет. Ярость в нем вроде как улеглась, только руки трясутся, никак пистолетом в кобуру не попадет. «Обслуживали их?» — «Обслуживали». — «Эх вы, шкуры! Подстилки немецкие! А если прикажу мою роту обслужить?» — «Обслужим, — говорят. — Только, дяденька, отпустите». Молчит наш ротный, на них посматривает. Скулы у него так и прыгают. Гляжу, злоба в нем еще играет. «А откуда ж вы родом?» — спрашивает и ремешок кобуры уже застегивает. Они ему: «Курские». — «Что-о?! Ку-рс-ки-е?!» — «Да, дяденька, курские». — «Нет! Нет и не будет никогда в Курске блядей немецких!» И выхватил пистолет, и обеих тут же положил.

Ох, натерпелся я тогда! Стоял ни живой ни мертвый.

А ночью ротный напился. К передовой его везли на подводе.

— Перед форсированием Днепра был такой случай.

Разведчики наши притащили языка. А жители привели своего, в немецкой форме. Власовца. И где они его прихватили? Говорят, у бабешки какой-то прятался. Немец оказался из эсэсовской дивизии. Ни слова из него не вытащили. И повесили их, обоих, возле штаба полка. Немца — за шею. А власовца — за ноги. Долго он так, вниз головой, болтался. Немец сразу затих. А этот еще долго живой был.

— Как-то, помню, стоим на переправе. Уже не помню, на какой реке это было. Там же, в Восточной Пруссии. Навстречу гонят колонну пленных. Ждем, пока их проведут.

И вдруг один из колонны выскакивает к нам: «Товарищи, дайте закурить!»

Во взводе у нас был матрос, звали его Иваном Николаичем. Годов, может, так под сорок. Нам, молодым, он казался стариком. Мы его и звали по имени-отчеству. Глядим, наш Иван Николаич мигом с плеча автомат — и чирк его! Тот сразу и завалился. А Иван Николаич весь вскипел! И дальше бы, наверно, очередью повел. Подскочила охрана: «Что такое?! Кто стрелял?!» А мы уже Ивана Николаича затолкали в свою колонну: «Не знаем кто. Наши не стреляли».

А после, когда на другую сторону реки перешли, его и спрашиваем: «Ты что ж это, Иван Николаич?» — «Такие товарищи, — говорит, — всю мою семью расстреляли в Псковской области».

— В Познани наш взвод наскочил на пулемет. Наступали вдоль домов. Обычный уличный бой. Продвигались хорошо. Немцы где начнут стрельбу, мы тут же — из всех стволов. Ребята зайдут, пару гранат бросят и дальше пошли. А тут — прихватил нас… Вперед — ни шагу. Режет, сволочь, длинными очередями. И стреляет точно, со знанием дела. Чуть кто из наших ребят голову поднимет или перекатится в сторону, к тротуарному брусу, смотришь, уже в луже крови лежит.

Мы отползли и начали обходить его сбоку. Но к самому пулемету подойти все же не можем. И гранату кинуть нельзя — стена. А слышим, как рядом совсем, вот, за стеной, лупит. А как его достать? Тогда мы пробили стену, пролезли туда и схватили этого пулеметчика. Оказалось, власовец! Нашивки на рукаве — РОА. Русская освободительная армия. Схватили мы этого «освободителя», поволокли. А вторым номером у него немец был. Ребята его сразу застрелили. А этого затащили на седьмой этаж и сбросили вниз. Когда вытолкнули на балкон и он все понял, как заплачет! Что-то пытался сказать. Но кто его будет слушать, когда он стольких наших ребят положил?!

— Командир роты дает мне задание: «Видишь окопы перед нами?» — «Вижу». — «Бери двоих разведчиков и проверь, кто в них — наши или немцы?».

Мы продвинулись вперед, отогнали немцев и залегли на опушке леса. Дальше решили не выдвигаться, потому что отставали соседи. А Локтеву связь с соседями в наступлении терять нельзя: ударят во фланг, отрежут, придавят в кольце.

Пошли. После артобстрела в воздухе еще стоит смрад и копоть. Видимость плохая.

Отошли мы от своих окопов метров на сто пятьдесят. Остановились. До тех окопов, которые нам приказано проверить, уже метров сто осталось. Слышим, оттуда — русская речь. Кричат: «Давай сюда!» Стали совещаться: во-первых, нас заметили; во-вторых, там наши. Идти дальше нет смысла. Те, видать, тоже поняли, что мы можем повернуть назад. И тут же оттуда — длинная пулеметная очередь. Стрельба наших пулеметов, и «максима», и РПД, и тем более Горюнова, сильно отличалась от немецкого МГ. Стреляли как раз из МГ. Он более скорострельный, и звук такой плотный. И сразу упал один из разведчиков, стоявший в середине. Пуля ему попала в левую часть груди. Он умер мгновенно.

Мы повернулись и побежали к своим траншеям. Я бежал вилюгами, чтобы на мушку не взяли. А второй разведчик упал и пополз. Ползком спасался. Добрались мы до балочки. Там пули нас уже не доставали.

Пришел я к командиру роты. Доложил: так, мол, и так. Ротный: «Как же вы товарища бросили?» Послал санитара. Санитар пополз к разведчику. Вскоре вернулся: «Убит. Прямое попадание в сердце». Ротный сомневался, думал, что мы раненого товарища бросили. Нет, раненого мы бы не оставили на нейтральной полосе.

Потом, наутро, мы их выбили из тех окопов. Ребята подползли сбоку и забросали их гранатами. На убитых были шинели немецкие и наши, красноармейские, с нашивками РОА.

— Была у меня снайперская винтовка. Стрелял я неплохо.

Стояли мы в Кенигсберге. Ночевали в полуразрушенном подвале разбитого дома. Занавесились плащ-палатками и спали. Утром встали. А разведчик один, Витя Шишлов, такой бедовый малый, потянулся и говорит: «Ну, братва, сон сегодня снился. Или убьют, или обсеруся. »

Днем со снайперской винтовкой я пробрался на нейтральную полосу. День просидел и ни разу не выстрелил. Бывали и такие дни — ни одного немца! И уже стало вечереть. Я знал, что смены не будет, и стал собираться назад. А уйти с нейтралки надо тихо, незаметно, а то и самого на мушку возьмут. С той стороны тоже ребята зоркие за нами наблюдают. Смотрю на немецкую сторону: что такое? — наши бегут за нашими! Кричат! Матерятся! «Стой! Такой-рассякой. » Я быстренько расчехлил прицел, глянул: это ж наш Витя Шишлов бежит! За ним вроде как кто-то из пехоты. Одежда — пехотная. Матерятся, догоняют. Что там происходит, не пойму. Смотрю, окружили Витю. Стали подходить. Но тут сразу дым! Все попадали. Тут я понял: Витя Шишлов гранату взорвал.

После ребята рассказали: полез на нейтралку, хотел, видимо, трофеи какие-то собрать… А власовцы его и прихватили. В нашу форму одеты были.

И куда его, дурака, понесло. Война-то уже кончалась.

— Родился я в селе Великий Самбор Конотопского района Сумской области. В армию меня призвали в 1939 году. Через год был направлен в Подольское стрелково-пулеметное училище. Но ни стрелком, ни пулеметчиком я не стал. А стал танкистом. И не просто танкистом, а техником-лейтенантом. Войну начал командиром разведроты 1З-го отдельного разведывательного бронетанкового батальона.

После Сталинграда, летом сорок третьего, нас перебросили под Сухиничи. До Сухиничей нас везли по железной дороге. Разгрузились и дальше пошли своим ходом — на Думиничи, на Жиздру, на Людиново. Мы заходили на исходные. Готовились к большому сражению. Орловско-Курская дуга дотянулась и до Жиздры.

Вскоре оказались под Орлом.

Поступил приказ: добыть языка. Сформировали группу, выехали на бронемашине. Потом пошли пешком. Немцы уже отступали. Наша пехота преследовала их.

Вскоре мы разделились. Я остался один.

Прошла группа наших солдат. Спрашиваю их: кто, мол, и откуда? Они мне: такие-то. Иду дальше. Навстречу другая группа. «Ребята! — кричу. — Немцы далеко?» Они остановились. И слышу: залопотали по-немецки. И — на меня. Руки мои отнялись, ноги замлели. Немцы! Так, думаю, пошел за языком, а самого сейчас на веревке поведут… А голова работает четко. Автомат? Автомат за спиной. Поздно. Пистолет? Пистолет за ремнем. Поздно. Выхватил финку и одному, переднему, ударил в грудь. Потом другому и третьему животы распустил. А трое подняли руки. Они были из разбитой отступавшей части. Заблудились. Среди пленных оказался офицер.

Когда я их привел и рассказал о схватке на дороге, в штабе батальона не поверили. Выслушали мой доклад, посмеялись. Пленных, правда, тут же отправили в штаб полка.

А вот когда я воевал уже на 1-м Украинском, произошел такой случай.

Мы были на марше. И вдруг впереди увидели: навстречу развернутым фронтом движутся танки и пехота. Ну, попали… Танки с пехотой — страшное дело. Вскоре выяснилось: танки-то — наши! «Тридцатьчетверки» гнали немецкую пехоту. Да и эта немецкая пехота тоже оказалась не совсем немецкая…

Начали мы им помогать.

Я вылез из танка и стал гоняться за одним немцем. Поймал его. А он мне — по-русски! То есть матюжиной! Повел его в штаб, ухаря такого. Уже привел. И тут спрашиваю: «А откуда ж ты?» Зачем я его спросил?. Теперь вот казню себя. «Из Сумской области», — говорит. Я ему: «Ну, тогда здорово, земляк!» И кулаком своим — промеж глаз. Так он больше и не поднялся.

А рядом стояло начальство: командир нашего корпуса и командир бригады. Вот тогда-то они и поверили, что я под Орлом с шестерыми немцами справился. Узнали меня. «А, — говорят, — это ты тот самый лейтенант, который немцев на дороге захватил?»

Силенка у меня тогда была. Молодой, здоровый. 106 килограммов! Попробуй останови такого!

— Мы уже шли по Венгрии. И где-то под небольшим городком натолкнулись на сильное сопротивление немцев. С неделю уже шли легко. Немец держался не особо прочно. Подойдем, нажмем, пленных захватим — и дальше. Потерь не было. А тут как на камень в темноте наскочили…

Бьют из орудий. Пулеметный и минометный огонь — ну прямо стеной! Смотрим, пошли наши штурмовики. Пролетели над передовой, в немецком тылу через минуту-другую загремело. Накрыли позиции артиллерии. Ну, думаем, теперь полегче станет. Да где там! Лупят и лупят ПТО.

И вот подняли нас. Рота пошла. Мой взвод тоже пошел. А нашей стрелковой роте в это время на период наступления для усиления придали несколько танков Т-34. Нашему взводу были приданы две «тридцатьчетверки». С танками пехоте наступать хорошо. Во-первых, когда поднимаемся и идем, за ними, за этими бронированными громадинами, можно прятаться от пуль. Во-вторых, стоит только где-нибудь проявиться пулемету противника, как туда тут же улетала пара-тройка осколочных. И мы уже беспрепятственно шли дальше. Это был уже не сорок первый год.

Пошли мы за своими танками. И вскоре прорвали их оборону. Но тут, смотрим, оба наших танка куда-то исчезли. Ушли правее. А там во время прорыва загорелась одна «тридцатьчетверка». Где-то примерно в полосе наступления третьего нашего взвода. Ярко так вспыхнула. И потом взорвалась. Танки так редко горят. А тут как факел. И вот туда куда-то и сместились наши танки.

Я пошел узнать, что случилось. Надо же дальше наступать, а взвод остался без поддержки.

Пробежали мы со связным Петром Марковичем молоденький березнячок. Ага, вот они, наши танки стоят. Сразу обратил внимание: стоят как-то странно. Кучей. Пять или шесть сгрудились.

Подходим. Две «тридцатьчетверки» стоят углом. И там танкисты зажали шестерых немцев. Подходим ближе: никакие это не немцы, потому что трое из них калмыки, глаза узкие, степные. Тут мы и разглядели их нашивки: РОА. А, вот оно что.

Я — к лейтенанту-танкисту. А он уже с автоматом стоит. Лицо злое — не подходи… Увидел меня: «Сейчас, лейтенант, поговорим с этими и дальше пойдем». — «Кто они?» — спросил я танкиста. «Да вот, противотанковый расчет. Пашку Фомина сожгли. Семь снарядов выпустили. Весь экипаж погиб». — «И что вы собираетесь с ними делать?» — «А вот сейчас и решим».

Кругом одни танкисты. Пехоты нет. Власовцы успели подбить только один наш танк. Их орудия тут же раздавили, а самих погнал и по березняку. Вот за ними-то наши танки и кинулись. И вот поймали.

«Что, шкуры, — говорит им лейтенант. — Пашку Фомина я вам так и так не прощу». И тут один из калмыков ощерился зло, что-то по-своему закричал и так ловко кинулся на лейтенанта, что никто ничего и сообразить не успел. Как кошка. Лейтенант его отбил прикладом. Добавил сапогом. Тот встал. Лицо все в крови. Лейтенант вскинул автомат и повел очередью. Все так и повалились. Кроме одного. Этот — русский. Стоит молча, руки опустил. Лицо белее мела. Совсем молоденький. «А ты, — говорит лейтенант, — тоже с ними?» — Молчит. А лейтенант и говорит: «Я и тебя пристрелю. За Пашку». И вдруг тот отвечает: «Стреляй, лейтенант. Я знал, что такое будет». — «У тебя, наверное, и мать есть? И отец?» — «Да, — говорит, — есть и мать, и отец». — «И кого ж они дождутся? Шкуру немецкую? Лучше пускай думают, что ты без вести пропал». И весь остаток диска ему в грудь…

Источник:

www.telenir.net

Генерал Андрей Власов, Как Власов попал обратно к русским

Как Власов попал обратно к русским. Версия 1.

Как известно, 12 мая 1945 года, Андрей Андреевич Власов снова попал к русским. Но версий его «попадания» есть несколько. Сперва, рассмотрим официальную версию, к которой склоняется большинство историков.

Сперва небольшая предыстория.

Операция в Праге — стала заключительной операцией советских войск в Великой Отечественной войне. Как только в ставке верховного главнокомандующего стало известно о вспыхнувшем антигитлеровском восстании в столице Чехословакии, Сталин приказал 1-му, 2-му и 4-му Украинским фронтам спешно продвигаться в район Праги. Надо было как можно быстрее поддержать восставших и не дать гитлеровцам подавить восстание.

В ночь на 9 мая войска выдвинулись в район Праги, а утром уже вошли в город. Местное население радостно приветствовало освободителей!

Немецким войскам пришлось поспешно отходить: если восстание чехов они, может быть, и смогли бы подавить, то оказывать сопротивление регулярным частям Красной Армии они были уже не в силах.

Отходить немцы могли только в одну сторону — на запад. Там был шанс сдаться хотя бы американцам. Тут они здраво рассудили — в американских лагерях им жилось лучше, чем в наших. Американцам это тоже было на руку — и они не препятствовали такому отходу немцев, чем, по сути, нарушали свои союзнические обязательства.

Вместе с немецкими войсками отходила и дивизия генерала Андрея Власова — этим в наших лагерях было точно делать нечего. Навряд ли они бы и доехали до них живыми. Власовцев в то время в плен не брали — расстреливали на месте. Они это прекрасно знали и спешили к американцам. Но отход колонны был пресечен 25-м танковым корпусом, под командованием генерал-майора Е. И. Фоминых. Власова было решено брать живым. Выполнить эту задачу возложили на командира 162 танковой бригады полковника И. П. Мищенко. Непосредственный же захват Власова выполнял отряд под командованием капитана М. И. Якушева.

Это была предыстория. А сам захват происходил так: группа смершевцев остановила колонну РОА и начала искать Власова. Власов спрятался в кузове машины под грудой вещей и притворился больным солдатом. Но его телохранители сдали своего командира и Власов был разоблачен.

Ну а дальше отправка в Москву, суд и казнь.

Но маршал Г. К. Жуков считает, что все было несколько не так.

Источник:

generalvlasov.ru

Как бойцы Красной Армии поступали с пленными власовцами и бандеровцами, Русская семерка

Власовцев в плен не брать!

В советских лагерях после окончания Великой Отечественной войны оказались сотни тысяч солдат и офицеров, служивших в Русской освободительной армии (РОА) и Украинской повстанческой армии (УПА - вооруженное крыло Организации украинских националистов (ОУН), а также «гражданских» бандеровцев.

Украинских бандеровцев зачищала главным образом советская контрразведка СМЕРШ. По официальной статистике, на Западной Украине к 1953 году были убиты свыше 150 тысяч оуновцев, еще более 100 тысяч арестованы.

Как рассказывали ветераны-красноармейцы, с пленными бандеровцами они поступали сообразно с их настроениями. Сильно идейных, которым основательно промыли мозги, отправляли в тыл, с ними работали спецслужбы; большая часть из них потом попадала в ГУЛАГ. Тех же, кого заманивали в лесные отряды обманом или загоняли угрозами и кто не участвовал в зверствах, особо не трогали.

По воспоминаниям одного из сотрудников СМЕРШа, у оуновцев была четкая система организации отрядов. К примеру, в отделе особого назначения взращивали кадры для ОУН (УПА): наблюдателей, связных и разведчиков, а также младший медперсонал. В отдел входила так называемая «сотня отважных девушек» – медиков. Их смершевцы в плен не брали принципиально, расстреливали на месте, поскольку эти «сестры милосердия» были настоящими садистками: нарабатывая практические навыки оказания медпомощи раненым, они тренировались на пленных красноармейцах, ломая им руки и ноги, чтобы научиться накладывать шины, или полосуя их ножами, изучая полевую хирургию и способы сшивания ран.

Власовцев люто ненавидели

Поэтому они сдаваться не хотели, догадываясь о том, что их ждет в плену. Самые красноречивые свидетельства обращения с пленными солдатами РОА – это рассказы ветеранов Великой Отечественной. Как вспоминал один солдат, власовцев они ненавидели, не разбирая, по какой причине те переходили на службу к гитлеровцам – руководили ли предателями идейные соображения или банальные шкурные интересы. Ветеран ВОВ стал очевидцем такой сцены: танкист, увидев колонну пленных власовцев, завел свою «тридцатьчетверку» и начал их давить, пока его не остановили. Потом этого мстителя судил трибунал.

Часто пленных власовцев хорошенько лупили перед тем, как отправить в СМЕРШ. А случалось, что пленных солдат РОА расстреливали просто из «тактических» соображений. По воспоминаниям другого ветерана ВОВ, при освобождении Пиллау (это под Калининградом, ныне город Балтийск) наши войска напоролись на подразделение власовцев численностью порядка 500 человек. Прижатые к морю, они сдались. Командиру батальона пришлось решать, что с ними делать. Наши наступали, и возиться с таким количеством пленных, превышающим численность самого батальона, означало бы срыв операции. Комбат оставил в своем распоряжении взвод, а батальону приказал двигаться дальше. Отделив около 20 власовцев, взвод расстрелял всех остальных. Выжившая двадцатка под дулами автоматов потом стаскивала трупы в море.

Одному из ветеранов войны пришлось конвоировать свыше 40 власовцев-калмыков в составе группы из 7 человек охраны. По пути конвоиры смекнули, что калмыки на своем языке договариваются о побеге. Охранники взяли оружие наизготовку. Калмыки поняв, что их намерения раскрыты, кинулись врассыпную. В итоге 18 пленных уложили из ППШ насмерть, остальных беглецов удалось собрать.

Как вспоминал руководитель отряда, конвоиров потом долго допрашивали особисты, но выручило то, что пленными были именно власовцы. Если бы на их месте оказались бы немцы, то, скорее всего, трибунала охранники не миновали.

Источник:

russian7.ru

Освободители другой ориентации: zarathustrarus

"Освободители" другой ориентации

К. Г. З. - С ними приходилось нередко сталкиваться. На Нареве наша полковая разведка попала к ним в плен. «Власовцы» жестоко пытали наших товарищей, вырезали им звезды на теле, а потом всех убили, изувечив и обезобразив тела разведчиков.

После этого случая, такое понятие, как -«живой власовец» - перестало для нас существовать даже в теории. «Власовцев» кончали на месте. . .

Определяли их легко. Кроме «наших» курносых физиономий, их выдавала одна деталь в одежде.

Перед тем как идти в атаку, они спарывали эмблему РОА с рукава. Это место выделялось на фоне выцветшей ткани мундира. Наши бойцы сразу «проверяли рукава» у пленных, похожих на «власовцев». Их судьба была предопределена свыше. Изменников не прощали. . .

Власовцев все не любили больше, чем немцев. Ясно, они предатели. У власовцев мог быть и твой, и мой земляк.

Не брали, нет. Сразу, нещадно, только власовцев. Но власовцев нам ни одного не попалось, их, наверное, на переднем крае не было, в задних эшелонах стояли. Это же целая армия была, и власть немецкая на них опиралась, полицаи.\\

Г.К. - Каким было отношение бойцов дивизиона к «власовцам»?

М.К. - Только ненависть. Никого из нас тогда не интересовали причины, почему бывший красноармеец стал служить немцам, по идейным ли соображениям, или что б в лагере военнопленых с голоду не помереть. «Власовцы» в плен редко сдавались, и если где-нибудь мы наталкивались на сильное сопротивление противника, то это означало, что против нас немцы поставили «власовскую часть». Один раз, уже в 1-м гв. ТК, я стал свидетелем одного эпизода, который в немалой степени отражает трагедию войны.

Отношение к власовцам было хуже чем к эсэсовцам. Предатели, негодяи! Их редко брали в плен. Запомнился один эпизод. На одном из перегонов с позиции на позицию наша колона остановилась и мы попрыгали с машин, чтобы размяться. Вдруг услышали, приближающиеся от головы колоны, возмущенные крики, брань, среди которых я различил "власовцев, ети их . ведут" и я увидел следующую картину. Поотдаль от обочины, вдоль нашей колоны вели 3-х власовцев. Впереди и сзади конвойные с винтовками. Два власовца были небольшого роста, одеты в немецкую форму, а один, огромный с растрепанной копной рыжих волос и растерзанной одеждой, шел босиком прямо по снегу. Из колоны, то и дело, выбегали солдаты, подлетали к рыжему били по голове, по лицу, по спине. Били чем попало, кулаком, прикладом, саперной лопаткой. Эта троица шла как сквозь строй, хотя конвойные старались идти как можно дальше от колоны, по краю болота или близ опушки леса. На окрики конвойных никто не обращал внимания, даже когда они уговаривали (с матюком) дать им довести пленных до штаба на допрос или грозились стрелять. Ну, стрелять, конечно, не посмеют, их бы самих тут же прибили заодно с пленными. Доставалось, в основном, рыжему, все лицо которого было расквашено и в крови. Такой неистовой ненависти я никогда не видел.

- Я не видела. Пленные бывали у нас только наши - полицаи, власовцы.

- Конечно, власовцев. Потому что они свои были. Прстреливали их прямо всех перед строем партизан, потом хоронили. Я не могла смотреть, потому что очень переживала. Все ребята 18-22 года, красивые, в основном украинцы. Ой, какие красивые ребята, - и их перед строем расстреливали.

В.Г.: - После войны я общался с фронтовиками, которым довелось повоевать с "власовцами" подольше, чем мне. Все они были готовы расстрелять этих предателей. Да и расстреливали нередко. Командиры это запрещали. Но я не знаю, чтобы кого-то наказали за самовольный расстрел "власовца". Обычно списывали на то, что пришлось открыть огонь при попытке к бегству.

Да. На австро-венгерской границе сильные бои были. Было много власовцев. Вместе с немцами они были. 4-5 немцев и два власовца как закрепляющая сила.

Конечно (смеется). Им ведь уже все равно было.

Были случаи. Брали. Был случай, гнали пленных, и мы двигались тут. Один парень со Смоленщины узнал брата своего. Ему из дому писали, что он полицаем был. Ну и застрелил его.

Ну, какое было отношение - изменники. Мадьяры сильно дрались, крепко они дрались. Румыны - те сдавались в плен. А эти в плен не сдавались.====================

Г.К. -Несколько «общих вопросов». Приходилось сталкиваться в бою с «власовскими формированиями»?

М.В. -Мне неоднократно приходилось видеть «власовцев», и в бою, и в нашем плену. Например, в 1943 году , на нашу сторону перешел в полном составе батальон из Туркестанского легиона - 270 человек. Они убили немецкого командира батальона , майора, и немецких ротных , в звании фельдфебелей, и с оружием пришли с повинной. А дальше произошло следующее : с них сняли немецкие «власовские» погоны и весь этот батальон передали в наш 360-й СП . &np; Я думаю, что скорее всего , подобное решение было согласовано со Особым Отделом. Этот батальон кидали в бою в самые тяжелые места, использовали по сути дела как штрафной, и вскоре от «туркестанцев» почти никого не осталось. Под Белой Церковью нами был взят в плен «власовец», нацмен из Средней Азии, молодой и здоровый парень. Думали -«обозник», но я взял его документы, а там немецкие справки о ранениях Значит -вояка, а раз такое дело , то - «В расход!». Он принял смерть спокойно, если не сказать -мужественно, о пощаде не просил… А немецких пленных обычно не трогали . Могли только «в ухо дать». Был у меня случай. Будучи в пехоте, взял с «управленцами» в плен здорового немца, где-то 1.90 ростом, бывший летчик. Гриша его стукнул пару раз - немец молчит. Притащили его в штаб стрелкового полка к Билаонову. А в штабе полка как раз возле командира находился разведчик, сержант Иванов, имевший пудовые кулаки. Разведчик дал разок «в ухо», немец рухнул, а когда очнулся - то моментально стал все рассказывать и давать информацию. Но подобное «рукоприкладство» допускалось крайне редко.

- С власовцами приходилось сталкиваться.

  • Добавить комментарий
  • 1 комментарий

Android Выбрать язык Текущая версия v.211.4

Источник:

zarathustrarus.livejournal.com

Власовцев в плен не брать! в городе Нижний Новгород

В нашем интернет каталоге вы сможете найти Власовцев в плен не брать! по разумной стоимости, сравнить цены, а также найти другие книги в категории Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и обзорами товара. Доставка товара производится в любой город России, например: Нижний Новгород, Ярославль, Воронеж.